А. Бахтиаров | Книги для слепых (1895)

Сегодня у меня в блоге снова небольшая заметка Анатолия Бахтиарова. Чем она интересна?

Во-первых, это узко профессиональная информация для всех деятелей печати и печатного дела в России. Во-вторых, на момент опубликования заметки со времени возникновения книги и книжной культуры незрячих в России прошло всего 13 лет. В-третьих, мы можем заглянуть в прошлое и узнать, какими были первые книги для слепых, в том числе христианские – Евангелия и вероучительные книги.

Кроме того, здесь есть ответы на ряд вопросов, касающихся Василия Ерошенко. Например, о том, почему для его зарубежной поездки была выбрана именно Англия? Потому что в ней уже существовала богатая брайлевская книжная культура с более чем 20 тысячами книг. То есть молодой незрячий мог учиться самостоятельно, заказывая и получая брайлевские книги на английском языке. Кроме того, становится яснее, почему Ерошенко ездил именно в Брайтон – можно предположить, что не так к Кропоткину, который также там жил, как в типографию Уильяма Муна, с изданиями которого Ерошенко был знаком еще в России. Именно «Нагорная проповедь» в издании шрифтом Муна на русском языке стала первой книгой для Александра Щербины, которую мальчик прочел самостоятельно.

Помню, каким огромным открытием, к которому я пришла сама, было влияние на творчество Василия Ерошенко произведений Шекспира. Вспомним хотя бы текст Ерошенко «Сон в весеннюю ночь», где заглавие почти буквально шекспировское. Но еще большей радостью было для меня – увидеть в текстах Ерошенко отголоски «Детского мира» Константина Ушинского. Сначала я не поверила сама себе и своему чутью литературоведа, что «Трагедия цыпленка» у Ерошенко, о том, как цыпленок хотел подружиться с утенком, прыгнул в воду, не умея плавать, и утонул, – это отзвуки известнейшего рассказа Ушинского о том, как курица высидела выводок утят, а утята убегали от нее плавать в пруду.

Только Василий Яковлевич вывернул хрестоматийную детскую историю навыворот и вложил в нее совсем другой, собственный, трагический смысл – о том, что невозможно дружить, когда герои настолько разные, что попытка понять другого может убить слабую душу.

И вот он – ответ-подсказка. Именно «Детский мир» Ушинского был первой детской книгой для незрячих, отпечатанной унциалом Скребицкого в России.

И еще одна подсказка – о краткости и огромной дисциплине мысли, которых требует брайлевское письмо. Именно потому тексты незрячих авторов, того же Ерошенко, в докомпьютерную эру были такими сжатыми, и потому они так хорошо композиционно выверены.

Как всегда, в старых текстах каждый найдет что-то свое. Текст подготовлен к печати в современной орфографии по публикации: Бахтиаров А.А. Книги для слепых // Обзор Первой Всероссийской выставки печатного дела, 1895. – 13 марта. – Вып. 5-7. – С. 4-5.

Пунктуация оставлена мною без изменений.

Благодарю Евгения Кручину за помощь в подготовке републикации на портале Tiflo.info.

Юлия Патлань

 

А. Бахтиаров. Книги для слепых

 

На выставке печатного дела, среди других экспонатов, имеются, между прочим, книги для слепых. Типографское искусство не забыло и этих несчастных существ, обиженных природою.

По статистическим данным, в России насчитывается до 200,000 слепых.

Призрением, воспитанием и обучением слепых в России заведует «Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых», которое основано в 1881 году, и в настоящее время в разных местах содержит 20 училищ для слепых детей в России.

Ничто так не удивляет несведущего человека, как то, что слепые выучиваются читать и писать, и что для них печатаются даже книги. Вот почему витрина Попечительства о слепых привлекает общее внимание публики.

В витрине Попечительства о слепых выставлены, кроме книг для слепых, приборы, при помощи которых слепые переписываются со зрячими, со слепыми, ноты для слепых, рельефный план Петербурга, рельефная карта Европейской России, и кроме того, несколько книг дамского благотворительного кружка, который занимается переписыванием книг для слепых, например, «Война и мир», Толстого, «Шинель», Гоголя, «Князь Серебряный», Толстого, «Родная старина», Синовского, «Стихотворения», Кольцова, Повесть «Муму», Тургенева, и друг. Всех участвующих в кружке дам-переписчиц насчитывается до 70, и благодаря их трудам переписано до 500 томов. Книги эти находятся в библиотеке при училище слепых — в Петербурге.

