Верить. Видеть. Жить. Выпуск 14. Украинские горизонты. Гость: Дмитрий Грязных

Незрячие христиане Украины.

Чем они живут? Как общаются в оффлайне и онлайне?

Как служат Богу и помогают людям?

Беседуем об этом с Дмитрием Грязных, волонтёром миссии «Служение незрячим», одним из администраторов Facebook-сообщества «Світло для прозріння».

Ведущий: Олег Шевкун.

Прямой эфир 2 июля 2020 года.

Текстовая версия

Олег ШЕВКУН: Сердечный привет всем! «Верить. Видеть. Жить» на канале «Тифло.Инфо», Олег Шевкун у микрофона. Хочу сначала сказать, что и почему происходит. Хотели мы уже завершить сезон нашей программы, решили, что хватит: лето, можно заняться чем-то более интересным. А потом смотрю я и понимаю, что есть тема, которую очень хотелось бы предложить вам именно в этом сезоне, именно сейчас. Тема касается наших друзей, наших братьев и сестёр – украинских христиан, которые, кажется, занимаются во многом тем же, чем и мы с вами. Они осваивают интернет-платформы, но занимаются не только ими – там гораздо больше всего интересного.

Есть такая группа, не рискую прочитать её название, боюсь неправильно сказать. Я сразу представлю нашего гостя: Дмитрий Грязных. Дмитрий, Добрый день! Сердечный привет и добро пожаловать в эфир.

Дмитрий ГРЯЗНЫХ: Добрый день, Олег, с миром Божьим Вам! Добрый день всем зрителям.

О. ШЕВКУН: Дмитрий, Вы в каком городе, чтобы было понятно?

Д. ГРЯЗНЫХ: Я проживаю в городе Кропивницкий. Это бывший Кировоград.

О. ШЕВКУН: И вы среди прочего администрируете группу, которая называется…

Д. ГРЯЗНЫХ: «Світло для прозріння», «Свет для прозрения».

О. ШЕВКУН: И она очень большая на самом деле. Сколько вас там сейчас человек?

Д. ГРЯЗНЫХ: На сегодняшний день – 1170 участников.

О. ШЕВКУН: Так, неплохо. И кроме того, вы активно участвуете в христианской жизни на Украине. Итак, Дмитрий. Вы администратор сообщества, христианин. Сегодня мы поговорим о незрячих и слабовидящих христианах в Украине, о том, чем они живут, чем занимаются, как они общаются. Давайте начнём с вашей истории. Как вы сами пришли к вере, как пришли к Богу?

Д. ГРЯЗНЫХ: Я постараюсь вкратце. Родился и вырос я в семье неверующих, потому что это был конец Советского Союза. Единственное, что помню, бабушка мне рассказывала, как меня крестили в православной церкви ночью. Тогда это было нельзя, это могло отразиться на дедушкиной работе. О Боге я ничего не знал до тех пор, покамест в школе (я учился в Одесском 93-м интернате для незрячих), классе в 5-м, воспитательница не повела нас на экскурсию в монастырь. Для меня всё это было новым, интересным.

Денег, которые мне оставляли родители, тогда хватало с головой! Как сейчас помню, мы тогда покупали иконки и всякие молитвословы. А так как мы не видели, приносили их воспитательнице, которая нам диктовала молитвы, и мы их записывали по Брайлю.

О. ШЕВКУН: А Вам это было зачем? Почему Вам это было тогда интересно?

Д. ГРЯЗНЫХ: Понимаете, Олег, я в тот момент параллельно увлекался значками и марками. Можно сказать, загорелся этим. Но в душе ничего я к этому не испытывал – это просто было на уровне «все делают, и я так». Потом в моей жизни начался период, когда многие мамины знакомые говорили ей: «Почему твой сын родился таким? Почему его Бог обидел – не дал ему зрение?» И со временем эти мысли во мне действительно породили обиду. У меня под конец школы в душе вскипел вопрос: «Почему Бог так поступил? Почему лишил меня зрения? Я бы мог намного больше…»

О. ШЕВКУН: Сколько бы я сделал! Многие из нас так думают. «Как бы я послужил» и т. д.

Д. ГРЯЗНЫХ: Когда в моей жизни произошёл один случай, о котором я не хотел бы говорить, он подтолкнул меня… Это было связано с алкоголем. Было очень много алкоголя на почве того, что я со своей будущей тёщей не нашёл общий язык. И на этом фоне я даже хотел на себя наложить руки. У меня такая была обида, что меня не понимают. Что бы я ни сделал, всё не нравится, всё плохо. Иду я тогда по улице. Стемнело. Впереди стоит патруль и потирает руки, мол, идёт наш клиент. А я иду «змейкой», причём не по тротуару, а по дороге. Как сейчас помню, специально, чтобы меня сбила машина. У меня есть остаток зрения. Я помню, что машины едут, фары виляют… А шёл парень с девушкой, Дима и Валя. Они подбежали перед самыми патрульными. Они шли с вечернего служения. Взяли меня под руки и говорят: «Он с нами». Забрали меня, спросили, куда мне нужно.

А у меня тогда от алкоголя уже начались провалы в памяти. В общем, они мне уже потом рассказывали, что я им таки сказал, где живу. Когда это всё прошло, на второй день мне стало интересно, почему эти люди такие неравнодушные. На фоне всего безразличия в мире они проявили ко мне интерес. Они мне предложили (я запомнил адрес) посетить их Церковь. Я пришёл. Понравилось, начал ходить. Была единственная проблема: я не мог бросить курить. Из-за этого я и перестал туда ходить. А члены этой Церкви спрашивали: «Почему ты не приходишь?» Говорю, так, мол, и так, не могу бросить курить. «Да ты не переживай! Тут люди по 4-5 лет курят, ничего страшного!»

В дальнейшем у меня возникали вопросы относительно изучения и толкования Библии. И самый главный момент, который я не смог увидеть в той Церкви, – это Божья любовь, о которой много рассказывают. Я на то время познакомился с «ТрансМировым Радио».

О. ШЕВКУН: О, да.

Д. ГРЯЗНЫХ: Начал слушать их передачи. Там было много свидетельств, радиопостановок, и везде-везде говорилось о Божьей любви. Но, посещая эту церковь харизматов, я там любви не видел. Не лежала душа у меня туда ходить, и я перестал.

Долгое время я продолжал жить мирской жизнью, тем не менее слушал радио всё это время. Потом к нам стали приходить сначала христианские аудиокассеты (есть у нас такая миссия «Свет на Востоке»), потом они перешли уже на CD. Я продолжал жить обычной жизнью, и у меня начали появляться вопросы: «Господи, почему Ты не призвал меня раньше?»

Потом я понял, что мне было дано такое сравнение, что ли… Единственное, живя обычной жизнью, я уже со многим не мог согласиться. Тот же алкоголь меня уже не интересовал, поменялись взгляды практически во всём.

О. ШЕВКУН: Дмитрий, тут такая достаточно сложная вещь. Вы сказали, что перешли в другую конфессию, а сейчас вы общаетесь…

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, я никуда не перешёл – просто ушёл из той Церкви.

О. ШЕВКУН: Аа, мы тогда к этому вернёмся. Вы сейчас наверняка общаетесь с разными христианами. И наверное, с христианами других убеждений.

Д. ГРЯЗНЫХ: Ну конечно!

О. ШЕВКУН: Как вы для себя смогли преодолеть эту проблему непонимания, что ли? Иногда бывает так, что человек уходит из какой-то Церкви, конфессии или деноминации и говорит: «А я с ними вообще не буду общаться! Всё, они не мои братья и сёстры!» А вы-то ведь участвуете в христианском движении, у вас так не получится. Если вы когда-то пришли в общину, увидели там проблемы, ушли из этой общины. Как теперь, много лет спустя, Бог помогает вам выстраивать отношения с этими людьми? Если помогает. Может, вы скажете: «А я и не выстраиваю». Если да, так и скажите, но всё-таки не мог не спросить.

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, отношения стараюсь выстраивать в любом случае. Единственное, как я это вижу, Господь помог мне найти именно ту Церковь, именно то учение, которое действительно легло мне на сердце, которое я понимаю, которое действительно не противоречит Писанию и соответствует ему.

Перед тем как попасть в Церковь, я познакомился с вами, где-то после 2010-2011-го года. Начал слушать «Радио ВОС», ваши передачи…

О. ШЕВКУН: Я даже не знал! Вы сейчас так говорите: «Я с вами познакомился», – а я сижу и думаю: «Он меня ни с кем не путает?» Не путает.

Д. ГРЯЗНЫХ: Я имею в виду – с вашей деятельностью на радио. Я для себя открыл такого замечательного ведущего. Тогда уже появлялся интернет. Он был слабый, но были почтовые рассылки для незрячих, и там частенько публиковали ссылки. Я всегда скачивал и всё это слушал. И такая зародилась мечта, что ли: «Вот было бы интересно, если бы этот человек ещё и о Боге рассказывал». И когда я для себя открыл передачу «По страницам Библии», это был ответ от Господа!

Слушая ваши передачи, я уже понял, что есть-таки правильное учение. Когда ты изучаешь именно то, что написано в Библии, без искажения смысла. И когда я попал уже в ту Церковь, в которую хожу сейчас (это Церковь «Живое Слово», поместная Церковь Евангельских христиан-баптистов), я понял, что это моё! Во-первых, мне всё понятно, во-вторых, у меня есть братья-наставники. Я не обладаю даром ораторства. Иной раз бывает такое, что я даже не могу до конца сформулировать свой вопрос так, чтоб меня поняли. А Господь так действует, что эти люди, наставники, понимают меня. На данный момент, слава Богу, я нашёл себя, ощутил на сердце мир и покой именно от Господа. Не без того, бывают всякие ситуации в плане общения с христианами разных конфессий. Бывают какие-то спорные вопросы. Тогда обращаюсь к братьям за советом, которые, скажем так, старше духовно, и в первую очередь уповаю на Бога. Он помогает любыми путями! Даже бывает такое, что есть пять минут перед работой, открываешь Библию, включаешь в любом месте и попадаешь именно на тот текст, из которого понимаешь – это ответ на твой вопрос.

О. ШЕВКУН: Вы сказали «включаешь Библию». Вы её слушаете в аудиоварианте в основном?

Д. ГРЯЗНЫХ: К сожалению, аудио, мне читать сложно с моим процентом зрения. Когда настраиваю телефоны, пользуюсь 45-кратной лупой.

О. ШЕВКУН: Алия у вас спрашивает: «Не думали, что если в Церкви будет что-то не так, если люди сделают что-то странное, если их жизнь не будет соотноситься с учением – тогда что?» Потому что вы начали с того, что ушли из некой Церкви, увидев какие-то вещи. Но с того времени, я думаю, Бог вас растил, менял Вас. Алия пишет «если», а я Вам скажу: это обязательно будет!

Д. ГРЯЗНЫХ: А оно и есть у меня. Даже в этой Церкви, в которой я сейчас нахожусь. Но вы знаете, что самое главное: я благодарю Бога, что Он дал мне именно ту мудрость, дал понимание того, что, когда я прихожу в Церковь, я прежде всего прихожу к Богу. Для чего ты идёшь в Церковь? Чтобы получить Слово Божье. А все второстепенные вещи… Да, они есть.

Когда только начал ходить в эту Церковь, первое время «носил розовые очки». Я настолько был счастлив, что не замечал плохого. Потом, когда проходит первое время, понятно, что ты видишь все недостатки. Я, конечно, сильно был поражён, когда столкнулся с фальшью в Церкви. Под неким воодушевлением я почему-то считал, что у христиан такого не может быть. Но увы, это есть. Я благодарю Бога, что Он дал мне понимание. Во-первых, все люди грешны, во-вторых, я тоже не без этого.

Я не могу сказать, что стал святым, идеальным. Просто чем обижаться на человека, лучше и эффективнее за него молиться. Потому что твоя обида, твои обличения и попытки уколоть человека – это не работает. Прежде всего нужно обращаться к Господу. Только Господь может поменять наше сердце.

О. ШЕВКУН: Да, то, что вы говорите сейчас о фальши… Действительно, часто помогает выходить из подобных ситуаций, когда ты просто смотришь на себя. Ты говоришь: «Боже, но ведь во мне это тоже бывает, а Ты мне прощаешь, меняешь меня». Смотрю на чат, нас приветствуют Настя, Мусагали, Алия… Алия много вопросов задаёт, к ним позже подойдём.

Часто, когда мы говорим о христианской жизни, особенно о христианской жизни незрячих, возникает проблема оторванности от других незрячих. То есть для кого-то она не проблема, кто-то живёт, и, в общем, нормально. А кто-то думает: «Я бы хотел найти других верующих, которые при этом понимают и мою жизнь, понимают её лучше, потому что у них самих либо слабое зрение, либо его нет». Вы с этим столкнулись? Вы приходите в Церковь, но Церковь – одно дело, а другое дело – Ваша «незряческая» среда. Было ли здесь какое-то противостояние? Хотелось ли найти других незрячих христиан или Вас это миновало?

Д. ГРЯЗНЫХ: Очень даже хотелось, очень было интересно. Когда узнал о миссии «Служение незрячим», был приятно удивлён. А по поводу тех незрячих, которые сидят дома и нормально, это самое печальное! Таких незрячих как раз очень трудно вытянуть. Их трудно мотивировать сделать первый шаг для общения. Но когда Бог даст мудрость, ты это сделаешь, переубедишь и человек попробует, потом этот человек будет просто счастлив! У него открываются новые перспективы, он находит себя. Но вызвать этот порыв очень сложно! Да, для некоторых достаточно просто рассказать, чтобы они решились попробовать – есть такие смелые люди. А есть и те, по которым видно, что они хотят посещать Церковь. Они звонят, интересуются, но их держат страх и нерешительность.

О. ШЕВКУН: Я вам задам очень личный вопрос, но личный применительно ко мне, а не к вам (вам бы я без договорённости личные вопросы задавать не стал). Должен сразу сказать и объяснить нашим зрителям и слушателям, что вы меня сегодня удивили. Дмитрий сегодня рассказывал о «Радио ВОС», о служении «По страницам Библии» и т. д. Это не было запланировано! Иногда подозревают, мол, ребята, вы договорились! Дмитрий, вы же можете подтвердить, что мы не договаривались об этой части беседы?..

Д. ГРЯЗНЫХ: Да, я об этом не упоминал, скажем так. Я это сказал потому, что действительно, когда начал искать Бога, после того, как в 2014-м в Москве умер мой отец. Я этого не ожидал, умер он всего в 56 лет. То есть понимание было, что когда-нибудь мы все умрём, а получилось всё внезапно! У нас были с ним хорошие отношения.

На тот момент у меня внутри была такая пустота, что не хотелось ни жить, ничего! Единственное, что тогда сдерживало – осталась бабушка, его мама. Мы с сестрой договорились и решили, что будем жить ради неё, чтобы её поддержать. Одно дело, когда ты теряешь родителей, другое дело – когда теряешь детей, это намного печальнее, сложнее. А когда через два года не стало бабушки, у меня уже точно опустились руки. Бабушка была неверующая, но вспоминаю, что в последние два года она стала и молиться, и читать Библию, и появились у неё иконы. Я даже её не осуждаю, просто радуюсь!

О. ШЕВКУН: Я вернусь к тому личному вопросу, мы уже на это немножко вышли. Этот вопрос задавали мне, причём много раз. Я к ответу на него пришёл, но хотел бы услышать Вас. Когда я помогал незрячим людям, например в настройке тифлоплееров, компьютеров или в каких-то вопросах программного обеспечения, некоторые очень ревностные наши братья и сёстры-христиане говорили мне: «Что ты делаешь?! Ты не тем занимаешься! Ты помогаешь этому человеку настроить компьютер, а должен ему благовествовать Евангелие, должен говорить ему о Боге!» Один человек даже мне сказал: «Ты создаёшь этим людям более комфортные условия на пути в ад! Ты им не помогаешь». То есть человек в ад мог пройти без программы экранного доступа, а так он идёт туда с программой, которая говорит: «Кнопка, кнопка…» Я говорю: «Ну как, я и свидетельствую о Христе, и рассказываю, но и решаю какие-то технические задачи». Мне говорят: «Нет, ты тратишь время зря, когда решаешь технические задачи для этих людей!» Но так можно сказать любому человеку! Учит он незрячего самообслуживанию или ориентированию в пространстве, а ему говорят: «Ему Евангелие надо рассказывать, а не как ориентироваться в пространстве! И вообще, ты не тем занимаешься». Что бы вы ответили на такое возражение?

