Юлия Патлань. О Зинаиде Шаминой, эсперанто, записи нот по системе Брайля, Василии Ерошенко и Глебе Смирнове

Восьмого июня исполнилось бы 90 лет Глебу Александровичу Смирнову. К сожалению, 27 марта 2020 года он ушел из жизни.
Я еще не занималась исследованиями жизни и творчества Глеба Смирнова, но его имя для меня тесно связано с именем его наставницы и соавтора Зинаиды Ивановны Шаминой, судьбу и научное наследие я изучаю уже много лет.
Зинаида Ивановна Шамина (10.11.1905–23.04.1984) известна как одна из авторов пособия о принципах записи нот Брайлем, эсперантистка и подруга Василия Ерошенко. Они дружили с 1925 года, когда Ерошенко вернулся в СССР, и до самой его смерти в декабре 1952 года.
За последний год в соцсетях незнакомые люди все чаще спрашивают меня именно о принципах брайлевской нотной записи. Это связано с активным введением инклюзивного обучения в музыкальных школах и школах искусств. Учителям вновь и вновь приходится открывать целые материки знаний с нуля, если в их класс приходит незрячий или слабовидящий ученик. Иногда я просматриваю свои материалы на эту тему, хоть я и не музыкант, и в этом смысле консультировать не могу.
Вчера на глаза попались воспоминания Зинаиды Ивановны Шаминой, которые мне прислал много лет назад Анатолий Иванович Масенко. Их я опубликую как-нибудь в следующий раз в своём переводе с эсперанто, к ним еще нужно написать комментарий.
А сейчас небольшой рассказ о роли эсперанто в работе Зинаиды Шаминой над пособием по брайлевской нотописи. Зинаида Ивановна Шамина родилась 10 ноября 1905 г. в селе Бор Нижегородской губернии в семье машиниста Волжского пароходства. Лишилась зрения в раннем детстве. В 1913 г. поступила в Московскую школу для слепых. С 1924 г. по 1928 г. училась в музыкальном техникуме для слепых по классу фортепьяно, в 1932 г. поступила в музыкальный техникум при Московской консерватории и закончила его в 1933 г. по классу хорового пения.
Когда Зинаида Ивановна в 1924-1925 годах училась в Московском музыкальном техникуме для слепых, там работал кружок эсперанто, который вел Виктор Феодосиевич Жаворонков, давно работавший с незрячими. Эсперантист, научный сотрудник, радиометодист Виктор Жаворонков будет расстрелян 3 октября 1938 года в Москве за вымышленную шпионскую деятельность (реабилитирован 11 мая 1957 года). А пока он пригласил в школу на встречу с учащимися-эсперантистами Василия Яковлевича Ерошенко, который недавно вернулся в Советский Союз после десяти лет, проведенных за рубежом.
Так познакомились Зинаида Шамина и Василий Ерошенко. Позже они подружились, и Зинаида Ивановна была одним из самых близких Ерошенко людей, несмотря на то, что была на 15 лет младше его. Ей он присылал свои сказки, она заказывала ему на свое имя книги из-за рубежа, она сохранила его брайлевскую печатную машинку, которую затем Анатолий Иванович Масенко передал в фонды Белгородского историко-краеведческого музея, где она сейчас представлена в экспозиции.
В 1929 году на Международном конгрессе в Париже произошла унификация нотной записи по системе Брайля. Решения Международного парижского конгресса по нотной системе Луи Брайля, принятые в 1929 году, были впервые опубликованы на французском языке в Париже уже в следующем, 1930 году. Столь же быстро, в 1931 году они были переведены на международный язык эсперанто, благодаря чему их сразу же переводили на другие национальные языки. Это дало возможность одновременно распространять по всему миру нотную грамоту рельефно-точечным шрифтом Брайля. И занимались этой работой именно сами незрячие эсперантисты и музыканты. Проблема была в том, что раньше незрячим не преподавали иностранные языки, поэтому роль вспомогательного легкого и организованного по фонетическому принципу эсперанто в международном прямом общении незрячих людей из разных стран была очень велика.
Как отмечено на сайте РГБС, «В 1933 г. при ЦП ВОС была создана специальная комиссия во главе с З. И. Шаминой, в которую вошли люди с различным музыкальным образованием: рабочий-музыкант Пешков, композитор Агафонов, скрипач Коваленко, будущий органист, тогда еще студент, Цепелев. Комиссия работала по 1935 г. включительно, члены комиссии вели обширную переписку с коллегами из других городов, музыкантами и руководителями хоровых коллективов».
В ноябре 1934 года Наркомпрос Туркменской ССР пригласил Василия Ерошенко организовать и возглавить в этой советской республике первый Республиканский детский дом для слепых детей. Ерошенко уехал в Туркмению и начал подбирать персонал для своего детского дома.