Книги для слепых печатаются двумя шрифтами: 1) линейным, рельефным так называемым унциальным шрифтом и 2) точечным шрифтом по системе Брайля.

В России первые книги для слепых отпечатаны линейным унциальным шрифтом, отлитым в Вене, по указанию доктора Скребицкого, в 1882 г.,— «Детский мир», Ушинского, и «Святое Евангелие от Матфея». Обе книги выставлены в витрине.

Затем стали печатать книги шрифтом Брайля, сперва в Берлине, а потом в типографии заготовления государственных бумаг. Первая книга по системе Брайля написана (Напечатана. – Ю.П.) собственноручно г. Адлер в Москве.

Типография Экспедиции подарила шрифт и принадлежности тиснения книг для слепых — в Александро-Мариинское училище для слепых, где теперь книги и печатаются. Кроме того, в Петербург имеется типография г. Штауфа, где печатаются книги для слепых.

Кроме упомянутых унциальных изданий, продаются следующие книги: «Евангелие от Луки», «Царствование императора Александра I», «Русская история для начальных школ», Горбова, «Христианский православный катехизис», «Ежедневные молитвы», «Басни Крылова», «Рассказы из Ветхого Завета», «Элементарная зоология» Сент-Иллера и т. д., всего 20 названий книг.

Небезынтересен вопрос о том, как слепцы выучиваются читать и писать?

Приступая к чтению, слепой кладет обе руки на книгу и концами пальцев ощупывает выпуклые буквы: буквы складывает в слога, из слогов составляет слова, а из слов фразы. Вследствие превосходно развитого чувства осязания, слепые читают сравнительно скоро. Но все-таки слепому не угнаться за зрячим, потому что зрячий читает сразу целыми словами или понятиями, а слепой — последовательно, буква за буквой. Чтобы ускорить процесс чтения для слепых, стали упрощать самый алфавит, т. е. начертание букв. Это упрощение впервые было применено к латинской азбуке.

Линейный шрифт разработан тремя педагогами — Муном, Луксаном и Фрером; каждый из них составил свою упрощенную азбуку для слепых, которая, в общих чертах, напоминает латинскую.

В выставочной витрине имеется книга «Нагорная проповедь» выпуклыми буквами для слепых, оттиснутая в типографии доктора Муна в Брайтоне, в Англии. По этой системе в книгах для слепых, для удобства чтения строки связаны между собою скобками, т. е. на конце строки имеется дугообразная черта, которая соединяет конец одной строки с началом другой: по этой черте слепой проводит пальцем, чтобы не пропустить строки. Следующая вторая строка читается обратно, так что все строки страниц читаются попеременно, то слева направо, то справа налево, подобно тому, как пахарь пашет поле.

Точечная система письма н печатания книг для слепых, изобретенная Луи Брайлем, в настоящее время распространена во всей Западной Европе и принята у нас в России. В Англии точечным шрифтом напечатано до 20,000 экземпляров книг и в том числе все сочинения Шекспира.

В основание системы Брайля взято шесть точек, расположенных в виде прямого четыреугольника:

Последовательность точек можно выразить с помощью цифр таким образом:

1-2

3-4

5-6.

Из этих шести точек можно составить 62 различных комбинаций. Для русской азбуки достаточно и 36 знаков.

Замечательно, что слепые дети выучиваются читать и писать точечным шрифтом Брайля быстрее, чем зрячие — по обыкновенному алфавиту: до того эта система проста и удобопонятна.

Слепые переписываются или между собою, или со зрячими субъектами. В первом случае они пишут точечным выпуклым шрифтом Брайля, а во втором случае плоским линейным письмом, общепринятым алфавитом.

Для письма со зрячими существует вспомогательный прибор Гебольдта, а для точечной системы— прибор Брайля. Прибор Гебольдта представляет медную линейку с четыреугольными отверстиями на ней: в каждом отверстии слепой пишет по букве прямыми линиями. На лист писчей бумаги кладется лист переводной бумаги, сверх него — опять лист писчей бумаги и наконец прибор Гебольдта. Буквы выводятся по бумаге тупым грифелем — в виде шила. На бумаге помещаются оттиснутые буквы, синего цвета, с переводного листа.