Д. ГРЯЗНЫХ: Я мог бы ответить на ваш вопрос вашим же ответом. Мне хорошо запомнился один из аргументов, который Вы привели в предыдущем выпуске «Верить. Видеть. Жить». У вас поднимался вопрос, почему вы не проповедуете среди коллег, точнее, среди технического персонала.

О. ШЕВКУН: Среди сотрудников и участников проекта.

Д. ГРЯЗНЫХ: Да. Я думаю, если посадить человека и постоянно ему проповедовать, это не сработает. Дело в том, что мы сами являемся «пятым Евангелием». Вы затронули тему настройки телефонов и компьютеров. До того, как я начал изучать Библию, у меня был совсем другой подход. Я это всё умел делать, учился этому ещё со школьных лет: разбирал и «ломал» магнитофоны с целью научиться и познать их строение…

О. ШЕВКУН: Да, многие из нас через это прошли! Да, разобрать его, родимого, понять, как он там устроен!

Д. ГРЯЗНЫХ: Да, но о самом подходе. Я научился этим пользоваться, то есть научился ремонтировать. Но когда я жил в обычном мире, мне принесут магнитофон, смотрю – а там просто пасик полетел. А я рассказываю: «Да у Вас там две микросхемы сгорело, Вы мне должны столько-то и столько».

О. ШЕВКУН: Вы серьёзно, Дмитрий?

Д. ГРЯЗНЫХ: Да, был за мной такой грех. То есть я на людей смотрел с точки зрения выгоды. Если я видел что-то, на чём нельзя ничего поиметь, я даже не смотрел в ту сторону. Такое у меня было предвзятое отношение. Сейчас для меня является большим счастьем сделать человеку, причём, бесплатно. Для меня намного большей наградой стало видеть радость человека, которому помог. Кардинально поменялось отношение к этому, видение всего.

О. ШЕВКУН: Слава Богу. Прочитаю парочку приветствий из чата. Пишет человек с двойной фамилией, Дмитрий, может быть, поможете правильно поставить ударение – Люда Поляк-Дробуш. Не знаете, кто это?

Д. ГРЯЗНЫХ: Да-да, я знаю её, как Люду Дробуш, мы учились в одной школе, она на класс старше меня.

О. ШЕВКУН: Вот так вот. Одесса?

Д. ГРЯЗНЫХ: Да, Одесса.

О. ШЕВКУН: Люда Вас приветствует. Олеся Дмитриева пишет: «Вітаю!» И Алия пишет: «Так одно другому не мешает: служить людям надо. Иисус тоже помогал решать насущные задачи».

Но тут, наверное, важно не забыть о том, зачем всё это делается. И мы плавно подходим к этому служению, в котором вы участвуете – «Служение незрячим». Я немножко позже спрошу, что это за служение. Они должны были участвовать в этом выпуске, но у них, насколько я понимаю, идёт подготовка к лагерю, лидерская встреча по этому поводу. Поэтому они сегодня не смогли быть здесь. Сначала давайте узнаем, как Вы нашли этих людей.

Д. ГРЯЗНЫХ: В Церкви «Живое Слово», которую я сейчас посещаю, есть одна сестричка. В своё время она познакомилась с Игорем Мельничуком и, можно сказать, стала представителем миссии. И в один прекрасный день она пришла к нам в УТОС. Это было не первое подобное общение – к нам приходили многие, из разных Церквей, разных конфессий, в том числе, конечно, «Свидетели Иеговы» (организация, запрещенная на территории Российской Федерации [прим. ред.]). Но всё это не ложилось на сердце, всё было не то! А пообщавшись с ней и с братьями из Церкви, я впервые услышал, что в Украине есть миссия «Служение незрячим». Это был 2015-й год. Тогда умерла моя бабушка, и я на месяц выпал из жизни в некий вакуум. Я благодарю Господа за то состояние – мне всё было безразлично! Тогда внутренний голос мне шептал: «Вот папы не стало, а теперь и бабушки нету. Дальше нет смысла жить. Ничего, что у тебя семья, дети. Они уже большие, они тебе не нужны. Надо бы на себя наложить руки». Даже то состояние безразличия мне было безразлично. Это длилось месяц. И когда меня пригласили на «День Святого Валентина», говорили так: «Приходи на праздник любви Божьей». Ну ладно, подумаешь. Побудило меня ещё то, что со мной тогда была сестра моей жены. Её пригласили, и она сказала: «Если Дима пойдёт, тогда и я пойду». А если бы она это не сказала, то и я бы не пошёл. Просто она тяжела на подъём, её очень сложно смотивировать или куда-то вытащить. И вот так попал, хочу подчеркнуть, действительно на праздник любви Божьей. Потому что до этого я много слышал свидетельств, много радиопередач, но лично я не испытывал на себе… Не дано мне это было…

О. ШЕВКУН: Ощутить Божью любовь. По радио можешь, конечно, и ощутить, но всё равно не так, как в личном соприкосновении.

Д. ГРЯЗНЫХ: И спустя месяц, 12-го марта, нас пригласили на ежегодное медицинское служение. В нашей Церкви его проводят врачи-христиане. Большинство из них – наши, местные, но присоединяются и приезжие. В тот год приехали братья из-под Киева, много о себе рассказывали. и один брат, Славик, рассказал свою историю. Родился он в христианской семье, учился в христианской школе. Но после 20-ти, уже работая на заводе, он, скажем так, ушёл в мир, ему захотелось пожить той жизнью. «Я многого не понимал. Не понимал, почему Господь это допустил», – говорил он. Именно эта история, сравнение нашего опыта, тронула и меня. Потому что и у меня после харизматической Церкви был такой период.

И когда в конце служения прозвучал призыв к покаянию, я не вышел. Опять-таки хочу подчеркнуть, что я всеми силами пытался выйти покаяться, но внутренний этот голос говорил мне: «Так ты же куришь! Куда ты пойдёшь, у тебя же совесть есть?!»

И вот это состояние… Я на 100 % верю, что это именно Божье Провидение! Потому что после этого служения ко мне подошёл наш пастор и сказал: «Дима, я чувствую, у вас что-то есть». «Да, – говорю, – я хотел бы выйти покаяться, но не могу – я курю». А он говорит: «Сейчас я позову наших братьев. Мы просто вместе с тобой помолимся и отдадим это всё в руки Божьи». И после этого стало как-то прямо легко на душе! 12-го марта и был день моего покаяния. Мои дни обычно начинались с сигареты. Я живу в частном секторе: выбежал на улицу, курю, пью кофе.

Когда я проснулся 13-го марта, первые мысли у меня были о вчерашнем покаянии. И этот день у меня начался уже с молитвы, с обращения к Богу. И Господь меня освободил, слава Богу! Потому что за 24 года моего стажа курильщика я 6 раз пытался бросить курить. Единственное, на что меня хватило, – это на полгода без сигарет. После этого курил в два раза больше. Если бы не Господь, то вряд ли бы бросил. Я это всё говорю к тому, что понимаю: многие с таким сталкиваются. Люди чувствуют свои недостатки, и это мешает им прийти к покаянию. Не ждите, не тяните, а приносите всё Богу, чтобы Он избавлял.

О. ШЕВКУН: А как Ваша семья восприняла Ваше покаяние?

Д. ГРЯЗНЫХ: Когда я пришёл и сказал, что покаялся, что буду бросать курить, мой старший из сыновей, который сейчас сидит со мной рядом, засмеялся и сказал тогда: «Папа, я не верю!» Просто он уже видел мои попытки бросить курить…

О. ШЕВКУН: Он насмотрелся на папу, скорее всего.

