Василий Ерошенко. Положение дел в частной Московской школе слепых в России

Вступление публикатора

Этот текст дошел до нас в брайлевской публикации 1915-1916 годов на японском языке и до сих пор никогда не был опубликован по-русски. Получилось так, что первые два фрагмента текста перевел с японского языка Сергей Аникеев, но не окончил эту работу.

Спустя много лет я сама перевела с японского языка третью, заключительную часть публикации этой речи в брайлевском журнале Токийской школы слепых «Мицубоси-но хикари» (это название я перевожу как «Свет шестизвездия», понимая под «шестизвездием» брайлевское шеститочие). Читать далее «Василий Ерошенко. Положение дел в частной Московской школе слепых в России»

Василий Ерошенко. День всемирного примирения

Есть тексты. которые пугают меня-читателя. Но когда я начинаю работать с ними как литературовед и переводчик, они становятся смыслообразующими.

Этот текст был написан давно, в 1922 году, это другая война,  еще первая, Первая мировая (1914-1918).  И хотя она окончилась более ста лет назад, “День всемирного примирения”на русском языке, под заглавием “День всеобщего мира” был опубликован только в 1977 году.

Спустя много лет этот текст меня испугал. Он не был похож на то, чего ожидали от незрячего юноши – высокого, тонкого, нежного, музыканта и массажиста с чуткими пальцами и ярким, запоминающимся голосом-тенором.  Было принято считать, что он был наивным сказочником и часто принимал собственные мечты о братстве и взаимопомощи людей за действительность.

Но, возможно, именно чуткость Василия Ерошенко позволила ему ощутить и выделить главное и понять цену любой войны.

В 1945-1946 году Василий Ерошенко  преподавал систему Брайля, русский язык и литературу в Загорской музыкальной школе-интернате для военноослепших, помогая овладень навыками новой жизни незрячего людям, резко и травматично потерявшим зрение на фронтах Второй мировой.

Каждый переведенный текст потом живет в переводчике. С 2006 года я помню эти образы и этот своеобразный ритм.

И сейчас я думаю о любой войне образами и словами Василия Ерошенко. Цена войны, цена мира слишком высока для каждого.

Ваша Юлия Патлань

Василий Ерошенко. День всемирного примирения

На пышном балконе стояли мать с сыном, смотрели на победившую армию, с триумфом идущую мимо дома; мать ликовала, ведь был день всемирного примиренья, но плакал мальчик…

«Дитя, не плачь, дорогой, не печалься: мировая война завершилась, завершились человечества муки. Взгляни на шелестящие стяги! Разве они – не крылья вечного мира на земле? Взгляни на лица победивших героев! Разве не читаешь в них бесконечный покой вконец изнуренной родине, безграничный отдых многострадальному человечеству? Послушай, дитя, в героическом марше слышно торжество прекрасных идей, в шуме победных знамен слышно исполнение грез поэтических, благородных надежд всего человечества. О вселенском братстве, о равенстве всех людей, об освобожденьи всех наций…»
«Мама, молчи, прошу, умоляю, молчи… Меж триумфально шумящих знамен я вижу… Мама! Видятся руки брата, лишь руки…  Я их уже видел в виденьях бессонных, они меня ласково брали, гладили щеки с любовью, балуя, игриво ерошили голову, привлекали с любовью к… Мама! Ничего ведь не было, груди не было, были лишь руки, вырванные бомбой… Я падал в пропасть… О проклятые сны, о любимые руки!…

Читать далее «Василий Ерошенко. День всемирного примирения»

Василий Ерошенко. “Тесная клетка”

Отчасти в результате обсуждения 130-летнего юбилея Василия Ерошенко, отчасти по созвучию своим собственным ассоциациям переводчика я решила сегодня опубликовать «Тесную клетку», написанную им в 1921 году, почти сто лет назад.

Все тексты Ерошенко — это его рассказ о самом себе и о своем опыте незрячего среди зрячих, пусть даже в них действует Тигр, овцы, золотые рыбки, орлы или бабочки-однодневки. Когда незрячий пишет и публикует свои тексты среди незрячих, например, по Брайлю, — это одна история, это для своих, где Брайль не становится барьером.

А когда незрячий рассказчик, который помнит, что когда-то был зрячим, соглашается на совместную работу со зрячим скриптором (записывающим японцем) и редактором, — совсем другая. Это значит, что Ерошенко хотел быть услышанным. Его рассказы о себе — для зрячих японцев и эсперантистов. И самое главное он спрятал в оболочку символов. Символ не только многозначен сам по себе, но его ещё и каждый прочитает через собственный опыт. Поэтому у каждого получается свой смысл и свой Ерошенко. Читать далее «Василий Ерошенко. “Тесная клетка”»