Как образец письма к зрячим — в витрине выставлено переписанное стихотворение «Горные вершины», Лермонтова.

Прибор Брайля состоит из металлической доски с частыми параллельными желобками. На доску кладется лист бумаги, а сверху — медная линейка с двумя рядами четыреугольных отверстий, по величине соответствующих начертанию букв. Тупым концом металлического грифеля в каждом из отверстий производится ряд мелких уколов, углублений, соответственно знакам (буквам) Брайля. Выпуклые точки получаются в желобках доски, которые в то же время предохраняют бумагу от прокола.

Вследствие печатания (и письма) на одной только стороне страницы, книги для слепых выходят слишком большими по объему, чему способствует и самый шрифт — гораздо крупнее нормального. Например, «Мертвые души», Гоголя, отпечатаны в XVI томах.

«Наша метода письма и печатания, говорит Брайль, занимает столько места на бумаге, что мысли наши должны быть выражаемы самым малым количеством слов».

Юлия Патлань | Три новости о творчестве Василия Ерошенко

Закончился прошлый, юбилейный год 130-летия со дня рождения эсперантиста, тифлопедагога, писателя-символиста и путешественника Василия Ерошенко и настало некое затишье в этой сфере. На нашу работу, как и на работу всех культурных организаций сильно повлияла пандемия ковида и бесконечные карантины с локдаунами.

Но впечатление о затишье было обманчивым. В конце августа одновременно пришли новости из Японии и из Белгородской области о ряде важных событий, посвященных жизни и творчеству Василия Яковлевича. Читать далее «Юлия Патлань | Три новости о творчестве Василия Ерошенко»

Виктор Глебов. В ночь под Новый год

Мы продолжаем серию републикаций текстов Виктора Глебова. В новогоднюю ночь должен быть новогодний текст, и такой текст есть. Более того – этот текст написан более полувека назад, и он особенный – это текст ученика об учителе.

Этим он и ценен – не неизбежными неточностями, которые тоже здесь есть в случаях, когда Виктор Александрович описывает детство и юность Ерошенко по советским, редким еще тогда публикациям о нем в газетах и журналах 1960-х – 1970-х годов, а живой памятью, эмоциями, впечатлениями прямого знакомства, знания, узнавания… Читать далее «Виктор Глебов. В ночь под Новый год»

Виктор Першин. Вдоль и поперёк реки времени

19 сентября 2020 года Виктору Першину исполнилось бы 90 лет. Мне всегда жаль, что мы недообщались, ведь Виктор Герасимович был интереснейшей личностью. Незрячий с семи лет, ученик и выпускник Московского института слепых, у которого преподавал Василий Ерошенко, журналист, писатель, исследователь истории незрячих, востоковед (кандидатская диссертация по экономике Индии).

В 1991 году Виктор Першин и Владимир Лазарев, тогда главный редактор журнала «Наше наследие» выпустили книгу «Импульс Ерошенко». Для тех лет это было открытием, как и удивительная интонация, с которой Виктор Герасимович рассказывает о своём учителе.

Круг жизни Виктора Першина начался в конце сентября и замкнулся 7 октября 2002 года, 18 лет назад.

Поэтому именно в эти дни предлагаю читателям очерк «Вдоль и поперек реки времени» из книги «Импульс Ерошенко» и надеюсь, что каждый прочтет в нем что-то своё.

 Юлия Патлань

  Читать далее «Виктор Першин. Вдоль и поперёк реки времени»

Метрическая запись о рождении Ольги Скороход. Ольга Скороходова о Василии Ерошенко

Сегодня я опубликую два документа, связанные с именем Ольги Скороходовой, которые я считаю очень интересными.

Это метрическая запись о ее рождении и письмо Ольги Скороходовой в редакцию журнала «Труд слепых» (Харьков) о Василии Ерошенко.

Государственный архив Херсонской области Украины (ГАХО) предоставил мне архивную справку и сканокопию фрагментов метрической книги с записью о рождении Ольги Ивановны Скороход. Сведения о точной дате рождения сохранились в метрической книге Рождество-Предтеченской церкви с. Белозёрка Херсонского уезда Херсонской губернии (ныне – пгт Белозёрка Белозёрского района Херсонской области за июль 1911 года.

Этот документ полностью снимает путаницу с датой рождения Ольги Скороходовой, существующую поныне в разных публикациях. Впервые метрическая запись была введена в научный оборот архивистами ГАХО и сотрудниками Белозёрского краеведческого музея в 2013 году.

Расшифровку сканокопии в текст по нормам современной орфографии, с сохранением особенностей текста, выполнила Юлия Патлань.

 

Документ

[Титульний лист книги]

Метрическая книга [штамп 30682]

Рожд.-Предтеченской церкви с. Белозерки

Херсонского уезда Херсонской Епархии

Херсонской духовной консистории

для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1911 год.

Часть первая, О РОДИВШИХСЯ (ф. 137, оп. 2, д.10, л. 91).

 

[Разворот метрической книги]:

Июль

Счет родившихся:

Мужеска пола

Женска пола  41

Месяц и день:

рождения 18 [далее – подсчет в столбик по нов. ст.] [+] 13 [=] 31

крещения 19

Имена родившихся: Ольга

Звание, имя, отчество и фамилия родителей, и какого вероисповедания: Крестьянин с. Белозерка Иоанн Олексиев (sic!) Скороход и законная жена Мария Тимофеева, православные.

Звание, имя, отчество и фамилия восприемников: Крестьяне с. Белозерки Антоний Иларионов Шпак и Мария Данилова Щербина.

Кто совершал таинство крещения:

Cвященник Авксентий Потапенко.

Псаломщик Роман Чернявский (ф. 137, оп. 2, д.10, лл. 108об. – 109).

 

В публикации Социологической службы Херсона в мае 2013 года было отмечено: «Крестил Ольгу священник Авксентий Потапенко. Как рассказала сотрудница архива Вера Баранюк – Авксентий был родственником очень популярного в конце XIX века и чрезвычайно плодовитого российского беллетриста Игнатия Потапенко, прототипа чеховского Тригорина. А сама актовая запись сделана псаломщиком Романом Чернявским – прадедом Сергея Дяченко, известного херсонского краеведа и историка архитектуры, который участвует в создании интерактивной экспозиции «Культура на ощупь», посвященной Ольге Скороходовой».

В базе данных священнослужителей «Русская Православная церковь в ХХ веке» удалось найти сведения об Авксентии Потапенко. В Белозёрке он служил примерно с 1872 года – диаконом на должности псаломщика, а с 1894 года – священствовал. Этот священник в год рождения Оли Скороход был уже пожилым человеком и спустя четыре года, в феврале 1915 года, умер.

***

Когда я стала писать об Ольге Ивановне Скороходовой, то вспомнила, что в 2012 году готовила к печати и комментировала машинопись с редакторской правкой из архива писателя Романа Белоусова. Это была расшифровка с Брайля письма Ольги Скороходовой в харьковский журнал «Труд слепых», опубликованного в июле 1961 года, то есть почти 60 лет назад. Тогда сотрудники журнала одними из первых расспрашивали своих незрячих читателей о Василии Яковлевиче Ерошенко. Когда я работала с этим текстом, у меня еще не было исторического контекста, в который я могла бы его поставить, и текст зазвучал бы. Теперь такой контекст есть:

«Письмо третье. Человечный человек.

Я рада была увидеть новеллу Лу Синя, так мало известную нашим читателям, на страницах журнала «Труд слепых». Понравилось мне и намерение редакции собрать как можно больше сведений о Ярошенко (sic!), выяснить запутанные места в его биографии. А таких «туманных» мест немало, даже в том немногом, что написано о нем. Известная статья Рогова, опубликованная в журналах «Знамя» и «Жизнь слепых» за 1958 г., тоже не лишена некоторых неточностей. Так, например, на родину поэта ездил не сам Рогов, а Федор Иосифович Шоев.

Немножко больше, чем я, для вашего журнала собирается написать Зинаида Ивановна Шамина, которая знала Ярошенко лично. Кстати, из ее рассказов ясно, что его фамилия начиналась на «Е», так он и сам расписывался. Я удивлена, как произошло это изменение, ведь «Ярошенко» звучит красивее, чем «Ерошенко». Так мне лично кажется, – быть может, потому, что я украинка.

Я очень сожалею, что в свое время не была знакома с ним. Это был необычайно культурный, умный, гуманный, добрейший и честнейший человек. Меня особенно пленяет его исключительная доброта и сердечность к людям, к животным, к растениям…

К сожалению, в наше время найдутся люди, которые не прочь позлословить в адрес таких добряков и человечно настроенных, милых людей… Так пусть же будет им укором и осуждением внимание, оказываемое нашей общественностью светлой памяти таких, каким был Василий Яковлевич.

Ольга Скороходова, член ВОС, научный сотрудник Института дефектологии Академии педагогических наук, г. Москва».

 

Василий Ерошенко | О стране мечтаний

26 июля 1887 года – это день, когда создатель международного языка эсперанто  Лазарь Маркович Заменгоф опубликовал так называемую “Первую книгу эсперанто”.  Пиком популярности эсперанто были 1910-1920-е годы. Начиная с рубежа 19-го и 20-го веков росла популярность эсперанто среди незрячих.  С 31 июля по 6 августа 1921 года в Праге, одновременно с 13 Международным конгрессом эсперантистов, собравшим 2561 участника, прошел первый Международный конгресс незрячих эсперантистов, на котором была создана Международная лига незрячих эсперантистов.   Его участниками стали 58 незрячих и 13 зрячих сопровождающих, всего 71 человек из 11 стран мира. Один из самых известных незрячих эсперантистов мира, Василий Ерошенко, собирался поехать в Прагу, но этому помешала его высылка из Японии в начале июня. В конце концов осенью 1921 года Ерошенко попал в Китай, сначала ненадолго в Харбин, затем – в Шанхай.  Здесь он пишет свои “Рассказы увядшего листочка” – цикл ритмизованных эссе или эскизов, зарисовок из шанхайской жизни.

Сегодня я хочу предложить небольшой фрагмент из этого текста – в оригинале на эсперанто и в моем переводе на русский язык. Напомню только, что цветовым символом языка эсперанто является зеленый цвет, цвет надежды. А в своём тексте Василий Ерошенко использует не только символику, принятую на рубеже позапрошлого и прошлого веков, но, как мне кажется, и библейские образы.

Юлия Патлань

Читать далее «Василий Ерошенко | О стране мечтаний»

Зинаида Шамина. Воспоминания о Василии Ерошенко

Много лет назад этот текст прислал мне Анатолий Иванович Масенко, оцифровав с Брайля. Как Василий Ерошенко дружил с Зинаидой Шаминой, так эсперантистка Зинаида Шамина дружила с Анатолием Масенко. Содержание этих воспоминаний известно всем ерошенковедам. Но, насколько я знаю, эти воспоминания так никогда и не были опубликованы полностью. А ведь здесь Василий Ерошенко не приглаженный, не причесанный, живой.

Это голос из прошлого века – с 1924-1925 до 1952 года. Я приняла решение опубликовать и оригинал на эсперанто, и свой перевод на русский язык. В переводе я старалась использовать лексику того времени и сохранить близость к тексту.

Благодарю Анатолия Ивановича за многолетнюю дружбу и помощь.

Ваша Юлия Патлань

Читать далее «Зинаида Шамина. Воспоминания о Василии Ерошенко»

Юлия Патлань. О Зинаиде Шаминой, эсперанто, записи нот по системе Брайля, Василии Ерошенко и Глебе Смирнове

Восьмого июня исполнилось бы 90 лет Глебу Александровичу Смирнову. К сожалению, 27 марта 2020 года он ушел из жизни.
Я еще не занималась исследованиями жизни и творчества Глеба Смирнова, но его имя для меня тесно связано с именем его наставницы и соавтора Зинаиды Ивановны Шаминой, судьбу и научное наследие я изучаю уже много лет.
Зинаида Ивановна Шамина (10.11.1905–23.04.1984) известна как одна из авторов пособия о принципах записи нот Брайлем, эсперантистка и подруга Василия Ерошенко. Они дружили с 1925 года, когда Ерошенко вернулся в СССР, и до самой его смерти в декабре 1952 года.
За последний год в соцсетях незнакомые люди все чаще спрашивают меня именно о принципах брайлевской нотной записи. Это связано с активным введением инклюзивного обучения в музыкальных школах и школах искусств. Учителям вновь и вновь приходится открывать целые материки знаний с нуля, если в их класс приходит незрячий или слабовидящий ученик. Иногда я просматриваю свои материалы на эту тему, хоть я и не музыкант, и в этом смысле консультировать не могу.
Вчера на глаза попались воспоминания Зинаиды Ивановны Шаминой, которые мне прислал много лет назад Анатолий Иванович Масенко. Их я опубликую как-нибудь в следующий раз в своём переводе с эсперанто, к ним еще нужно написать комментарий.
А сейчас небольшой рассказ о роли эсперанто в работе Зинаиды Шаминой над пособием по брайлевской нотописи. Читать далее «Юлия Патлань. О Зинаиде Шаминой, эсперанто, записи нот по системе Брайля, Василии Ерошенко и Глебе Смирнове»

Василий Ерошенко. Положение дел в частной Московской школе слепых в России

Вступление публикатора

Этот текст дошел до нас в брайлевской публикации 1915-1916 годов на японском языке и до сих пор никогда не был опубликован по-русски. Получилось так, что первые два фрагмента текста перевел с японского языка Сергей Аникеев, но не окончил эту работу.

Спустя много лет я сама перевела с японского языка третью, заключительную часть публикации этой речи в брайлевском журнале Токийской школы слепых «Мицубоси-но хикари» (это название я перевожу как «Свет шестизвездия», понимая под «шестизвездием» брайлевское шеститочие). Читать далее «Василий Ерошенко. Положение дел в частной Московской школе слепых в России»

Василий Ерошенко. День всемирного примирения

Есть тексты. которые пугают меня-читателя. Но когда я начинаю работать с ними как литературовед и переводчик, они становятся смыслообразующими.

Этот текст был написан давно, в 1922 году, это другая война,  еще первая, Первая мировая (1914-1918).  И хотя она окончилась более ста лет назад, “День всемирного примирения”на русском языке, под заглавием “День всеобщего мира” был опубликован только в 1977 году.

Спустя много лет этот текст меня испугал. Он не был похож на то, чего ожидали от незрячего юноши – высокого, тонкого, нежного, музыканта и массажиста с чуткими пальцами и ярким, запоминающимся голосом-тенором.  Было принято считать, что он был наивным сказочником и часто принимал собственные мечты о братстве и взаимопомощи людей за действительность.

Но, возможно, именно чуткость Василия Ерошенко позволила ему ощутить и выделить главное и понять цену любой войны.

В 1945-1946 году Василий Ерошенко  преподавал систему Брайля, русский язык и литературу в Загорской музыкальной школе-интернате для военноослепших, помогая овладень навыками новой жизни незрячего людям, резко и травматично потерявшим зрение на фронтах Второй мировой.

Каждый переведенный текст потом живет в переводчике. С 2006 года я помню эти образы и этот своеобразный ритм.

И сейчас я думаю о любой войне образами и словами Василия Ерошенко. Цена войны, цена мира слишком высока для каждого.

Ваша Юлия Патлань

Василий Ерошенко. День всемирного примирения

На пышном балконе стояли мать с сыном, смотрели на победившую армию, с триумфом идущую мимо дома; мать ликовала, ведь был день всемирного примиренья, но плакал мальчик…

«Дитя, не плачь, дорогой, не печалься: мировая война завершилась, завершились человечества муки. Взгляни на шелестящие стяги! Разве они – не крылья вечного мира на земле? Взгляни на лица победивших героев! Разве не читаешь в них бесконечный покой вконец изнуренной родине, безграничный отдых многострадальному человечеству? Послушай, дитя, в героическом марше слышно торжество прекрасных идей, в шуме победных знамен слышно исполнение грез поэтических, благородных надежд всего человечества. О вселенском братстве, о равенстве всех людей, об освобожденьи всех наций…»
«Мама, молчи, прошу, умоляю, молчи… Меж триумфально шумящих знамен я вижу… Мама! Видятся руки брата, лишь руки…  Я их уже видел в виденьях бессонных, они меня ласково брали, гладили щеки с любовью, балуя, игриво ерошили голову, привлекали с любовью к… Мама! Ничего ведь не было, груди не было, были лишь руки, вырванные бомбой… Я падал в пропасть… О проклятые сны, о любимые руки!…

Читать далее «Василий Ерошенко. День всемирного примирения»