Д. ГРЯЗНЫХ: Да. Я не говорю, что это основное, но меня это немножко задело, конечно. Но я твёрдо знал на тот момент, что Господь ответит, что Он мне поможет от этого избавиться.

О. ШЕВКУН: Так и произошло. Мы сейчас сделаем маленький музыкальный перерыв, посмотрим одно из видео. Сразу скажу, это не профессиональное видео, не профессиональное исполнение. Насколько я понимаю, это встреча незрячих христиан. Мы поставим «Молитву за Україну». Я скажу потом, почему мы это ставим, а вы мне сначала скажите, где это записано и что происходит вообще.

Д. ГРЯЗНЫХ: Мы уже провели пять заездов нашего духовно-адаптационного центра «Світло». Центр организован для незрячих, в основном для людей, которые потеряли зрение в зрелом возрасте, но также и для детей, которые не видят с детства и которых тотально опекают их родители, когда человеку, образно говоря, вообще ничего не дают делать.

О. ШЕВКУН: Ситуация гиперопеки.

Д. ГРЯЗНЫХ: Да-да! Это Кировоградская область, Маловысковский район, село Аникеево. Там есть заповедная зона. Не знаю, сколько она точно занимает гектаров, но посреди леса там находится база отдыха «Лісова пісня». Это детская база, построена ещё при Союзе, мы её арендуем как раз перед детским заездом. У них там довольно-таки нормальные корпуса. Нам подходит, в частности для ориентировки. И очень большой плюс – находясь там, ты можешь отвлечься от всей городской суеты. Нет искушения всяких магазинов – до ближайшего из них нужно пройти пять километров в деревню. Человек может побыть наедине с природой, подумать немножко о вечности. Причём природа просто шикарная! Нетронутые вековые деревья (всё-таки статус заповедника), очень чистый воздух. В мире, полном соблазнов, это сложно сделать.

О. ШЕВКУН: И, насколько я понимаю, там идёт концерт или…

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет. Когда мы делаем заезд, пытаемся не только преподносить теорию христианской этики, но и на практике показываем свою христианскую жизнь. Показываем, как мы проводим богослужения. Это выпало на воскресение, соответственно, это воскресное богослужение. Это актовый зал на 3-м этаже. Конечно, это служение не длится в районе 2-х часов, как в Церкви, с двумя проповедями, допустим. Занимает оно где-то час, час двадцать. Тем не менее оно даёт возможность человеку почувствовать, познакомиться с жизнью во Христе.

О. ШЕВКУН: А для меня эта история с «Молитвой за Украину» оказалась очень важной и ещё вот почему. Вы упомянули «Радио ВОС». Во времена работы на «Радио ВОС» (это был конец января 2015-го), мне подарили на международной конференции жёлто-голубую ленточку с надписью «Молюсь за Україну». Ну и в Москве конца января 2015-го я пришёл на работу с этой ленточкой. «Как ты мог?!» – говорят. Я говорю: «А вы что, не хотите молиться за Украину?» На это очень сложно было что-то ответить. Мы поговорим и спросим Вас обязательно о том, как это всё там у вас происходит, как вы обучаете людей. Но сделаем это через пару минут после того, как эту непрофессиональную, но совершенно искреннюю запись мы с вами посмотрим.

Скажите пожалуйста, кто «миссионерствует» в этой вашей миссии? Как она устроена, кто занимается таким служением? Потому что зачастую от личностей действительно очень многое зависит в том, как это служение организовано, как оно идёт.

Д. ГРЯЗНЫХ: В данном случае это наша кропивницкая команда, которая, в частности, проводит проект духовно-адаптационного центра. Также у нас ещё есть проект «Подорож без кордонів». Ещё два года подряд мы проводили фестиваль творчества среди незрячих «Неможливе можливо» («Невозможное возможно»). В этом году этот фестиваль взяла на себя всеукраинская миссия «Служіння незрячим», он теперь называется «Назустріч мріям».

О. ШЕВКУН: «Навстречу мечтам».

Д. ГРЯЗНЫХ: А мы, имея двухлетний опыт проведения, уже помощники миссии. Но наш фестиваль тоже проводился при непосредственной поддержке миссии: они нас и благословили, и поддержали.

О. ШЕВКУН: А я правильно понял, что миссия «Служение незрячим» – христианская миссия, но рассчитана она, конечно, не только на то, чтобы помочь людям прийти к Богу, это ещё и про адаптацию и другие вещи в жизни незрячего?

Д. ГРЯЗНЫХ: Конечно! В самой миссии проводятся наборы в реабилитационный центр в Закарпатье, в Сваляве. Если мы набираем в свой центр в основном людей из нашей Кировоградской области плюс, если есть место, некоторых желающих из других областей, их центр в Сваляве более широкого масштаба. И людей они берут немножко больше, и более длительный срок реабилитации. Мы проводим всеукраинский проект «Подорож без кордонів» и, в связи с этим, слыша о нашем центре, многие друзья просятся к нам, но количество мест у нас пока небольшое.

В центре в Сваляве более профессиональный подход: наборы проводятся уже порядка 10 лет, за это время уже выработался свой коллектив, появились навыки и пыт. А мы уже как молодёжь. Кстати, когда мы начинали первый заезд, были практикантами, что ли. Потому что к нам приезжали наставники из миссии и полностью нас консультировали, по всем направлениям.

О. ШЕВКУН: И миссия, насколько понимаю, работает при сотрудничестве зрячих и нзрячих, правильно?

Д. ГРЯЗНЫХ: Да.

О. ШЕВКУН: Есть такой принцип: «Ничего для нас без нас». В вашем случае, в случае миссии, о которой вы говорите, насколько сами незрячие люди участвуют в принятии решений?

Д. ГРЯЗНЫХ: На процентов 80. Я вам скажу, что именно в миссии ничего никогда не делается, не посоветовавшись с незрячими. Если они хотят что-то внедрить или провести, всегда советуются. И я считаю, что это правильно. Действительно, как нам могут помочь, не зная наших проблем? Даже не проблем, а нашего мнения или реальных потребностей. Как раз с этим вопросом в миссии всё нормально.

О. ШЕВКУН: А кто обучает? Кстати, чтобы было понятно слушателям, зрителям. Когда Вы говорите «реабилитационный центр», в российском контексте это некое здание, некая организация, которая постоянно работает, получает финансирование от общественников или от государства. Вы используете словосочетание «реабилитационный центр» всё-таки в другом смысле. Это скорее встречи, реабилитационная конференция, я правильно понял? То есть этот центр работает две недели, а не 365 дней в году.

Д. ГРЯЗНЫХ: В этом плане да. Основной центр миссии обычно проводится три раза в год (заезд длится 21 день), а мы проводим раз в год, так как у нас область небольшая. И длительность у нас по две недели.

О. ШЕВКУН: Кто обучает людей? Откуда вы берёте преподавателей? Например, если вы занимаетесь ориентировкой или обучением каким-то навыкам самостоятельной жизни. Как это у вас работает? Кто это всё ведёт?

Д. ГРЯЗНЫХ: В нашем центре работает реабилитолог Инна. Она получила специализированное образование. Она преподаёт ориентирование и ЛФК.

О. ШЕВКУН: Как выглядит типичный день в центре?

Д. ГРЯЗНЫХ: Начинается он с подъёма и зарядки. Затем завтрак и с 9 часов начинаются занятия, которые длятся в основном по 45 минут. Реабилитантов 10 человек, их разбивают на три группы. Одна группа идёт на один урок, другие в это же время – на другие уроки. Как правило, первые два дня в обязанности реабилитантов входит посещение полностью всех типов занятий, которые мы предоставляем. Это и брайль, и компьютер, и т.д. Затем человек определяется, в чём он сильнее всего чувствует свою потребность и заинтересованность. И тогда мы даём ему право выбора в соответствии с его желанием. Если его заинтересовал компьютер, он может себя ему посвятить.

У нас были ребята, которые вроде и видят неплохо, имеют II группу по зрению. То есть пользуются компьютером. При этом они в первый раз встречаются с тем, что за компьютером можно работать вообще без подглядывания. У человека есть опасение, что он может лишиться зрения, и он с удовольствием согласен освоить компьютер так, чтобы, когда зрение действительно у него пропадёт, он не остался бы без куска хлеба. Потому что работа многих непосредственно связана с компьютером.

О. ШЕВКУН: Надо понимать, что, поскольку время заезда очень ограничено, я бы скорее сравнил то, что вы делаете за эти 14 или 21 день, с такой «скорой помощью». Согласитесь или всё-таки это нечто большее?

Д. ГРЯЗНЫХ: Да, Олег, Вы абсолютно правы, это действительно как скорая помощь. Мы даём человеку азы, даём толчок почувствовать и найти себя. У меня был случай: когда я обучал человека пользованию клавиатурой при помощи тренажёра «Кноп», за это время мы не смогли пройти все 25 занятий, и тот человек просил меня уже дома установить ему «Кноп», чтобы он закончил курс.

О. ШЕВКУН: А где христианская составляющая?

Д. ГРЯЗНЫХ: Первое занятие начинается у нас с 9 часов. С 9 до 10 у нас проходит урок христианской этики. В это время других занятий нет, это общее занятие. Мы изучаем с самых азов: что такое Библия…

О. ШЕВКУН: То есть даёте людям базовые вещи. Это не то, что ты уже христианин, который ходит в Церковь, иначе тебя в этот центр не возьмут. Нет, этот центр для всех, но он с христианским элементом.

Д. ГРЯЗНЫХ: Абсолютно для всех, потому что у нас были люди, которые впервые слышали о Боге. У нас был парень, который вообще о Боге не слышал, но в конце заезда он покаялся.

О. ШЕВКУН: Но в принципе, для того чтобы к вам попасть, быть уже христианином совершенно не обязательно.

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, конечно.

О. ШЕВКУН: Как вы добиваетесь или не добиваетесь того, чтобы люди, я не знаю, воздерживались от курения? А потом вы сказали, что магазин далеко. Но наши люди всегда привезут с собой! Что вы делаете, чтобы это была встреча, на которой люди придерживаются определённых правил поведения? Или это неважно?

Д. ГРЯЗНЫХ: Я скажу, что здесь опять-таки дела рук Божьих. Планируя наши центры, мы собираемся на подготовку. На этой планёрке обсуждаем все детали и т. д. Соответственно, мы также и сами молимся, мы просим братьев и сестёр из Церкви о молитве. И Господь усматривает. Например, такая история. Ехать из города на базу около часа. Мы выехали в 10 утра, приехали в 11, расселились по комнатам и в 12 или в час пошли на обед. Сейчас точно не вспомню, это был второй или третий заезд, когда получилось так, что на базу одновременно с нами приехали чужие люди. И они шли с нами на обед и пели по пути песню прославления. Это только Господь может так устроить!

О. ШЕВКУН: Короче, это Божие сопровождение! У вас есть такой замечательный даже больше, чем сопровождающий!

Д. ГРЯЗНЫХ: По поводу курения, да, у нас были курящие люди. Но опять-таки если ты куришь, выходишь куда-то в отдельное место. Во-первых, не дай Бог, не в здании! Это даже не потому, что мы христиане – ради уважения и безопасности. Словом, выходишь куда-то на улицу, куришь в сторонке.

О. ШЕВКУН: Всё-таки ты должен уважать то место, куда ты приехал!

Д. ГРЯЗНЫХ: Да-да. Мы когда приглашаем людей, мы сразу заявляем о себе, кто мы, ничего не скрываем. И соответственно, человек уже должен принять наши правила, раз он согласился здесь быть. Точно так же и в христианском лагере: человек понимает, куда он едет.

О. ШЕВКУН: А насчёт тех же уроков христианской этики. Вы людям говорите заранее, что это обязательная история? Допустим, кто-то скажет: «Я хочу вашу реабилитацию, но вот на эти уроки я ходить не буду».

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, у нас это правило, это одно из основных занятий.

О. ШЕВКУН: Я понимаю, что российская ситуация от украинской отличается. У нас бы такой центр могли запретить даже власти на местном уровне. По крайней мере кто-то говорил бы, что «слепых в секту затягивают». У вас возражения такого плана бывают?

Д. ГРЯЗНЫХ: Бывают случаи, но, слава Богу, они единичны. Был даже случай, когда человек был расстроен, но, когда побыл пару дней в центре, он даже подходил и просил прощения за то, что у него были такие взгляды. Он изначально был агрессивно настроен, чтобы нас переубедить, что ли.

О. ШЕВКУН: Да, я понимаю эту историю, знаю таких людей! Человек приезжает и говорит: «А я тут всех счас переспорю!» И Господь обычно работает в сердцах этих людей.

Ещё одна большая тема. Я понимаю, что у нас много тем и не так много времени, но всё же. Это ваше сообщество («Світло для прозріння»). Расскажите немножко о том, как это всё началось. Как Вам удалось собрать такое сообщество? В общем, зачем оно, кто там, как всё это у вас устроено?

Д. ГРЯЗНЫХ: Я не буду говорить, что это мне удалось. На самом деле это удалось всем участникам, всем неравнодушным, всем, кто вкладывает в неё что-то своё. Всем тем, кто делится и своими историями, и другой полезной информацией. Потому что мы – христианская группа, но мы также и освещаем жизнь незрячих, пишем, например, о социальных вопросах. Поэтому говорить, что это только моя заслуга, я не могу, у меня язык не поворачивается.

О. ШЕВКУН: Так у вас там есть другие модераторы: Виктория Романча, ещё кто-то. То есть у вас коллектив!

Д. ГРЯЗНЫХ: Да.

О. ШЕВКУН: Эта группа для чего? Я скажу несколько предполагаемых ответов, можете принять один, несколько либо ни одного. Чтобы помочь людям объединиться. Чтобы помочь людям общаться. Чтобы люди каялись. Чтобы люди узнавали о новостях в мире слепых и слабовидящих. Чтобы отчитаться перед спонсорами. Чтобы чем-то занять ваше свободное время, которого слишком много.

Д. ГРЯЗНЫХ: Последнее вообще отсекаем – времени как раз очень, катастрофически не хватает. Спасает иногда то, что есть в Фейсбуке функция «Запланированные посты».

О. ШЕВКУН: О, как спасает, да, конечно – ты спишь, а он постит.

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, в свободную минутку вечером или утром, проснувшись на часик раньше, ты можешь немножко уделить время группе. У меня же ещё есть семья, трое детей (улыбается). Плюс работа и Церковь. Насчёт спонсоров, ни перед кем я не подотчётный. В этой группе не задействованы финансы, я никакой выгоды от этого не получаю. Единственная выгода, которую я для себя вижу, – возможность рассказать большему количеству людей о том, как Бог и меня любит, и что Он делает в жизни незрячих. Только это меня побуждает продолжать заниматься группой.

О. ШЕВКУН: Но ведь с такой группой приходит и дополнительная ответственность. Например, когда у тебя много людей (я просто знаю это по себе здесь, у нас на Tiflo.info), что-то кому-то нравится, что-то нет. Начинается общение, люди в общении иногда переходят границы. А иногда ожидают от тебя чего-то такого, что ты, как христианин, не можешь им дать. Допустим, меня просят прислать (сейчас уже это не столь актуально, раньше часто просили) «кряки» для JAWS. Сейчас это не нужно, есть NVDA. Даже когда меня спрашивают: «Пришлите мне хороший «кряк» для JAWS. Вы – человек опытный». Я человеку ответил: «Лучший «кряк» для JAWS – NVDA». По-моему, он немножко обиделся. Бывают ли у Вас ситуации в работе с группой, когда, с одной стороны, Вы хотите помочь человеку, с другой – понимаете, что это христианская группа и какие-то вещи недопустимы? Или Господь Вас хранит и от этого?

Д. ГРЯЗНЫХ: Конкретно таких случаев у меня прямо не было, слава Богу…

О. ШЕВКУН: Или оскорбления.

Д. ГРЯЗНЫХ: Оскорбления были. Спасибо Виктории, она регулярно модерирует. Ей проще проконтролировать и на работе, а у меня ко группе не всегда есть доступ. Поэтому могу чего-то не увидеть, что-то не заметить. Есть пара человек, которых я вынужден был поставить на предпросмотр того, чем они хотят поделиться.

О. ШЕВКУН: У вас группа настроена так, что поделиться может любой участник?

Д. ГРЯЗНЫХ: Конечно, группа открытая, но, когда участник делится так настойчиво, а ты берёшь и каждый раз удаляешь, любому человеку должно быть понятно, что здесь что-то не так. А человек всё равно на своём, приходится его ставить на предпросмотр. Это когда мне приходят оповещения о том, что есть публикация на рассмотрении.

О. ШЕВКУН: Вы на самом деле молодец, потому что я вести открытую группу в Facebook или в VK просто не взялся бы именно по этой причине. Это действительно много работы: люди будут присылать публикации, причём зачастую одни и те же люди. И там личный вопрос: «А вот вы мою публикацию не утвердили. Как вы могли вообще?» Вы молодец, что за это берётесь. Маленький вопрос, но задам его всё же: вы используете компьютер и конкретно Facebook с программой экранного доступа или вам хватает увеличения?

Д. ГРЯЗНЫХ: Группу я веду в основном с телефона на Android.

О. ШЕВКУН: Интерфейса хватает? На Facebook часто ворчат. Говорят, что у него очень сложный интерфейс и он действительно бывает сложным для незрячих. Вам как?

Д. ГРЯЗНЫХ: Основные вещи я делаю, конечно, с «озвучкой», а то, что не подвластно, приходится делать с помощью увеличителя.

О. ШЕВКУН: Насколько эта или другие группы, которые у вас есть, или, может быть, другие мероприятия в рамках миссии позволяют выстраивать общение незрячих христиан? То есть группа христиан из разных городов, у которых есть нечто общее – все они незрячие люди. Насколько у них есть возможность общаться?

Д. ГРЯЗНЫХ: Непосредственно с помощью группы я бы не сказал, что общение сильно…

О. ШЕВКУН: Потому что оно не для этого, другая задача у Вас.

Д. ГРЯЗНЫХ: Когда ты встречаешься с тем человеком, которого ты уже знаешь по Фейсбуку, это настолько приятно! Испытываешь прямо радость: казалось бы, знакомы лишь виртуально, а тут…

О. ШЕВКУН: Называется «развиртуализация». Причём удивительная история! Действительно ты смотришь, и человек, с которым ты встречался и общался в онлайне, оказывается ещё интересней, чем ты о нём думал, чем ты предполагал.

Д. ГРЯЗНЫХ: Да. Это мне знакомо благодаря вашему эфиру. Я почему-то раньше не слышал именно Юлю Патлань. Мы с ней много переписывались и в комментариях общались, а вчера услышал её. Честно сказать, разное представление складывается о человеке. Я почему-то думал, что это уже такая солидная женщина, в годах уже…

О. ШЕВКУН: Я хотел спросить, а что, Юлия Патлань не солидная, что ли?

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, она солидная, я не то имел в виду.

О. ШЕВКУН: Я понял.

Д. ГРЯЗНЫХ: Она более старшего возраста, она как педагог и т.д. А вчера её услышал, и для меня открылся совсем другой человек.

О. ШЕВКУН: Да, развиртуализация – она даже сейчас происходит, когда мы общаемся. Ещё несколько тем и вопросов. Литература по Брайлю, в частности Библия и христианская литература. Насколько это актуально для незрячих христиан Украины? Возникает этот вопрос, не возникает? Как у вас с этим?

Д. ГРЯЗНЫХ: Наша Церковь приобрела такую Библию, она есть. Сейчас не могу сказать, это полное издание Ветхого и Нового Заветов или нет, тем не менее она есть и регулярно пользуется спросом.

О. ШЕВКУН: Аудиокниги. Я удивлён тем, что, в частности, в Украине официально озвучивается достаточно большое число христианских аудиокниг, в том числе и протестантских.

Д. ГРЯЗНЫХ: Кстати, я уже упоминал миссию «Свет на Востоке». В своё время даже президент нашей миссии, тоже незрячий, начинал с этой миссии. Просто он её передал дальше, а сам занялся служением незрячим.

О. ШЕВКУН: Самый частый вопрос, может быть, один или два самых частых, которые вам как христианину задают неверующие незрячие. Пока Вы думаете, прочитаю: тут Юлия Патлань Вас приветствует.

Так вот у нас часто спрашивают, как Бог такое допускает. Как ты можешь в Него верить? Или как твоё христианство тебе помогает найти работу, устроить семью? Вот эти вопросы Вам приходится слышать или у вас там всё по-другому?

Д. ГРЯЗНЫХ: Чаще слышишь вопросы от незрячих (раньше, в первое время, немножко, может, даже на них обижался), вернее не вопросы, а упрёки, мол, вот, тебе же проплатили… То есть люди подразумевают здесь какую-то финансовую выгоду.

О. ШЕВКУН: То есть ты миссионер или христианин, потому что тебе платят.

Д. ГРЯЗНЫХ: Не хотят верить в то, что я делаю это не за деньги.

О. ШЕВКУН: Это, кстати, очень частая история, и мы с этим сталкиваемся. Может быть, не так часто сейчас, но это есть. Удаётся ли выстраивать отношения с организациями слепых, в частности с УТОС? Я имею в виду не на личном уровне (на личном понятно), а на уровне миссии. Или вы существуете, как параллельные вселенные?

Д. ГРЯЗНЫХ: Существуем как параллельно, так и совместно работаем. К сожалению, сейчас УТОС находится не в самом разгаре своих сил, наоборот, в упадке. Так что фактически чтобы какая-то финансовая поддержка была, то нет. Тем не менее они стараются, как могут. Это видно, и слава Богу. А что касается совместного проведения мероприятий или ещё чего-то, слава Богу, идут навстречу, нет никаких препятствий.

О. ШЕВКУН: Вы говорили о ваших реабилитационных встречах. Были ли идеи у миссии провести встречу конкретно именно для христиан? Может быть, разных конфессий и Церквей, но именно незрячих христиан, живущих в разных местах Украины?

Д. ГРЯЗНЫХ: Насколько я знаю, даже принимал участие, у миссии проходят конференции в декабре, на которых подводятся итоги всей работы за год. Потому что незрячие христиане являются служителями в своих регионах. И в конце года проводится конференция, где каждый из них может говорить и свидетельствовать о своём служении.

О. ШЕВКУН: Вы имеете в виду служители миссии? Или, допустим, есть незрячие пасторы, проповедники и другие активные люди в своих поместных Церквях?

Д. ГРЯЗНЫХ: Есть и такие, конечно.

О. ШЕВКУН: Можете назвать несколько человек конкретно из Украины? Я понимаю, сразу можно сказать, что всех не назовёшь.

Д. ГРЯЗНЫХ: Насколько я осведомлён, может быть, я где-то и ошибаюсь, так что заранее прошу прощения, если кого-то «повысил» или «понизил» – это не со зла. Александр Волков. Он и музыкант (сам пишет музыку и поёт), и проповедник. Олег Хобренко. Мы приглашали его на заезд «Подорожі без кордонів», проходивший в позапрошлом году в Буковели. В течение пяти дней он читал нам курс, вернее семинар. Виталий Колосович со Львова. Тоже очень хороший проповедник. Есть и многие другие.

О. ШЕВКУН: Слава Богу! Это очень хорошо.

Д. ГРЯЗНЫХ: Ещё есть брат Игорь Жуков из Никополя Днепропетровской области. Мало того, Игорь и Виктория Жуковы проводят реабилитационные центры в Закарпатье, в Сваляве. Они также частенько проводят всевозможные христианские лагеря. Игорь Жуков и проповедует, и поют они.

О. ШЕВКУН: Я думаю, что в новом сезоне мы ещё сделаем программу конкретно о миссии и об этих конкретных людях, это интересно. К сожалению, из-за занятости они не смогли к нам сегодня присоединиться, но я думаю, что мы обязательно вернёмся ко всей этой истории.

Д. ГРЯЗНЫХ: Так жизнь повернулась, было, конечно, немножко грустно. В нашей команде была (нет, никто её не исключал, она и есть) Оксана Андриенко. Сейчас она поступила в Луцке в институт. Соответственно, переехала в Луцк, вышла замуж за другого члена нашей команды Даниила Соломатина. У них очень мощная Церковь. Их пастор, кажется, из Ирландии, но он хорошо знает украинский. Я веду к тому, что он готов поддерживать их в любом плане, чтобы они у себя в Луцке тоже организовали служение незрячим. Я не считаю, что они уехали туда навсегда. Возможно, Господь усмотрит, и всё-таки мы будем продолжать сотрудничать. А может, судьба так повернётся, что ребята останутся там. Я не могу повлиять на ход судьбы Оксаны и Даниила, но если они примут решение остаться в Луцке, то это – Божья воля. Тем не менее хотелось бы продолжать совместное служение, потому что это такие сильные ребята.

О. ШЕВКУН: Ааа, я вот сижу сейчас и думаю: ну уехали, вот вы о чём? А я понял о чём! Это, наверное, когда, помните, Павла и Варнаву отправляли из Антиохийской Церкви на миссию. В начале 13-й главы «Деяний» Павел, Варнава и Иоанн Марк отправились в первое путешествие. Получается, что Церковь отправляла своих лучших. Лучших отправлять иногда очень сложно, потому что начинаешь думать: «Нам они тоже нужны!» Но у Господа могут быть другие планы. Порой Он хочет, чтобы мы отправляли своих лучших…

Был комментарий в VK, пишет Тимофей Игнатов: он учился в Харькове, живёт в Крыму. Он пишет о том, что не слышал никогда об этой миссии. Возможно, потому что она особенно активно развивается в последнее время. Как вы как миссия пытаетесь стать известными незрячим людям в Украине? Какие есть способы до них достучаться и как вы этими способами пользуетесь?

Д. ГРЯЗНЫХ: Разного плана способы. Есть у нас и христианские радиостанции, например радио «Эммануил» (она же «Світле радіо»), они частенько приглашают в эфир. Там был и Игорь Мельничук, и другие служители миссии. Телевидение тоже. Для меня, конечно, было немножко странно, почему не воспользовались сегодняшним эфиром.

О. ШЕВКУН: Я думаю, просто некогда, и мы к этому ещё вернёмся.

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, я не осуждаю, во многом ещё повлиял и карантин на то, что сложно сейчас оставаться именно на позитиве. Потому что кругом, куда ни повернёшься, везде некий упадок, повсюду что-нибудь отменяется. Поэтому я благодарен Господу, что нахожусь среди такой команды, у которой нету манеры оборачиваться назад. То есть люди не пускают к себе негатив, не опускают руки и продолжают вести служение.

О. ШЕВКУН: Я так понял, что ребята готовятся к проведению реабилитационного центра или лагеря. А не страшно вам проводить лагерь, если действительно недавно был карантин, собирать незрячих? У нас же особая история с контактом, мы действительно хотим потрогать.

Д. ГРЯЗНЫХ: Мы тоже стараемся придерживаться всех предписанных властью норм. Все меры (маски, антисептики) соблюдаем. Приглашая людей, предупреждаем всех о том, чтобы соблюдали все меры гигиены. Плюс мы немножко пересмотрели расселение на базе отдыха. Под вопросом стоит и возможность проведения фестиваля в зале. Скорее всего, это будет летняя терраса открытого типа, но это ещё решается.

О. ШЕВКУН: То есть вы адаптируетесь к ситуации, которая есть.

Д. ГРЯЗНЫХ: Конечно, мы стараемся придерживаться. Во-первых, что касается Библии, вся власть от Бога. Во-вторых, вы же сами понимаете, что мы не заинтересованы в визите полиции и т. д.

О. ШЕВКУН: Конечно. Вы всё это рассказываете, и у меня немножко такое ощущение, что мы с вами на разных планетах. Так или иначе миссия, которая ориентирована на незрячих – к этому можно относиться по-разному. Кто-то скажет: «В секту затягиваете», а кто-то, я в том числе: «Слава Богу, что она есть!»

У нас, в России, такого пока нет. Я понимаю, что это больше вопрос не к Вам, нам нужно говорить с другими участниками миссии. Но, например, ваше служение – ничего не было, а потом стало. Первые шаги: какие они? Как, по опыту миссии, служение начинается в новом городе?

Д. ГРЯЗНЫХ: Наверное, как и везде. Сначала кто-то услышал о нас, передал знакомому. Люди интересуются, связываются, договариваемся о встрече. Едем с проектом «Подорож без кордонів», приезжаем, собираем группу, рассказываем о себе. Кстати, у нас есть ещё один проект – клуб «Паростки». Его идейным вдохновителем и организатором является тоже Оксана Андриенко. Клуб предназначен для того, чтобы незрячие люди могли собраться в нейтральной обстановке. Это не Церковь и не УТОС. Это обычная кафешка, незрячие собираются за обычной чашкой кофе, общаются, знакомятся. Обсуждаются разные темы. Во-первых, приглашая людей, мы стараемся прислушиваться к их проблемам, интересуемся, какие темы для них актуальны. Часто затрагиваются темы семейного плана, отношений. Интересуют людей такие темы, как зависть и т. д. За чашкой чая, за пиццей всё обсуждаем. Читаем, что об этом говорит Библия, а потом обсуждаем, у кого какой на эту тему взгляд, какое её видение.

О. ШЕВКУН: А это чисто в вашем городе или по всей стране?

Д. ГРЯЗНЫХ: В нашем городе. В этом году клубу уже три года. В честь его двухлетия мы решили себе устроить праздник: поехали в Киев, собрали там друзей, которые участвовали и в наших проектах, а друзья пригласили своих друзей, а это – новые знакомства. Мы устроили маленький юбилей: посетили аквапарк, привели в шок всех охранников и т. д.

О. ШЕВКУН: А там, кстати, классный аквапарк, был я в киевском аквапарке, это здорово, там стоит побывать.

Д. ГРЯЗНЫХ: Я тоже там в первый раз побывал, получил массу удовольствия. Нам дали одну горку, причём самую детскую. А там есть ещё такая горка, самая опасная. Трамплин, с которого ты семь метров летишь в трубе, в туннели.

О. ШЕВКУН: Да-да, я туда не пошёл, а вы пошли?

Д. ГРЯЗНЫХ: Нет, я тоже не рискнул, на этот раз меня не хватило. Если Бог даст возможность ещё раз туда попасть, у меня будет хороший стимул испытать эту горку.

О. ШЕВКУН: Кстати, такая форма может пригодиться и здесь, у нас в России.

Д. ГРЯЗНЫХ: Это ещё имело небольшое продолжение. Наш приезд, общение с друзьями пробудили интерес среди киевлян, и в ноябре в Киеве был организован клуб «Життєлюб». На таких же началах, как и наш. Конечно, перспектив у них чуть побольше. А 24-го декабря мы ездили в Киев и отмечали Рождество вместе, двумя клубами.

О. ШЕВКУН: Это очень хороший опыт! Опять же он не требует какой-либо организационной структуры. Нужно просто договориться и собраться. Мне кажется, что в наших условиях этот опыт может быть полезен и вполне передаваемым.

И наконец. Вот вы встречаете не уверенного в себе человека. Это часто бывает: он незрячий, но он… Знаете, как наши ребята зачастую ходят с опущенной головой не потому, что хотят что-то разглядеть (глядеть там нечего, да ещё и трость в руках), а потому, что незрячесть часто по жизни учит забитости. Знаете, как нам пишут: «Здравствуйте, мне 18, я инвалид I группы». Это первое, что о себе говорит человек. Вы общаетесь с такими людьми. Как Вы помогаете перейти от этого состояния к пониманию того, что каждый из нас – это Божие творение? Какие факторы помогают перевести такого человека из забитости?

Вот есть два самоопределения:

  1. Я инвалид;
  2. Я ценное Божие творение. Путь оттуда сюда?

Д. ГРЯЗНЫХ: В первую очередь я стараюсь засвидетельствовать своей жизнью, потому как я тоже через это прошёл. Когда человек подвластен факторам нашего мира (это и обида, и чувство угнетённости, и заниженная самооценка), получается, что ты волей-неволей действительно ходишь, опустив плечи и голову, потому что так проходит сама жизнь. Но когда человек знакомится со Христом и приходит к Богу, меняется мышление, многое открывается. Во-первых, что самое главное для меня, Бог даёт мудрости перестать обижаться на людей. Раньше, если меня обижали, у меня в связи с этим всё переклинивало. На остальное я не просто не обращал внимания – я даже не мог замечать остального! Я сейчас уже смотрю на эти вещи совсем по-другому. Думаю, что побудило человека к тебе так обратиться? Почему он тебя обидел? Пытаюсь понять его мотивы. Если этот человек неверующий, понятно, какие там могут быть мотивы, если у него в сердце нет ни мира, ничего! Чем он наполнен, тем и делится. Как можно обижаться? Наоборот, нужно попытаться с человеком наладить такие отношения, чтобы постараться ему что-то приоткрыть. Показать на своём примере, что можно жить по-другому. Вместо того чтобы нести в этот мир негатив и злобу, можно, наоборот, научиться замечать всё прекрасное. Научиться делиться всем, что создал Бог для нас, для того чтобы мы жили в радости, а не в проблемах, в которые сами себя погружаем.

О. ШЕВКУН: Это боль, с которой только Бог может справиться. Мы часто говорим о решении проблем незрячих, но мы, как христиане, понимаем, где источник их решения. Причём мне очень понравилось то, что вы-то ведь говорили и о конкретных навыках, бытовых или о навыках использования технических средств реабилитации, допустим, но также и о том, что касается изменения сердца.

Д. ГРЯЗНЫХ: Конечно! Те же незрячие. Возвращаясь к теме, когда у меня под влиянием маминых знакомых была досада на Бога, почему Он допустил это, почему так меня обидел. Когда она зародилась, я этого долго не мог понять. Покамест мне Господь не открыл, что именно физическое зрение отнюдь не первостепенный фактор, не та ценность, за которую нужно держаться. Да, наличие зрения – преимущество, никто не спорит. Но никто не застрахован от того, что, будь у тебя нормальное зрение, где гарантия, что ты не был бы сейчас в Афганистане, с оружием или не употреблял бы наркотики? Я теперь отношусь к этим вещам так: Господь – Он всевидящий, всезнающий. Он знает наперёд: у нас появился лишь помысел, а Он уже знает решение, знает, будет ли это тебе во благо или нет. Он меня научил принимать эти вещи. А когда ты можешь человеку показать, что действительно первостепенным является именно духовное зрение, тогда он переосмыслит свою жизнь, тогда меняются ценности. Становятся важными не те блага и материальные ценности, за которыми мы гоняемся и разочаровываемся, не получая этого, а духовные вещи, которые действительно ценны, которые пригодятся нам как здесь, на этой земле, чтобы прожить достойно, так и в жизни вечной.

О. ШЕВКУН: Последние шесть лет для Украины оказались непростым временем. Как эти события, в частности война, как всё это повлияло на незрячих, по крайней мере на людей, с которыми вы общаетесь? И боль. За шесть лет она что: ослабевает, меняется, забывается? Что происходит?

Д. ГРЯЗНЫХ: Я считаю, что, если человек действительно верующий, а не только себя таковым называющий, он все эти вещи доверяет в руки Господа, а не пишет… Иной раз мне грустно читать такие посты моих друзей в Фейсбуке о том, что «кто не любит русских, поставьте лайк». Как может человек, который изучает Библию, призывать к такому? Вместо того чтобы пытаться по-библейски, смотреть на это, а не провоцировать неверующих людей (а у авторов постов определённо есть круг таких знакомых), которые их считают святыми. Как мне часто говорят: «Вы же святые, вам можно то-то и то-то». То есть какой-то авторитет среди неверующих всё равно имеется! И тут человек пишет вещи, противоречащие Библии. Я не знаю, почему люди, не боясь Бога, могут так поступать, призывать людей не к примирению, а наоборот, ко вражде.

О. ШЕВКУН: У меня есть предположение по этому поводу, но оно не помогает. Предполагаю, что это может быть проявлением боли. Тебе просто больно. Я сейчас использую повседневную аналогию: Вася во дворе тебя избил. Ты ненавидишь этого Васю. Да, изменить это может только Бог, но до какого-то момента эта боль как раз так и будет выражаться. Очень сложно к таким ситуациям подходить. Очень сложно понять, что делать-то, как быть? Потому что зачастую человек не слышит, но не слышит по разным причинам. Для меня это очень сложный вопрос, поэтому я у вас и спросил сейчас о том, как это проявляется.

Д. ГРЯЗНЫХ: Возможна такая версия, но всё равно лично для меня, как я это вижу, это то, что вызывает вопрос: а как же страх Божий? Ты проявляешь свою боль тем, что ты призываешь людей, наоборот, к ещё большей вражде. Это же против Библии. Тогда уже, получается, у тебя никакого нет страха Божьего. Как тогда быть в этом случае?

О. ШЕВКУН: Да, это как троллинг. Человеку самому плохо, и он просто хочет, чтобы рядом стало плохо другим людям.

Д. ГРЯЗНЫХ: Мы все знаем, что зло злом не победить. Его может перебороть только добро. Если ты сеешь зло, его меньше не станет, наоборот, станет больше.

О. ШЕВКУН: И наше слово действительно в этой непростой ситуации очень много значит. Ты вдруг начинаешь понимать вес каждого слова и просишь Бога, чтобы Он давал тебе мудрости для именно тех слов, которые нужны. С теми чувствами и ощущениями, которые нужны.

Дмитрий, вы сегодня в начале беседы поскромничали. Мне это напомнило Моисея. Он говорил: «Я, Господи, не красноречив». А потом как говорил! Да, через Аарона, но всё же говорил. Вы мне эту историю немножко напомнили, мол, я не уверен и т. д. Спасибо прежде всего Господу за то, что дал возможность нам с вами сегодня поговорить, узнать о чём-то, что для меня действительно как с другой планеты отчасти, и о том, что также даёт пищу для размышления. И спасибо за искренность, за честность в беседе, проявленную Вами сегодня. И за неожиданности, которые были тоже в этой беседе. Спасибо и слава Богу.

Д. ГРЯЗНЫХ: Да, слава Богу, спасибо и Вам.

О. ШЕВКУН: Завершается серия «Верить. Видеть. Жить» на это лето, летом мы уходим в отпуск. Если что-то случится, если будут информационные поводы, эта серия выйдет ещё в эфир, а так, следите за программами, следите за нашими анонсами. Дмитрий Грязных, как с Вами связаться, если у кого-то будут вопросы?

Д. ГРЯЗНЫХ: Можно найти, вбив моё имя и фамилию в строку поиска Facebook, можно меня найти в группе «Світло для прозріння», я её администратор. Кроме того, в моём аккаунте есть мой номер телефона, я его не скрывал.

О. ШЕВКУН: Ух ты! Человек открытый, готов к общению. Господь делает удивительные дела, и очень важно научиться их замечать. Думаю, то, о чём мы с Вами сегодня говорили, – это как раз одно из удивительных дел, которые совершаются здесь, посреди нас. И Дмитрий – один из тех людей, наряду со многими другими, которых Господь для этого использует.

Мы послушаем композицию в исполнении Оксаны, теперь уже Соломатиной, которая называется «Словно травы шелестят слово». Это как раз отчасти о том, что мы сегодня обсуждали: о важности слов, о важности того, что исходит из наших уст. Потому что это наше сердце. Это то, что может либо ободрить и мотивировать, либо обескуражить человека.

Дмитрий, спасибо Вам большое и будьте благословенны!

Д. ГРЯЗНЫХ: И Вам спасибо и благословений!

О. ШЕВКУН: С Богом!

Рассказать друзьям