Первый Республиканский детский дом для слепых детей под г. Кушкой – это небольшой дом в фисташковом совхозе «Пограничник» (сейчас – Серхетчи) на самой южной границе бывшей Российской империи, а затем и Советского Союза с Афганистаном, в семи километрах от крепости Кушка (ныне – Серхетабад). Часто расположение детдома связывают с поселком украинских переселенцев Моргуновка (совр. Серхетли), который фактически сливается с «Пограничником». Специалистов по воспитанию и обучению слепых в ТССР тогда вообще не было, поэтому из Москвы был приглашен В.Я. Ерошенко, который затем сам сформировал преподавательский состав школы из своих незрячих московских друзей. Известно, что объявление о поиске учителя музыки для детдома Ерошенко давал в журнале для незрячих эсперантистов «Esperanta Ligilo». В Кушку тогда приехали две семьи незрячих – Мария Игнатьевна и Антон Александрович Ивановы и Зинаида Ивановна и Александр Иванович Шамины. Незадолго до этого, в начале 1930-х гг. Александр Иванович Шамин был директором библиотеки для слепых в Москве. Жена его брата Геннадия в 1934–1935 гг. участвовала в создании Узбекского общества слепых в Ташкенте. Зинаида Шамина проработала в Республиканском детском доме для слепых год (1937–1938), и вернулась в Москву, чтобы продолжить работу над знаменитым пособием «Нотная система Брайля» (1939), переизданном как «Запись нот по системе Брайля», а ее муж оставался в Кушке два учебных года, до мая 1939 г. Также Ерошенко пригласил учительницей рукоделия (инструктором по труду) незрячую женщину из соседнего с Обуховкой села Городище – Анну Дмитриевну Рощупкину (Росщупкину). Таким образом, например, в 1937/38 учебном году коллектив детского дома состоял из пяти-шести незрячих учителей и нескольких зрячих помощников – воспитательницы, поварихи, завхоза, кастелянши и учетчицы. Затем уехала Зинаида Шамина, в мае 1939 г. – Александр Шамин, а в 1942 г. умер Антон Иванов.
В очерке «Счастливое детство», опубликованном по Брайлю в московском журнале «Жизнь слепых» в 1938 году, Василий Ерошенко отмечал: «Дети приучаются к домашнему хозяйству, ухаживают за домашними животными, работают в школьном саду и огороде. Девочки приучаются шить, убирать комнаты, помогают на кухне. Все дети учатся петь и играть на рояле и других музыкальных инструментах. При доме имеются хоровой и драматический кружки и оркестр. Кружковцы часто выступают на сцене клуба в Моргуновке, а иногда и в Кушке в Доме Красной Армии».
Один из учеников, Вацлав (Виктор) Осипович Бродо, вспоминал: «Первых учителей хорошо помню – супругов Шамина Александра Ивановича и Шамину Зинаиду Ивановну. Александр Иванович много занимался эстетическим воспитанием детей. Преподавал уроки музыки и пения, обучал игре на фортепьяно. Зинаида Ивановна преподавала по программе начальных классов».
В очерке к 110-летию Зинаиды Ивановны Шаминой на сайте РГБС, куда я подглядывала при написании этого материала, почему-то нет ни слова о ее работе в Туркмении. В хронологии жизни – пробел с 1934 по 1939 год. А дальше написано: «В 1939 г. Зинаида Ивановна, подводя итоги работы комиссии, опубликовала пособие “Нотная система Брайля”, впоследствии неоднократно переиздававшееся. Работа над его первым изданием была долгой и трудной, она осложнялась тем, что у З. И. Шаминой не было секретаря, ей самой неоднократно приходилось редактировать и переписывать от руки нотный текст, внося новые примеры и исправления.
Система, разработанная З. И. Шаминой, основывалась на системе Луи Брайля, но была доработана и дополнена теми нотными обозначениями, которые применялись в нашей стране, прежде всего это касалось записи партии левой руки в нотах для баяна.
С 1943 по 1947 г. она преподавала нотную систему Брайля и теорию музыки в группах военноослепших в музыкальных школах. В этот же период работала в госпиталях, учила ослепших солдат чтению и письму по Брайлю. Не прекращая преподавательской деятельности, З. И. Шамина до 1955 г. была участницей и руководителем самодеятельных хоровых коллективов незрячих на предприятиях ВОС в Москве. В 1952-1971 гг. являлась внештатным редактором нотной литературы издательства “Просвещение” (ранее “Учпедгиз”). Она также принимала активное участие в движении незрячих эсперантистов нашей страны. Зинаида Ивановна Шамина умерла 23 апреля 1984 г. в Москве».
Научным консультантом биографического очерка о З.И. Шаминой, размещенного на сайте РГБС, был недавно ушедший из жизни Глеб Александрович Смирнов, композитор, музыковед, музыкальный редактор брайлевской нотной литературы (8 июня 1930 – 27 марта 2020 года).
Литература:
Шамина З.И. Нотная система для слепых и рельефные чертежи нотно-линейной системы [Шрифт Брайля]: в 5 кн. / З.И. Шамина, Г.П. Клевезаль. – М.: Учпедгиз, 1955.
Шамина, З.И. Запись нот по системе Брайля / З.И. Шамина, Г.П. Клевезаль. – М.: Учпедгиз, 1961. – 68 с.
Шамина, Зинаида Ивановна. Нотная система Брайля [Электронный ресурс] рук. по изучению записи и чтения нот рельеф.-точеч. шрифта в 8 кн. 6+. Кн. 1 / пер.-ред. по Брайлю Г. К. Зиневич ред. по Брайлю Н. В. Козлова, 2016

Шамина, З.И., Клевезаль, Г.П., Смирнов, Г.А. Нотная система Брайля: (руководство по изучению записи и чтения нот рельефно-точечного шрифта): изд. 10-е, перераб. – 8 кн. – М.: Просвещение, 2016-2018.

Подгтовлено по материалам А.И. Масенко, Ю.В. Патлань, РГБС и др.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *