Тифлострим. Выпуск 45. Мухтар-проводник, революция экранного доступа и конкурс нестандартных идей

Текстовая версия

  • Проводник, но не лабрадор, – истории слушателей и комментарий эксперта
  • Революция совершилась! – результаты очередного опроса пользователей программ экранного доступа
  • Конкурс нестандартных идей. – Каких тифломелочей вам не хватает в жизни?

И ещё – что такое ТСК?

Всё это – в новом «Тифлостриме»

Участники: Зоя Шишкова, Елена Орочко, Елена Васильева, Татьяна Крук, Олег Шевкун

Дата выхода: 09.10.2019

«Тифлострим». Не только для незрячих

Олег ШЕВКУН: Вот она, Татьяна Крук. Тань, привет тебе!

Татьяна КРУК: Всем привет!

О. ШЕВКУН: Про тебя тут пишут, говорят: «Ура! Татьяна Крук, 100 лет её не было!». У тебя есть такое ощущение, что не было 100 лет тебя?

Т. КРУК: Мне кажется, что меня не было больше, чем 100 лет!

О. ШЕВКУН: Но ты, на самом деле, была в эфире, была у нас по Скайпу, была удалённо. А вот теперь – самая настоящая Татьяна Крук. И кстати, друзья, я сейчас думаю вот о чём: шесть лет назад мы встретились с Татьяной в редакции Радио ВОС. Была такая тихая, такая скромная, такая робкая студентка. Из всего этого осталась только скромность, а остальное куда-то делось. Куда, Татьяна Крук?

Т. КРУК: Мне кажется, всё так же, как и было.

О. ШЕВКУН: Серьезно?

Т. КРУК: Да.

О. ШЕВКУН: Сегодня у нас тема, которая подсказана вашими письмами, вашими сообщениями. Но я надеюсь, что вы также скажете большой-большой тифлостримовский привет Татьяне Крук, или «С возвращением!». Но сегодня его можно будет передать, этот самый привет в виде такого небольшого конкурса, который я хотел бы сегодня предложить вам устроить.

Смотрите, Татьяна Крук – ТК, да? Инициалы. Татьяна Сергеевна Крук – ТСК. Сделайте комплимент Татьяне, расшифровав эти инициалы. ТСК – это? Допустим, три каких-то прилагательных, или какая-то фраза. Или вы можете взять ТК – это? И вот эти комплименты Татьяне Крук напишите, пожалуйста, в чате. Я, правда, признаюсь, у меня очень плохо получается. ТК у меня сразу ассоциируется с «техническим контролем». А вот для ТСК долго что-то придумывал, и получается «только свежая колбаса». Может быть, потому что я голодный. Так что комплименты из меня – ну никакие! Но вы-то, друзья, справитесь! Татьяна, у меня к тебе просьба: во-первых, это зачитывать; а во-вторых, к концу эфира выбрать лучшую расшифровку этой самой аббревиатуры ТСК, или ТК.

Т. КРУК: Какой будет подарок?

О. ШЕВКУН: Не знаю. Подожди, а твоя улыбка – это недостаточный подарок?

Т. КРУК: Нет.

О. ШЕВКУН: Ну, тогда подумаем.

Т. КРУК: Нас тут просят сделать вас погромче.

О. ШЕВКУН: Я, наоборот, сделал себя потише. Мне показалось, что у меня перебор по громкости. Но давайте сделаю. Там посмотрим. Хорошо. И как только, друзья, как только вы напишете ваши варианты ТСК или ТК, комплименты Татьяне Крук, которые основаны вот на этой расшифровке, на расшифровке этой аббревиатуры, скажите нам, пожалуйста, об этом! И Татьяна обязательно это прочитает.

Т. КРУК: У меня такое чувство, что вы меня недостаточно до этого смущали, а сейчас решили максимально просто смутить.

О. ШЕВКУН: Значит, ты приехала из Сочи, Таня, что ты от меня хотела?

Т. КРУК: Билет обратно.

О. ШЕВКУН: Нет, нет, нет! Не отпустим.

Т. КРУК: Пожалуйста…

О. ШЕВКУН: Понятно. А начнём мы сегодня вот с чего. Как только мы провели прошлый эфир, а эфир у нас был, один из прошлых эфиров, и Тань, ты ведь была в этом эфире… У нас был эфир про собак-проводников. Мы, в частности, говорили о том, что вот в Чехии Элишке подготовили собаку, королевского пуделя, а у нас, в основном, лабрадоры и т. д. И как только мы это сказали, я сразу тут ищу нашего следующего собеседника, Ирина Зарубина написала нам. Написала, что: «А у нас тоже готовят, обучают разных собак, и в частности, на собак-проводников». И она рассказала две истории. Она рассказала про то, как собакой-проводником была простая дворняга. И она также рассказала о том, как обучали сенбернара на собаку-проводника. И вот мы решили, во-первых, связаться с теми людьми, которые участвуют в этих историях. Мы сейчас попробуем это сделать. Зоя Александровна Шишкова. Зоя Александровна, добрый день!

Зоя ШИШКОВА: Здравствуйте!

Т. КРУК: Здравствуйте!

О. ШЕВКУН: Зоя Александровна – журналист, радиоведущий. Кто ещё? Как вас правильно представлять, Зоя Александровна?

З. ШИШКОВА: Да достаточно, я думаю.

О. ШЕВКУН: Расскажите, пожалуйста, эту историю. Правда ли, что у вас была дворняга-проводник? Вот собака-проводник, я знаю, но дворняга-проводник – это что-то новое!

З. ШИШКОВА: Да, у меня была дворняга-проводник. Дело в том, что у моих друзей был щенок, которого они, поскольку его некуда было девать, хотели отдать усыпить. Когда я его увидела, этого щенка, он мне так понравился! Маленький, ещё двухмесячный был, пушистый, что я сказала: «Такого не должно быть». И взяла его к себе.

О. ШЕВКУН: Но это был просто щенок, необученный. То есть, два месяца всего?

З. ШИШКОВА: Да, маленький, двухмесячный. Вот, ну и стали мы с сыном его растить.

О. ШЕВКУН: Сами?

З. ШИШКОВА: Я вам должна сказать, что вырастить щенка – это почти что, как вырастить ребёнка. Намучались мы с ним.

О. ШЕВКУН: Это мы понимаем. А мне интересно дальше, потому что ведь вам нужно было эту собаку обучить.

З. ШИШКОВА: А дальше, когда ему уже стало месяцев девять, он уже немножко понимать стал, что к чему. Я решила, что пусть он работает, нечего ему даром хлеб есть, и позвонила в Купавну, в школу проводников.

О. ШЕВКУН: Это было очень давно, правильно? Это в 80-х, 90-х где-то было?

З. ШИШКОВА: Да, это было в начале 80-х годов.

О. ШЕВКУН: Так. И они?

З. ШИШКОВА: И они… И сказала, что это дворняжка, это смесь болонки и эрдельтерьера. Маленькая, небольшая она такая собачка была. Но они мне так сказали: «Ну привозите. Мы всяких берём, обучим».

О. ШЕВКУН: То есть, тогда это было… Тогда брали всяких собак? Кто обучал собаку?

З. ШИШКОВА: Тогда вообще-то они обучали овчарок немецких. У них очень много было их. Колли и лабрадоры у них, но их, по-моему, немного было тогда.

О. ШЕВКУН: Вы помните, кто был тренером той собаки?

З. ШИШКОВА: Которую обучали?

О. ШЕВКУН: Да, вашей собаки.

З. ШИШКОВА: Когда я её привезла, они посмотрели и говорят: «Нет, такую мы не возьмём, она слишком маленькая. Вот только если Лена согласится, тогда ладно. Тогда возьмём». Позвали Лену. И Лена сказала: «Ну, а почему? Возьмём её, конечно. Обучим, я берусь». И вот эта Лена, которая, как я теперь узнала (тогда я знала её всё время только как Лену), Лена Орочко. Теперь я знаю, что это Лена Орочко. И вот эта Лена взяла, обучила собаку. Потом я за ней приехала, всё, как полагается. Некоторое время мы там работали, Лена инструктировала уже меня. А потом собаку я взяла домой, и очень хорошо мы с ней жили.

О. ШЕВКУН: А вот не было проблем в работе с собакой? То есть, не знаю: собака не соответствует каким-то требованиям, вашим пожеланиям, официальным требованиям, ещё чему-то?

З. ШИШКОВА: Вы знаете, она же ведь всё-таки была моя родная. Поэтому, в общем-то, мы с ней находили общий язык. Но интересно с ней было, она вообще оказалась очень такая чистюля. Вот она, например, обводила каждую лужицу маленькую. Она меня обводила, как выражались мои близкие, за десять километров. Не любила она луж.

О. ШЕВКУН: Вы получили ту собаку, которую хотели? Вы хотели, чтобы она была такой тоже?

З. ШИШКОВА: Я не задумывалась об этом. Но, в общем, она меня водила хорошо. Она очень добросовестно относилась к своим обязанностям. И что было ещё с ней интересно? Вот она, видимо, осознала, что меня она должна водить. И вот если я выходила с ней гулять, она от меня не отходила всё равно. Она никуда от меня не уходила. Сяду я, она – так. И не отбегала там по своим делам, как что. И приходилось потом гулять с ней выходить другим. Вот она какая была! В общем-то, особенная, необычная. Обычные так собаки-проводники не делают. Они понимают.

О. ШЕВКУН: Зоя Александровна, вы бы готовы были где-то, может быть, поступиться качеством, какими-то особенностями работы собаки-проводника, ради того, чтобы это была именно ваша собака? То есть, да, вот мой пёс, может быть, не делает чего-то такого, что делают другие, но это мой пёс!

З. ШИШКОВА: Вы знаете, я не могу вам ответить на этот вопрос, потому что сейчас я уже никакую собаку брать не буду. То время ушло. А во-вторых, всё равно к собаке привыкаешь, потому что, вот когда уже с этой собакой мне пришлось расстаться, и мне потом дали другую собаку, уже немецкую овчарку, у неё был совсем другой характер. Вот та по всем лужам меня водила. Ей всё равно, что её учили по-другому.

О. ШЕВКУН: То есть, подождите, она в принципе нормальной такой, пригодной породы, но проблемы с ней были?

З. ШИШКОВА: Да. А просто у каждой собаки, как говорила Лена, свой характер. Эта была хитрая. Стоило мне о чём-нибудь задуматься, она обязательно меня заведёт туда, куда не надо, а куда надо ей. Вот та, другая, немецкая овчарка уже, которую обучили они. Но, тем не менее, всё равно знаете, к ним привыкаешь. Они, даже если она не моя, но она всё равно стала моей.

О. ШЕВКУН: Так что истории необычных собак действительно у нас в России были. Особенно в то время, в 1980-е, 1990-е годы это действительно было. Тань, есть что-то для Зои Александровны в нашем чате? Что-то такое, что мы должны прочитать? Иначе пойдём дальше.

Т. КРУК: Нет.

О. ШЕВКУН: А тебе что-нибудь есть? ТСК расшифровывают? Сейчас к этому придём.

Т. КРУК: Да, есть. У меня, на самом деле, тоже есть вопрос к герою.

О. ШЕВКУН: К кому, к Зое Александровне?

Т. КРУК: Да.

О. ШЕВКУН: Так давай, а что ты сидишь-то?

Т. КРУК: То есть, получается, если вы берёте собаку из центра, то она не является таким вот как бы членом семьи? А когда вы берёте маленького щенка, и сами как бы с ним занимаетесь, сами там его растите, то это уже член семьи? Настоящий, полноценный, а не просто техническое средство?

З. ШИШКОВА: Если собака не сразу, всё равно потом членом семьи становится.

Т. КРУК: То есть, неважно – маленькая, большая?

З. ШИШКОВА: Да, неважно. Всё равно. Они же, как люди, к ним привыкаешь, они уже свои.

О. ШЕВКУН: И для нас, для людей, в этом есть, конечно, большой плюс. Когда вот именно та собака, которую хочешь. Но в школе обучения, в центре обучения это немножко сложнее даётся. Извините, я вас перебил, пожалуйста, Зоя Александровна. Потом?..

З. ШИШКОВА: Я вот ещё хотела сказать. Когда мы с Леной обсуждали другую собаку, она предложила мне: «Вам немецкую овчарку или колли?» У них тогда только такие были. Я у неё спросила, говорю: «Я их не знаю». Она говорит: «Колли тоже очень хорошие, только лающие. Лают очень много». И я отказалась вот именно поэтому.

О. ШЕВКУН: А вот нет.

З. ШИШКОВА: Тогда были.

О. ШЕВКУН: А вы не хотели, чтобы она лаяла?

З. ШИШКОВА: Тогда они были.

О. ШЕВКУН: Тогда были. Зоя Александровна, спасибо вам большое! То есть, это живая история, это означает, что у нас это тоже было. Мы сейчас продолжим эту тему буквально через пару минут. Спасибо вам за то, что присоединились к нам здесь, в «Тифлостриме»!

З. ШИШКОВА: Спасибо и вам, что пригласили.

О. ШЕВКУН: Всего доброго!

Т. КРУК: До свидания!

З. ШИШКОВА: Всего доброго!

О. ШЕВКУН: Тань, давай пока посмотрим в чат, а я посмотрю, что у нас дальше, потому что мне нужно связаться со следующим участником. Что там у нас творится? Что люди пишут?

Т. КРУК: Во-первых, нужно решить, что мы подарим, кроме, как вы говорите, моей улыбки. Потому что сообщений много, и все они вгоняют меня в краску.

О. ШЕВКУН: То есть, подожди! Ты хочешь сказать, что ты не будешь их читать, Тань?

Т. КРУК: Буду.

О. ШЕВКУН: Давай! Вперёд! ТСК или ТК…

Т. КРУК: «Тонкая, скромная, крутая». Крутая?… Не думала, что я крутая. Ну да ладно.

О. ШЕВКУН: Ну, слушатели говорят. Ты слушай, слушай!

Т. КРУК: «Тёплая, сильная красавица». Спасибо! Всем спасибо! Я – самый стеснительный человек в мире, а вы заставляете меня читать самой себе комментарии, комплименты.

О. ШЕВКУН: Ты приехала из Сочи. Тебе надо возвращаться в работу! Вот мы тебе и помогаем это сделать, а слушателям заодно – высказать то, что они хотели тебе сказать. Что-то ещё?

Т. КРУК: «Татьяна сияет круто». «Девушка сияющей красоты», но потом исправились и написали, что «Татьяна – солнышко кадра».

О. ШЕВКУН: Вау!

Т. КРУК: И тут уже, по-моему, проголосовали. По-моему, я нашла победителя. Это Эльмир Амирханов.

О. ШЕВКУН: Это вот как раз «Татьяна – солнышко кадра»?

Т. КРУК: Ну да. И предыдущий комментарий тоже от него.

О. ШЕВКУН: Как-то ты очень быстро выбрала, потому что, возможно, кто-то ещё скажет что-то, возможно будут ещё какие-то идеи. А ты ведь у них уже такую возможность отбила. Как ты так можешь?

Т. КРУК: Есть возможность. Конечно, пишите, если есть желание.

О. ШЕВКУН: Короче, с Эльмиром ещё можно в течение следующих 40 минут посоревноваться. И соревноваться нужно с вариантом «Татьяна – солнышко кадра». Так что готовьтесь, пожалуйста, пишите. А мы пока попробуем сделать следующее: сегодня наша участниц Зоя Александровна говорила про Елену. Елена – это тренер, Елена Орочко, сейчас она – директор школы, центра, который называется Кинологический центр «Собаки-помощники». Мы сейчас пытаемся с Еленой связаться, для того чтобы спросить её о её части этой истории, потому что время-то идёт, а Елена-то остаётся. Елена, вы с нами?

Елена ОРОЧКО: Да.

О. ШЕВКУН: Елена, здравствуйте!

Е. ОРОЧКО: Да, здравствуйте!

Т. КРУК: Здравствуйте!

О. ШЕВКУН: Добро пожаловать в «Тифлострим»! Мне тут рассказали про то, что вот такой молодой тренер Елена взяла собачку и стала эту дворнягу готовить. Я понимаю, что вам часто приходилось тогда обучать собак самых разных пород, но сейчас ситуация немножко другая. Вот представьте себе человека, который говорит: «Я тут посмотрел фильм». Или: «Я тут прочитал книжку, и я хочу вот такую собачку». Вот именно такую. И вроде бы даже когда-то она кого-то водила. Ваш ответ, как эксперта, как руководителя Кинологического центра «Собаки-помощники»?

Е. ОРОЧКО: Это довольно сложный вопрос, потому что в зависимости от того, что именно человек хочет, будет и ответ. Если это собака породы, которая не используется нами как собаки-поводыри, проводники, то, скорее всего, это будет отказ. Этот отказ, он аргументирован. Не только потому, что у нас в наших внутренних документах не зафиксировано, что вот такая порода используется, но это неформальный отказ. Это отказ, который обоснован, обычно, бывает тем, что не все породы подходят просто, и беспородные собаки – тем более – для работы в качестве поводырей. Каждая порода формировалась достаточно давно. У них у всех есть многовековая, как правило, история, и все они формировались в зависимости от того, как предполагалось их использовать. У всех было какое-то предназначение, и оно формировало породу. Поведение собак целиком и полностью зависело от того, для чего собака предназначена. Поэтому эти черты, даже в тех породах, которые сейчас уже по тому назначению изначальному не используются в силу разных причин, они всё равно сохранились. Они основные в поведении собаки. А при дрессировке поводыря, который должен использоваться, практически применяться. Причём применяться человеком, который, в подавляющем большинстве случаев, не только не является дрессировщиком, но и, может быть, собаки-то никогда не имел. То есть человек очень неопытный, который только-только проходит обучение. В таких руках эта собака будет проявлять те свойства, которые в ней заложены природой. И очень часто это может привести к тому, что собака не будет работать и приносить ту пользу, на которую человек рассчитывал. Это первое.

Второе. Если это собака какой-то породы, где предполагается недоверие к посторонним людям, агрессивность некоторая, то это, возможно, опасно будет для окружающих людей, а иногда – даже и для самого человека. Это тоже взаимосвязанные вещи. И не надо забывать ещё о самом животном, потому что, когда животное изначально хорошо приспособлено к тому роду деятельности, как его используют, то и эта работа, обучение предварительное для этого животного, оно не сложное. Ну, всё равно это какая-то нагрузка, но это разумная нагрузка. А если это противоречит самой природе этого животного, то это уже совершенно другое дело. Собаке может быть тяжело. И не только дискомфортно во время обучения, но и тяжело потом работать, потому что тогда нужно сдерживаться, перестраиваться. И это тоже нехорошо. Мы должны о животном тоже думать. Мы выбираем его судьбу. Оно, к сожалению, совершенно не властно в своей жизни.

О. ШЕВКУН: То есть, идея, что: «Это – мой пёсик, я хочу, чтоб мне его обучили, и уж ему-то со мной будет хорошо» – не обязательно правильная идя. Этому пёсику в той работе может быть тяжело.

Е. ОРОЧКО: Да-да! Совершенно верно.

О. ШЕВКУН: Скажите, пожалуйста, может ли порода меняться по времени? Ну, допустим, 40 лет назад, 50 лет назад были одни качества, сейчас – другие. Ну, даже за время вашей работы, не два года, и не десять лет работы. А лет сколько? Лет 30, наверное?

Е. ОРОЧКО: Да уже больше.

О. ШЕВКУН: Вот. В породах есть изменения?

Е. ОРОЧКО: Да, есть, и иногда очень серьёзные, иногда – очень печальные для нас. Ну, вот например, всегда спрашивают: «Почему вы практически не дрессируете овчарок сейчас?».

О. ШЕВКУН: Да, я сколько сейчас помню себя в детстве, мне говорили: «У тебя будет немецкая овчарка». А я сейчас смотрю – лабрадоры. Что с овчарками? Куда они делись?

Е. ОРОЧКО: Овчарки, можно сказать, никуда не делись, но порода сильно изменилась. Ну, здесь два процесса: первое – появились лабрадоры, которых в своё время не было практически в России, в Советском Союзе. Они появились и потихонечку оттеснили овчарок. И потом вытеснили вовсе. Но надо сказать, что если бы овчарки не изменились по своему характеру, то, может быть, так решительно это не произошло бы. К сожалению, немецкие овчарки стали более возбудимые. Вот то их использование такое спортивное что ли, дрессировка такая любительская, мы же берём собаку из общего источника, то есть, оттуда же, откуда все. Это разведение общее, не специальное. И там собаки стали очень такие возбудимые, ориентированные на процесс возбуждения, игры, напора.

О. ШЕВКУН: И это не то, что вам надо.

Е. ОРОЧКО: Да. Прямо противоположные качества. И они, к сожалению, мешают. Они закрепляются в породе очень быстро, потому что отбор идёт по этим качествам.

О. ШЕВКУН: Изображение собаки в книгах, в кинематографе… Я взял здесь для нашей заставочки на сегодня картинку, кадр из фильма старого «Ко мне, Мухтар!». Это фильм 1964 года. Там замечательный такой пёс. Ну, прямо вот идеальная собака-проводник! По-моему, немецкая овчарка, если не ошибаюсь. Где найти такого Мухтара сегодня? Где бы его найти-то?

Е. ОРОЧКО: Ой, я не знаю. Я даже не знаю, где его найти тогда-то было, честно говоря.

О. ШЕВКУН: То есть, это может быть неточное изображение?

Е. ОРОЧКО: Это, может быть, неточное изображение, некоторая идеализация. Не надо забывать, что всё: книги, фильмы, какие-то ещё даже публикации – это художественные произведения. Ну, вот я уже один раз такую фразу ядовитую сказала, я её, наверное, повторю: «Когда мы читаем книжку про зелёных человечков, мы же не ищем их у себя под кроватью». Ну, я надеюсь. Правильно, да?

О. ШЕВКУН: Надеюсь, да. Если мы нормальные…

Е. ОРОЧКО: То есть, со здоровым скептицизмом относимся к этому. А когда нам рассказывают, как собака там совершила какие-то невероятные вещи, которые и человеку-то не под силу, мы свято верим, что так оно и есть, не прилагая усилий подумать, что вообще это возможно. Даже вот теоретически.

О. ШЕВКУН: Я так понимаю, что, когда вы берёте собаку в обучение, вы уже отвечаете за этот результат, за продукт. И человек может сказать, что: «Не-не-не, научите, как получится! Мне пойдёт». А потом, через год, через два ему не пойдёт. А крайними-то всё равно вы остаётесь?

Е. ОРОЧКО: Ну, это тоже да. Но мы обычно даже не столько об этом думаем, сколько о том, что получит человек через эти два года, окружающие его люди и сама собака. Ну и, безусловно, не надо забывать о нашей репутации. Зачем нам самим её себе портить? Это может произойти совсем без нашего вмешательства.

О. ШЕВКУН: Ну да. Репутация – это штука такая. Тань, что у нас с чатом?

Т. КРУК: Елена пишет: «Овчарки, они же, по-моему, более агрессивные, нежели те же лабрадоры. Не мешает ли им их порода быть проводниками?» Ну, как я понимаю, на этот вопрос уже ответили.

О. ШЕВКУН: Да, именно поэтому Елена и сказала, что овчарок не готовят, не обучают, не тренируют. Королевского пуделя сегодня тоже, наверное, не стали бы тренировать, вот как у Элишки, допустим?

Е. ОРОЧКО: Ну, видимо да. Дело в том, что не секрет, что мы знали, о чём будет передача и решили подготовиться к ответам, чтобы ответить правильно, не вводя людей в заблуждение.

О. ШЕВКУН: Конечно! Поэтому мы вам и позвонили.

Е. ОРОЧКО: Я хочу сказать, что вот пудели, большие… Понятно, что для того, чтобы собака была соответствующих размеров, чтобы она справлялась физически со своей работой, это должна быть достаточно крупная собака. То есть, речь идёт вот об этих самых больших, королевских пуделях. Раньше я не очень этим интересовалась. Не могу сказать вот прямо на все 100 %, но какая сейчас картина я знаю точно. То, что это собаки декоративные. Они декоративные, как в плане своего поведения, то есть, у них нет служебных качеств, которые предполагают хорошую дрессируемость. Не просто вот любительскую такую, а какую-то специальную. Кроме того, они настолько декоративные внешне, что уход за такой собакой, он в разы, в десятки раз будет превышать ту пользу потенциальную, которую это животное приносит. Я вот поговорила со специалистом, который имеет дело с этими собаками. Он сказал: «Да, это хорошая порода, если у вас есть время два раза в неделю мыть и полностью вычёсывать, там что-то подстригать, выщипывать шерсть из ушей, что-то ещё…». Это вот первая часть, и мне уже хватило, чтобы сказать: «Да-да, я вас поняла». Потому что вот лично у меня, человека, ну да, может, не очень свободного по времени, всё равно не было бы возможности вот так ухаживать за животным. Я просто не справилась бы, наверное. Этим надо заниматься. И потом, их очень мало. Их вот разводят (я, опять же, со специалистами поговорила), их разводят, как декоративных собак, очень красивых, конечно, безусловно, но очень мало и исключительно для таких целей, выставочных что ли.

О. ШЕВКУН: Елена, спасибо вам огромное за разъяснения эксперта! Именно такое разъяснение сегодня было необходимо.

Е. ОРОЧКО: Пожалуйста.

О. ШЕВКУН: Ну, а после того, как Зоя Александровна сказала: «Вот, это тренер, Лена». Мы поняли, что ну должны будем с вами связаться обязательно, поэтому и договорились об этом эфире. Спасибо вам!

Е. ОРОЧКО: Спасибо большое!

Т. КРУК: До свидания!

О. ШЕВКУН: Чатик. Чатик живёт? С Эльмиром кто-нибудь поспорил?

Т. КРУК: Чатик живёт. Потихонечку спорят. Елена пишет: «Татьяна – скромная кошка». Спасибо за сравнение. Я обожаю кошек! То, что написал Александр, я даже прочитать стесняюсь.

О. ШЕВКУН: Ну давай уж, чё ты!

Т. КРУК: «Татьяна – сияющая королева».

О. ШЕВКУН: Вау! Поспорил с Эльмиром. Он явно поспорил с Эльмиром. Так что посмотрим. Может, мы потом скажем: «Победила дружба». Я не знаю. Или победил тот факт, что Татьяна будет и дальше появляться и участвовать в этих эфирах.

Т. КРУК: Максим пишет про хаски: «Хаски – хорошие собачки такие. Они катают людей, лайки северные. А если их в качестве проводников использовать?» Ну, уже Орочко Елена у нас не на связи, поэтому…

О. ШЕВКУН: Вот мы уже, да. Свяжитесь с центром «Собаки –

помощники инвалидов», и этот вопрос можно задать. Я так как-то предполагаю, что сотрудники этого центра подобные вопросы уже продумывали. Ну не может же быть, что у вас эта мысль возникла, а им она не приходила в голову! Так что да, выясняется, что всё-таки случай королевского пуделя, да и случай дворняги, да и случай сенбернара – это всё-таки, скорее, исключение. Будут ли такие исключения в дальнейшем? Я думаю, да. Всё-таки, исключения бывают. Можно ли на это надеяться, что это обязательно случится с вами, что это обязательно будет хорошо? Я думаю, нет. Надеяться на это не стоит. А мы, пожалуй, можем идти дальше, к нашей следующей теме.

Ещё из новостей. Спрашивали, просили прокомментировать. Организация WebAim (Web Accessibility In Mind), это некоммерческая организация, штатовская организация, она выпустила очередной, уже восьмой свой опрос, результаты опроса, результаты исследования, которое она делает постоянно – исследование использования программ экранного доступа незрячими и слабовидящими людьми по всему миру. Участвовало в этом году в исследовании немножко меньше народу, чем раньше. Ну, ненамного там. Зато география больше: не только Соединённые Штаты, Европа, но и Азия, и Африка, и Латинская Америка. И есть несколько результатов, которые очень важны для нас. Ну, во-первых, Jaws – моё любимое, я признаю – моя любимая программа Jaws перестала быть лидером на рынке программ экранного доступа. Ну, по крайней мере, по результатам этого исследования. Из тех, кто участвовал в опросе, 40,6 % сказали, что используют NVDA, а 40,1 % – используют Jaws.

Т. КРУК: Не очень серьёзно.

О. ШЕВКУН: Да, но это только начало, ребята! И у меня вопрос к вам, к тем, кто нас смотрит и слушает. Скажите, а для вас, когда вы выбираете screen reader, когда вы используете screen reader, насколько для вас важно, чтобы он был самым популярным? Вот он не очень популярен или он не самый популярный, и я по этой причине не буду его использовать. Или есть более популярный screen reader, я по этой причине посмотрю на более популярный. Напишите нам, пожалуйста! Вот насколько для вас эта популярность… Ну, кстати да, разрыв небольшой, но мне кажется, почему-то кажется, что он будет увеличиваться. Насколько для вас эта популярность важна? Кстати, ведь во всех операционных системах Windows современных есть встроенная программа – экранный диктор от Microsoft. Она есть у всех, но пользуются ей всего 1 % людей, которые участвовали в этом опросе. Поэтому вот тоже, у всех она есть, но использует её всего 1 %. Из мобильных устройств, Тань, как ты думаешь, какая платформа более популярна среди незрячих и насколько она более популярна: iOs или Android?

Т. КРУК: Ну, я думаю, что iOs.

О. ШЕВКУН: До сих пор.

Т. КРУК: Даже я умею ей пользоваться.

О. ШЕВКУН: Да, ты VoiceOver’ом умеешь пользоваться.

Т. КРУК: Да.

О. ШЕВКУН: Да, 69 % участников опроса сказали о том, что используют iOs, 27,5 % сказали о том, что используют Android. Но тут интересная вещь. В США, в Австралии эти цифры ещё выше: там под 80 %. 80 с чем-то процентов используют iOs, в более богатых странах. В Европе – 64 %. Ну, а если брать, допустим, Азию, Африку и Латинскую Америку, то там ситуация другая: там Android приобретает бОльшую популярность, iOs оказывается менее популярной. Возможно, за счёт недорогих телефонов, дешёвых телефонов под Android. То есть, тут оказывается вот такой вот разрывчик, ещё и географический тоже. Ну, а iOs пока всё-таки лидирует, и лидирует очень уверенно.

Т. КРУК: Пишет Вадим: «Неважно, совсем. Куда важнее – удобство и комфорт в работе и возможность решать нужные мне задачи». Елена пишет: «Главное, чтобы screen reader хорошо выполнял свою функцию. Популярность не важна вообще для меня».

О. ШЕВКУН: Там, кстати, в этом опросе ещё есть такой пункт, и выясняется, что многие люди используют два screen reader’а, три screen reader’а. И даже были люди, у которых на компьютере стоят четыре программы экранного доступа. Где они нашли четыре? Ну, я догадываюсь, но я не очень понимаю, зачем. Но вот такие товарищи тоже есть.

Т. КРУК: Может быть, в каком-то одна функция лучше, а в другом – другая лучше?

О. ШЕВКУН: Я не знаю! Ну четыре! Ну, четыре текстовых редактора ты будешь ставить себе на компьютер?

Т. КРУК: Нет.

О. ШЕВКУН: Вот. Ну, это немножко разные вещи, но всё равно.

Т. КРУК: Пишет Эльмир: «У меня выбора нет: MAC и VoiceOver».

О. ШЕВКУН: Да, там пока выбора нет, и, скорее всего, там его и не будет.

Т. КРУК: Александр пишет: «Я пользуюсь Linux, и поэтому выбор только один: Gnome Orca».

О. ШЕВКУН: Да, интересно, что у Linux очень низкий процент пользователей. Я, честно говоря, не знаю. Напишите нам, кстати. Есть периодически просьбы. Я уже даже собирался сделать, потом мы это отменили, потому что были другие темы. Короче, просят сделать передачу о малопопулярных операционных системах, о том же Linux или о том, как использовать на компьютере Android. То есть, поставили на компьютер Android и используем его на компьютере. Я пока не уверен, нужна ли эта передача. Как вы думаете? Будет ли вам интересен такой выпуск? Напишите, пожалуйста, об этом тоже.

Т. КРУК: Маргарита пишет: «Десять лет использовала Jaws, а в 2013 году перешла на NVDA. Популярность не при чём. Главное: лёгкость, удобство и бесплатность».

О. ШЕВКУН: Вот так. Бесплатность здесь действительно оказывается важной. Там даже в опросе получается, что люди, которые работают, и люди, которым покупают их работодатели программы экранного доступа, всё-таки больше используют Jaws. Но по миру действительно NVDA вот постепенно, потихоньку Jaws обходит. Мы посмотрим через год-два, когда выйдет следующий обзор, что там в этом обзоре у нас будет.

Т. КРУК: Максим пишет: «У меня тоже Macbook, поэтому использую VoiceOver, а на Windows мне больше нравится NVDA. В принципе, я использую Jaws, но меньше».

О. ШЕВКУН: Вот! А теперь вещь, которая меня лично удивила и, как выяснилось, она не только меня удивила. Ещё один результат этого исследования. Тань, ты ведь видела, особенно сейчас на государственных сайтах это часто бывает, такая кнопочка «Версия для слабовидящих»?

Т. КРУК: Да.

О. ШЕВКУН: Вот. В прошлый раз, когда был прошлый обзор, 27 % опрошенных никогда не пользовались такими сайтами. То есть, они – незрячие, они – слабовидящие, но они никогда такими сайтами не пользовались, считали их для себя ненужными. 27 %. Сегодня в этом обзоре, в этом исследовании 45,4 % опрошенных сказали, что никогда не пользуются специализированными сайтами для слабовидящих. То есть, вот почти в два раза увеличилось количество.

Т. КРУК: В чём причина?

О. ШЕВКУН: А потому что сегодня программы экранного доступа замечательно работают и с обычными сайтами. Потому что для того, чтобы внести в сайт какие-то изменения, которые нужны слабовидящим, совершенно не обязательно открывать специальную версию сайта. Есть и увеличители, есть возможность подмены цветов на компьютере. И потому что, честно говоря, зачастую эти сайты для слабовидящих бывают какими-то недоделанными. Ну, то есть, ты начинаешь что-то делать, а оно не работает. А, это версия для слабовидящих! Или ещё смешнее…

Т. КРУК: Ясно, я её выключу.

О. ШЕВКУН: Да, я её выключу. Я буду пользоваться обычной. И вот этот рост числа людей, которые этими сайтами не пользуются, – это одна сторона медали. Другая сторона медали состоит в том, что сегодня, например, госструктуры обязаны делать версии своих сайтов для слабовидящих. Это притом, что тенденция в пользу отказа от этих сайтов. Я хотел бы услышать сегодня наших слушателей, хотел бы услышать нашу аудиторию. Вот если написано на сайте: «Версия для слабовидящих», насколько вероятно, что вы нажмёте эту кнопочку или активируете эту ссылочку, и вы будете такой версией сайта пользоваться? Версия для слабовидящих – вас это привлекает или нет? И расскажите, может быть коротко, потому что 200 знаков всего у нас граница сообщения в чате, расскажите, пожалуйста, о том, какие сайты вам реально нравятся? Можете назвать там один-два. Вы скажете: «Да, там версия для слабовидящих, она реально помогает». И есть ли, наоборот, рекордсмены, но с другой стороны? То есть, вы заходите, и вы понимаете, что эта версия для слабовидящих, она сделана плохо, и лучше бы этой кнопочки там не было? Ну, и, кстати, раз уж об этом зашла речь. Если на сайте, допустим, стоит кнопочка «Изменить цвета» или там «Изменить контрастность», выбор цвета, вы это где делаете: в настройках сайта или вы для этого какими-то специальными программами пользуетесь? Поделитесь, пожалуйста, потому что вот тут ещё одна такая удивительная история, которую мы сейчас отслеживаем, в связи с этим вопросом.

Т. КРУК: У нас много сообщений, и я их потихонечку начну читать.

О. ШЕВКУН: Давай, конечно! Я тогда заткнусь пока.

Т. КРУК: Кристина пишет: «Олег, передача о редких операционках была бы очень интересной». И, продолжая эту тему: «Очень интересно было бы, на мой взгляд, услышать передачу про ChromeOs». ChromeOs. Такое есть?

О. ШЕВКУН: Да. ChromeOs – это операционная система. Как раз у неё в этом опросе очень-очень мало было людей, которые бы этим пользовались. То есть, это из серии… Я, как редактор, думаю: «Ну, вот мы сделаем. А зачем? У нас и так небольшая аудитория, а тут будет подаудитория в этой и так небольшой аудитории…». Ну, спасибо. Давайте подумаем. Если есть специалисты среди вас, если есть люди, которые говорят: «Да, я этим пользуюсь. Я готов прийти или выйти по Скайпу и рассказать!», напишите, пожалуйста, в сообщениях, напишите, пожалуйста, в чате, и мы об этом подумаем. Такую передачу, возможно… Ну, я не обещаю, но, возможно, сделаем.

Т. КРУК: Маргарита пишет: «Про Linux нужно передачу обязательно делать. У меня есть пара друзей, которые, в хорошем смысле, просто болеют этой системой. Они не любят Windows».

О. ШЕВКУН: Да, надо сделать и поспрашивать этих людей. Опять-таки, тут вопрос. Ну, вот популярность по обзорам очень невелика, но, с другой стороны, есть пользователи, есть люди. Так что, наверное, мы что-то по этому поводу будем делать.

Т. КРУК: Пишет Вадим: «По поводу версии для слабовидящих. По-разному: у меня 50 на 50. Где-то нажимаю, где-то – нет».

О. ШЕВКУН: Вадим, а вот вы нажимаете. Бывает так, что вы смотрите: «Этот сайт непригоден. Я не буду больше нажимать». Или с другой стороны: «Да, здорово! Хорошо работает!». Что вас заставляет продолжать и дальше нажимать эту кнопку на этом сайте? А что для вас оказывается таким моментом, когда вы говорите: «Не-не-не, я этого делать больше не буду?». Напишите.

Т. КРУК: Пишет Кристина: «Не нажимаю обычно». Маргарита пишет: «Версиями для слабовидящих стараюсь не пользоваться. Я в это просто уже не верю, ведь это не для незрячих, а реально для слабовидящих. Цвет, укрупнённый шрифт и т. д. Мне это бесполезно».

О. ШЕВКУН: Да. Но иногда бывает сама структура сайта более простая, и работать с этой структурой бывает более просто. Мне интересно, есть ли кто-то из наших слушателей, зрителей, кто отзовётся и скажет: «Вот я – незрячий, но я пользуюсь такой версией ну, просто из-за её простоты». Пока такого человека у нас не было.

Т. КРУК: Антон пишет: «Пользуюсь версией для слабовидящих, только когда обычная версия сайта для Jaws недоступна».

О. ШЕВКУН: А NVDA не пробуете, Антон? Попробуйте NVDA.

Т. КРУК: Очень много ответов, кстати, про то, что используют в связке и NVDA, и Jaws.

О. ШЕВКУН: Да. Кстати, по поводу версии для слабовидящих, я до недавнего времени активно пользовался (сейчас, правда, давно этого не делаю и не знаю, какая там ситуация), допустим, сайтом РЖД (Российские железные дороги), при покупке билетов. Мне очень нравится версия для слабовидящих. Даже с Jaws там меньше лишнего материала было. Но опять-таки, эти вещи иногда меняются. И я сейчас скажу, допустим, что «да, работает». А вы скажете: «А я вчера заходил (или, там, неделю назад заходил), а оно не работало! Оно работало плохо». Вот как-то порою такое ощущение, что эти версии всё-таки делаются немножко по остаточному принципу. То есть, ну вот для зрячих сделали, а для слабовидящих –

что получится, то получится. Вот такое ощущение у меня иногда бывает. Ну, вот в этом обзоре совершенно очевидно, что доля людей, которые пользуются такими сайтами, сокращается. Что, идём дальше? Или ещё сообщения какие-то?

Т. КРУК: Елена пишет: «Версиями для слабовидящих, если есть возможность, пользуюсь».

О. ШЕВКУН: Елена, а оно вам зачем? Ведь вы можете сделать настройки программ, вы можете включить увеличитель Windows, ещё что-то поставить. Вам действительно удобнее пользоваться специальным сайтом? Вот почему вы выбираете именно такой путь? Расскажите либо сейчас, либо в комментариях, а потом уже комментарии, которые пришли после выпуска, в следующих эфирах мы обязательно прочитаем.

Т. КРУК: Максим пишет: «Для Linux рекомендую Пожидаева». Это, видимо, про гостей.

О. ШЕВКУН: Да, да. Вот я про Михаила тоже подумал. Ну кого же ещё?… Слушайте, мир настолько тесен, что мы с вами оба, я думаю, не только мы с вами, подумали про Михаила Пожидаева.

Т. КРУК: Кристина пишет: «На РЖД реально иначе сложно купить билет. А вообще я пользуюсь приложением».

О. ШЕВКУН: Вот! Да, сейчас приложение стало гораздо лучше, гораздо проще. То есть, опять. Я не знаю, может быть, только у меня так, но подозреваю, что не только у меня. Допустим, есть социальная сеть ВК, и вот ты начинаешь… Сейчас стало попроще. Сейчас, всё-таки, это делают… Но когда тебе нужно сделать какие-то реально сложные вещи, ты пробуешь: «Так, попробую я это на полной версии сайта, попробую теперь на мобильной версии сайта, попробую я теперь это сделать на телефоне, в приложении, допустим». И у меня были ситуации… Сейчас это настроили. Но где-то год назад, допустим, чтобы запланировать публикацию на более позднее время, я обычно делал как: я делал публикацию и планировал, куда мог, на компьютере, но там сложно было настроить, на какое время я хочу запланировать. Время – можно было, день было сложно заполнить, там из календаря было сложно выбрать. Так вот. Я, допустим, планировал на сегодня через час, первое, что получалось, потом заходил с телефона, с приложения и переделывал эту публикацию. Расскажите зрячему, что так приходится работать! Да, отправить какое-то сообщение, сделать какую-то публикацию. Но для этого ты сначала сидишь за компьютером, а потом доделываешь на мобильном телефоне, потому что с компьютера она не работает. Вот такие выкрутасы для нас порою бывают необходимы. И объясни это кому! Сложно бывает объяснить.

Т. КРУК: Маргарита пишет: «Есть такой сайт, называется «Особый взгляд». Он вообще предназначен для незрячих, но версия для слабовидящих просто позорная! Да и обычная, мягко говоря, – не особо лучше. А сайт Dislife, который предназначен для людей с инвалидностью, вообще отдыхает на курорте, в самом отрицательном смысле».

О. ШЕВКУН: Не, не говорите сейчас про отдых на курорте, потому что Татьяна только что с курорта приехала. Вы слышите Татьяну? Вы слышите её тон, как она грустит? Она грустит у нас очень.

Т. КРУК: Ничего! Скоро вернусь.

О. ШЕВКУН: Я понял. Давай дальше перейдём к следующему. Или у нас есть что почитать?

Т. КРУК: Давайте перейдём.

О. ШЕВКУН: Тифломелочи. Эта тема, которая навсегда остаётся актуальной. Эта тема, которой мы иногда, честно говоря, как-то ею пренебрегаем, не продумываем… Да, тут сейчас мы пытаемся дозвониться по Скайпу, но опять была моя ошибка. Я неправильно дал указания. Ну, ничего. Елена Васильева. С нами сейчас, Елена?

Т. КРУК: Нет.

О. ШЕВКУН: Пока её нету, сделаем Mute. А хотя… Не надо, не надо, потому что мы так не увидим, когда ответят.

Т. КРУК: Я увижу.

О. ШЕВКУН: Ты увидишь, хорошо. Мы постепенно, через тернии к звёздам, осваиваем новый компьютер. И учимся работать, и учимся делать какие-то новые вещи.

Т. КРУК: Елена, здравствуйте!

Елена ВАСИЛЬЕВА: Здравствуйте!

О. ШЕВКУН: Елена Васильева из Великого Новгорода. Мы знаем Елену как слушательницу, как постоянного участника нашей группы ВКонтакте, как участника чата. Мы впервые сегодня встречаемся с Еленой как с участником эфира. Елена, добро пожаловать в «Тифлострим»!

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, мне очень приятно. Спасибо, что пригласили. Мы очень долго ждали какого-то повода, и вот такой повод появился. В фонде «Звёздный Порт»….

О. ШЕВКУН: Нет, нет, нет, подождите, подождите, подождите! Вы про повод-то нам расскажете через некоторое время, потому что я, всё-таки, хочу кое-что сам рассказать сначала. У нас были…

Е. ВАСИЛЬЕВА: Давайте.

О. ШЕВКУН: Ох, она разрешила! Спасибо, Елена! Короче, была выставка во Франкфурте. Об этой выставке у нас были видеоматериалы на канале Tiflo.Info. Вы можете их найти. И там было два кусочка таких небольших про тифломелочи. Я, честно говоря, был сначала в шоке. Мне показалось: зачем мне всё это нужно? То есть, ты подходишь к столикам, и на столиках, даже на столах, куча всяких предметов, по поводу которых… Первая мысль, которая появляется: «А оно зачем?» А потом смотришь, люди подходят, покупают эти самые предметы. Ну, покупают, ну допустим, какие-нибудь резиновые крышечки для банок, резиновые крышечки для кастрюль, которые оказываются более удобными, покупают такую маленькую штучку металлическую, которую можно бросить в кастрюлю, и она прыгает в этой кастрюле, в молоке для того, чтобы молоко не убежало. Покупают какие-то штучки, которые можно, допустим, приделать на нужную клавишу клавиатуры компьютера. Вот за это деньги даже платят. Я удивился. Покупают какие-то измерительные, очень простые измерительные штучки, которые я даже раньше себе не представлял. Это просто, это практически из ничего, или почти из ничего делается какая-то тифломелочь, делается что-то полезное. И вот, когда Елена мне написала, я подумал: «А ведь это может быть то самое или, по крайней мере, начало того самого!». Елена, вы работаете в фонде. Кстати, сразу скажу: у нас с этим фондом нет никаких отношений – ни коммерческих, ни каких-то иных. Просто мы сделали этот материал, делаем сейчас этот материал, потому что вы – наш постоянный слушатель, и потому что, мне кажется, что здесь может быть что-то интересное. Вы работаете в фонде. Расскажите немножко об этом фонде. Что это и для кого это?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, я – координатор социальных проектов фонда «Звёздный Порт», который уже больше восьми лет помогает детям, пенсионерам и мамам неизлечимо больных детей в Новгородской области. И все знают нас ещё как организаторов многих онлайн мероприятий – вебинаров, на которые очень многие приходят, и даже из незрячих.

О. ШЕВКУН: Например. Например. Назовите какие-нибудь вебинары!

Е. ВАСИЛЬЕВА: Летом мы проводили вебинары по профилактике стресса. Серию вебинаров.

О. ШЕВКУН: Надо, да-да.

Е. ВАСИЛЬЕВА: И очень было много людей.

О. ШЕВКУН: Скажите, пожалуйста, что там у вас за мастерская при фонде? Чем она занимается? Кто там работает?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, и вот совсем недавно случилось такое событие: у нас при фонде открылась творческая мастерская для людей с инвалидностью, где под руководством помощников люди смогут изготовить какие-то, как раз, полезные мелочи для себя, для своих близких, и научиться чему-то новому.

О. ШЕВКУН: Люди – это инвалиды каких-то других категорий?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, люди с различной инвалидностью.

О. ШЕВКУН: А что конкретное у вас уже есть? То, что вы либо делаете, либо собираетесь делать?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Уже сейчас есть блокноты.

О. ШЕВКУН: Блокноты, которые вы делаете в вашем фонде?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, был уже первый блокнот. Состоялся аукцион по продаже блокнота. И всё прошло успешно.

О. ШЕВКУН: Я так понимаю, что у вас возникла мысль, пока возник вопрос, пока ещё не мысль – это вопрос, как бы исследование темы: а что могло бы быть интересным? А что можно было бы сделать такого, что было бы полезным незрячим людям? Это то, что называется Low Tech. Это низкотехнологичные истории, конечно. Это может быть, я даже не берусь сказать, что это может быть, потому что именно в этом смысл того конкурса, который мы, сегодня, вместе с вами хотели бы объявить. Конкурс идей. Лен, сможете озвучить, какие идеи вы ожидаете? Что бы вы хотели услышать от наших слушателей и зрителей?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Мы бы хотели услышать и увидеть ваши идеи тех мелочей, тех приспособлений простых, которые могут быть полезны в повседневной жизни незрячему или слабовидящему человеку. Мы ограничивать не будем какими-то материалами, из которых изготовить. Например, просто выберем то, что будет возможно, и вот эти лучшие идеи попробуем реализовать в нашей мастерской.

О. ШЕВКУН: То есть, я правильно понял – что-то такое, что вам было бы полезно?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да.

О. ШЕВКУН: Я бы начал даже так: а вот бы была такая штука…

Е. ВАСИЛЬЕВА: Иногда такое бывает.

О. ШЕВКУН: Да, и, может быть, совместно как-то продумать, реализовать, сделать такую штуку можно. Буквально сегодня, когда мы готовились к этому эфиру, вот у нас этот новый компьютер, за который мы благодарны нашим слушателям. И я думаю: «А вот бы была такая штука, из которой можно было бы быстренько сделать такую точечку, которую можно было бы приделать на одну из клавиш, ну, потому что эту клавишу всегда бывает трудно найти». Они там очень похожи. А вот бы была бы такая штука, которая… И, в принципе, для кого-то из нас это несложно сделать. Точечку на клавишу, конечно, можно сделать и самому. Возможно, будет что-то такое, что полезно и вам, окружающим людям, и простая мастерская, при некоторой подготовке, это могла бы сделать.

Если такие идеи у вас появятся, можете, во-первых, уже сейчас в чате начать задавать вопросы, допустим, про мастерскую, про то, чем ребята занимаются. И до 20 октября мы на наш адрес stream@Tiflo.info ждём вашу, ваши идеи. И в комментариях вы можете оставлять идеи, или вы можете также, я думаю, что завтра-послезавтра мы в наших группах ВК и Facebook выложим пост. Вы также можете предложить свою идею тифломелочей. Что-то есть у вас?

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, можно обращаться на страничку ВКонтакте, можно найти меня в группе «Звёздный Порт», в группе проекта «Батарейка» и в группе Tiflo.info.

О. ШЕВКУН: И в группе Tiflo.info тоже да.

Е. ВАСИЛЬЕВА: И ещё хотела бы добавить, что ещё один партнёр конкурса этого – это магазин «Доступная Среда» и Компания «Исток Аудио», которые тоже предоставят приятные сюрпризы для авторов лучших идей. Так что, участвуйте!

О. ШЕВКУН: Значит, вообще, Лена, с редактором договариваться надо по поводу списка партнёров. То есть я, конечно, не против, но узнавать о новом партнёре в прямом эфире – это….

Е. ВАСИЛЬЕВА: Я сама только недавно узнала.

О. ШЕВКУН: Я понял, всё. Претензий с моей стороны нет, тем более что это хорошие ребята.

Е. ВАСИЛЬЕВА: Спасибо им за это!

О. ШЕВКУН: Эфир мы с ними ещё не делали, но думаю, как-нибудь тоже сделаем. Конкурс «Идея тифломелочи»: учебная, бытовая – что-то такое, что может быть… Слушайте, кто-нибудь делает такое, может быть, такое уже делают, что-нибудь такое лёгкое, удобное на ботинки, чтобы зимой, весной, когда лёд, они меньше скользили?

Т. КРУК: Это всем нужно!

О. ШЕВКУН: Не только «тифло».

Т. КРУК: Конечно!

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да!

О. ШЕВКУН: Хорошая такая мелочь, хорошая такая мелочь. Тань, чего?

Т. КРУК: Елена Огородникова написала: «Тифлоочумелые ручки». Это как предложение к названию.

О. ШЕВКУН: Чего?

Т. КРУК: «Тифлоочумелые ручки».

О. ШЕВКУН: Ой, ой, ой, ой, ой, я даже не знаю, как это…

Т. КРУК: Ну, есть же «Очумелые ручки». А у нас – «Тифлоочумелые ручки»!

О. ШЕВКУН: Друзья, не бойтесь, пожалуйста, идей! Иногда они действительно бывают странными. Ну, например, я видел девайс такой, такое простенькое устройство, такая скрепочка, которая нужна для того, чтобы, когда вы кладёте носки в стирку, чтобы потом не нужно было рассортировывать левый – правый, чтобы они у вас стирались вместе. Вы два эти носка собираете. Я видел это когда-то в одном из тифломагазинов. Для меня это как-то диковато. Ну, разобрать носки по фактуре можно, ещё как-то. Но, с другой стороны, да, если они очень похожи друг на друга, действительно, их какой-то скрепочкой скрепить – замечательная тифломелочь – скрепка для стирки белья. Носки, чулки… Всё, что угодно.

Т. КРУК: А есть же такие специальные мешочки…

О. ШЕВКУН: Ну, мешочки – мешочки, а вот там кто-то сказал: «А мне мешочек не нравится». А потом, с мешочком вопрос: простирается оно в этом мешочке или нет? Хотя должно, в принципе.

Т. КРУК: Должно, конечно. Там мешочек такой, как сеточкой.

О. ШЕВКУН: Да-да-да, есть такие! И дома у нас такой есть. Ну, вот конкретная такая тифломелочь. Вот! Так что друзья, пишите, пожалуйста! Скажите о том, что вам нравится, о том, что вам кажется интересным и что вы хотели бы увидеть.

Т. КРУК: Есть уже одно предложение от Елены Огородниковой.

О. ШЕВКУН: Давай. И сразу обсудим, кстати.

Т. КРУК: Она пишет: «А вот была бы трость с подцветкой, с фонариком».

О. ШЕВКУН: Смотрите, трость они сделать не смогут.

Т. КРУК: Но фонарик, какое-то крепление на трость можно сделать.

О. ШЕВКУН: Допустим, подобрать фонарик, который удобно было бы крепить на трость и сделать крепление для конкретных вариантов тростей. И даже крепление, которое можно будет менять, допустим, толщину его менять. Только крепление. Вы допустим, говорите: вот такой-то фонарик, да, и чтобы он крепился на вот эти трости. Это первая идея. Процесс пошёл, друзья мои.

Е. ВАСИЛЬЕВА: Да, принимается.

Т. КРУК: По поводу носков пишет Эльмир: «Левый и правый носок – это круто. А у меня какой первый надел, такой и будет».

О. ШЕВКУН: Слушайте, я даже не про левый – правый. У меня тоже… Эльмир, мы с вами одинаковые. Я про то, чтобы разные пары не перепутать, и чтобы случайно не пойти… Не знаю, на одной ноге серый, на другой – синий.

Т. КРУК: Это модно. Это очень модно. Я думаю, что…

О. ШЕВКУН: Таня, Таня!

Т. КРУК: Просто люди, которые путают носки, они, в итоге, придумали моду на разные носки.

О. ШЕВКУН: Они стали законодателями моды.

Т. КРУК: Да, конечно.

О. ШЕВКУН: Они стали законодателями моды. Да, надо подумать, что ещё. Надо подумать, что ещё может быть интересно. Поэтому, друзья, у вас есть время, а Елена Васильева вас с удовольствием увидит, услышит и отреагирует как-то на то, что вы скажете. Что-то ещё есть, или мы можем Елену отпустить?

Т. КРУК: Можем отпустить!

О. ШЕВКУН: Елена, спасибо вам большое! Спасибо вам огромное за участие. И я надеюсь, что в конце конкурса (20 октября у нас конкурс завершается), а после этого мы с вами ещё поговорим и выберем лучший ответ. Так что, друзья, присылайте, пожалуйста, ответы. Пишите про тифломелочи. Идём дальше. Елену отпускаем.

Т. КРУК: До свидания, Елена!

Е. ВАСИЛЬЕВА: До свидания, спасибо!

О. ШЕВКУН: Смотри, у нас сегодня необычная ситуация. У нас осталось пять минут.

Т. КРУК: Да.

О. ШЕВКУН: Поэтому, если было что-то в чате, давай посмотрим на чат. Если нет, то мне есть о чём сказать.

Т. КРУК: Ну, есть два таких сообщения по поводу ведущих.

О. ШЕВКУН: По поводу ведущих или по поводу Татьяны Крук?

Т. КРУК: И по поводу ведущих, и по поводу Татьяны Крук, по поводу двух ведущих. Давайте так.

О. ШЕВКУН: Да, давай.

Т. КРУК: Извините, секундочку, сейчас просто найду.

О. ШЕВКУН: Ну да, это нужно ещё вернуться.

Т. КРУК: Прочитаю, про Татьяну Крук пишут…

О. ШЕВКУН: Заинтриговала сразу.

Т. КРУК: Пишет Антон: «Татьяна – украшение «Тифлострима» и самая обаятельная и привлекательная, и самая лучшая из ведущих и лучшая как журналист из них». Спасибо, Антон!

О. ШЕВКУН: Антон, а вы не боитесь, что другие обидятся? А вы не боитесь, что будет следующее: я потом позову кого-нибудь из соведущих, а они скажут: «Так, тут есть Антон, который сказал, что Татьяна лучше меня!». И не пойдут.

Т. КРУК: Нет-нет, я думаю, что Антон из-за каких-то благих побуждений написал такие приятные слова для меня, не для того, чтобы кого-то задеть, кому-то плохо что-то там сказать.

О. ШЕВКУН: Я на это надеюсь. Я на это только и надеюсь, Антон, так что всё нормально. Что-то ещё?

Т. КРУК: По поводу Полины. Не могу найти в данный момент сообщение.

О. ШЕВКУН: Смотрите, тут вот…

Т. КРУК: Спрашивали, куда Полину дели. Мы на самом деле хотим Полину.

О. ШЕВКУН: Я понял. Значит, сегодня у нас такое небольшое изменение, которое, по некоторым причинам, от нас не очень зависит. Думаю, через несколько дней мы расскажем. Сегодня у нас на эфире гости. Я, опять-таки, не буду выдавать историю. История выдастся сама. Где-то в понедельник – во вторник на следующей неделе. Тогда всё узнаете. И мы договорились с Татьяной о том, чтобы она была в сегодняшнем особом эфире. Гостей, кстати, наверное, видели мы, вы видели, как я там петличку снимал в начале эфира, пуговицу застёгивал. Это не от неприличия, а по другим причинам. Ну, что же касается Полины, теперь я уже могу сказать о том, что Лира Лешкевич и Полина Иванкевич начнут новый проект. Проект этот будет делаться без меня. Таня, проект этот будет делаться без тебя.

Т. КРУК: Ничего страшного.

О. ШЕВКУН: Переживёт. Так что Лиру и Полину вы увидите, и это будет конкретно молодёжный проект.

Т. КРУК: Вы пока не раскрываете секрет, о чём будет этот проект.

О. ШЕВКУН: Я не могу, потому что там есть ещё два пути, о которых они ещё сами должны подумать. Есть два варианта, они должны выбрать один из них, но я думаю, что в ноябре, самое позднее – в начале декабря, мы добавим третий эфир на нашем канале в неделю. Так что как-то так.

Т. КРУК: Антон пишет: «Пускай развиваются». А давайте вспомним, что кто-то ещё студент, кто-то ещё учится, отучился и расслабился и вот сидит тут разговаривает с вами.

О. ШЕВКУН: Вот да. Действительно, я с Татьяной сегодня об этом говорил. Мы с ней познакомились, когда делали материал про митинг в защиту школы-интерната № 1. Школу мы тогда не защитили (ну как, защищали, но не защитили), зато с Татьяной познакомились, и это очень неплохо. В ближайшие дни, в ближайшие «Тифлостримы», в следующий понедельник тема, о которой одни скажут: «Вау!», а другие скажут» «Буу!».

Т. КРУК: Уже, кстати, по поводу этой темы написала Елена Огородникова.

О. ШЕВКУН: «Буу» или «Вау»?

Т. КРУК: Она написала: «Добро пожаловать в клуб кошатников». Я думаю, что из первых слушателей будет как раз-таки Елена.

О. ШЕВКУН: Да. Тема называется «Я и мой кот или я и моя кошка, или как найти чёрную кошку в тёмной комнате, когда ты стопроцентно не видишь?». Вот там действительно есть вопросы. И вопросов немало. Если у вас есть кошки, если вы сами занимаетесь с кошками, если вы, например, занимаетесь ветеринарными делами (да, к врачу их водите, может быть, уколы им делаете). Если вы делаете такие простые вещи, как например, убирать за кошкой. Если вы следите за кошкой и вычёсываете кошку. Если вы приучаете кошку, чтобы она уходила, чтобы не наступали ей на хвост, и всё это делаете без зрения, я думаю, что нам с вами есть о чём поговорить, и вам есть о чём рассказать другим. Так что такая кошачья тема у нас будет. Для тех, кто ждёт технический эфир. 21 октября большой эфир с компанией «Элита Групп». Это подтверждено. Будем смотреть новые дисплеи, смотреть новые приборы и, скорее всего, 23 октября здесь, в «Тифлостриме» без «Элиты Групп» мы тоже эти приборы будем смотреть. Так что вот такие темы у нас впереди.

Т. КРУК: Тогда на сегодня мы будем прощаться.

О. ШЕВКУН: Уже?

Т. КРУК: Конечно!

О. ШЕВКУН: Победитель уже есть конкурса ТСК? Или мы решили его всё-таки не определять?

Т. КРУК: Ну, мы же определили, что это Эльмир.

О. ШЕВКУН: То есть, Эльмир не поколеблен в твоих глазах?

Т. КРУК: Нет.

О. ШЕВКУН: Эльмир, я тебя поздравляю! И это, пожалуй, лучший приз, который мы можем тебе дать. Ну, я думаю, ты не против, да? Татьяна Крук!..

Т. КРУК: Олег Шевкун!..

О. ШЕВКУН: Всем – пока!

Т. КРУК: Всем – пока, да. До скорых встреч!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *