Тифлострим, № 63. Зачем незрячим специализированные интернет-инструменты?

Текстовая версия.

“Сделайте так, чтобы у вас где-то в мире был дом!”, — советует Андрей Поликанин, бывший сотрудник компании «Элита Групп», готовящийся к переезду.
• «На мой взгляд, обучение должно быть бесплатным», — утверждает Артём Плаксин, основатель сервиса «Тифло Хост» и других ресурсов.
• «Я бы лично не использовал телефон, чтобы читать книги», — высказывает свою позицию Бека Гозалишвили, один из программистов сервиса «Данные в данные».
• Ну а Даниил Пылаев, ведущий программист проекта, не говорит ничего. Имея в свои 17 лет опыт написания популярной компьютерной игры, он предпочитает писать код.
Так нужны ли незрячим специализированные интернет-сервисы? Разбираемся в «Тифлостриме».
Ведущие: Александр Яшин, Олег Шевкун.
Дата выхода: 16.12.2019.
«Тифлострим». Не только для незрячих.

Олег ШЕВКУН: Друзья, все живы после фестиваля “Интеграция”. Саша Яшин, привет тебе!
Александр ЯШИН: Привет, Олег!
О. ШЕВКУН: Тут говорят, что трансляция фестиваля “Интеграция” была похожа на трансляцию “Евровидения”.
А. ЯШИН: Возможно.
О. ШЕВКУН: Андрей Поликанин, привет тебе! Мы решили вывести тебя в эфир в начале.
Андрей ПОЛИКАНИН: Привет!
О. ШЕВКУН: Друзья, у нас сегодня будут гости, они появятся несколько позже. В конце прошлой недели появилась информация, на которую мы не могли не отреагировать. Я не мог после этого не пригласить Андрея Поликанина, потому что он написал, что после восьми или семи (сейчас спросим) лет работы, он уходит из компании “Элита Групп”. Это интересно. Люди, давно работающие в компании, там уже не работают. Андрей, ты ещё работаешь?
А. ПОЛИКАНИН: Передаю дела.
О. ШЕВКУН: Ты не просто передаёшь дела. Мы тебя ещё и в “Тифлостриме” расспросим, что и как. Максим Извеков, Елена Огородникова, видим ваши «приветы».
А. ЯШИН: Приветствуем вас.
О. ШЕВКУН: Саша, а ты ведь читал ещё и блог?
А. ЯШИН: Читал. Андрей там написал довольно сжато, почему он уходит, но, наверное, лучше, если он расскажет сам.
О. ШЕВКУН: Для начала я хочу спросить Андрея, почему он пришёл в компанию “Элита Групп” и когда это было. Я-то, отчасти, это знаю, помню эту историю, даже в ней несколько участвовал, но слушатели не в курсе.
А. ПОЛИКАНИН: Это было в феврале 2012-го года. Точнее, так. В феврале 2012-го года я начал работать в компании. Под новый год я написал Нусрету Адигезалову, генеральному директору компании “Элита Групп” о том, что я мог бы помочь компании развиваться и взять на себя задачи, которые она выполняет. Я видел, что народ очень сильно “зашивался”. Тогда компания очень бурно развивалась. А мне просто было интересно, и я частично знал этих людей, тех, которые работали. Прежде всего, конечно, тебя, Олег. Ты тогда ещё там работал. А мы с тобой знакомы уже давно.
О. ШЕВКУН: Со времён JAWS 6.0.
А. ПОЛИКАНИН: Я думаю, гораздо раньше. Мне было интересно пойти в эту компанию. Ну, и вишенка на торте была в том, что мне нужна работа.
О. ШЕВКУН: Саша, очень понятные ощущения?
А. ЯШИН: Конечно.
О. ШЕВКУН: Для многих наших слушателей, думаю, тоже понятны.
А. ЯШИН: Конечно! Когда ты ищешь работу, видишь место, где ты можешь себя реализовать, приходишь, и тебе дают реализоваться, это, по-моему, очень большое счастье.
О. ШЕВКУН: Я понимаю, ты себя и реализовал и реализовывал на протяжении всех этих семи лет. Чем занимался?
А. ПОЛИКАНИН: Много чем. Ты знаешь, что “Элита” — достаточно плоская организация.
О. ШЕВКУН: Поясни.
А. ПОЛИКАНИН: Поясняю. Это было не оскорбление. Есть организации иерархические, когда есть начальник, под ним — начальники поменьше, под ними — ещё меньше. В общем, такое дерево. А есть организации плоского типа, где, в принципе, какого-то чёткого управленческого типа, иерархии не существует. “Элита Групп” относится к плоским компаниям. Там как таковых чётких должностей нет.
О. ШЕВКУН: Кроме руководителя, который тоже много чем занимается.
А. ПОЛИКАНИН: Да. Эта плоскость накладывается и на руководителя. Поэтому Нусрет работает 26 часов в сутки. Он, по-моему, вообще не отдыхает.
О. ШЕВКУН: У меня самого была такая история. Я лежу в больнице, мне собираются делать операцию. Он мне звонит, спрашивает: “Чем занимаешься?” Я говорю, что лежу в больнице, готовлюсь к операции. Он говорит: “То есть, ничего не делаешь? Давай мы туда компьютер привезём, чтобы ты мог поработать”.
А. ЯШИН: Действительно, а то — в больнице. Подумаешь, ерунда какая!
О. ШЕВКУН: Это даже не смешно.
А. ПОЛИКАНИН: Это не смешно. Но то, что он работает по 48 часов в сутки, это точно.
О. ШЕВКУН: Я понимаю, что в какой-то момент пришёл тот срок, та точка, когда ты сказал: “У каждого человека есть определённое движение в жизни. Тестирование, локализация, руководство пользователя — это всё, конечно, хорошо, но, наверное, не руководствами едиными жив человек”.
А. ПОЛИКАНИН: Верно. Возвращаясь к вопросу, чем я занимался. Я был менеджером по интернационализации и локализации. Занимался всем, что связано с локализацией продуктов “Элита Групп”, в том числе, с 2015-го года принимал большое участие в локализации продуктов Vispero от компании Freedom Scientific. Так же управлял системами контроля версий. Ну, и другие промежуточные задания, которые с этим были связаны.
О. ШЕВКУН: Кристина, ты молодец! “А что ещё в больнице делать? Только работать”. Я понимаю, что есть определённые обязанности перед работодателем, но я всё-таки задам вопрос. Как ты понял, что нужно двигаться дальше? Ну, и, может, ты расскажешь на своём опыте, как человек это осознаёт. Я помню даже своих родителей, которые мне говорили: “Если нашёл хорошую работу — то…»
А. Яшин: …Сиди там и не уходи.
О. ШЕВКУН: Саша, тебе это знакомо?
А. ПОЛИКАНИН: Моя мама мне буквально час назад сказала это, позвонив — о ужас! — по Telegramm’у, который ей недавно установили.
О. ШЕВКУН: Как понимает человек, что надо идти дальше, даже если за работу платят деньги?
А. ПОЛИКАНИН: Это очень сложное решение. Ты понимаешь, что дальше не двигаешься. У тебя слишком много рутины, происходит стагнация и выгорание, и впереди для тебя больше никогда ничего нового не будет.
О. ШЕВКУН: Значит, Поликанин зажрался.
А. ПОЛИКАНИН: Грубо говоря, да.
О. ШЕВКУН: Это хорошо? Это плохо? Это просто констатация факта? Это что?
А. ПОЛИКАНИН: Это просто констатация факта. Когда ты начинаешь выгорать, тратить больше душевных сил не на саму работу, а на уговоры себя для неё, это рушит нервную систему, карму, всё, что угодно, и ничем хорошим не кончится.
А. ЯШИН: Я отлично понимаю Андрея, как человек, уходивший с такой роботы. Она вроде и хорошая, и денег приносит, и всё вроде бы хорошо. Сиди и не рыпайся! А то ведь сляпые седять, работать-то хочуть, а ты работаешь и ещё нос воротишь! Так вот. Я Андрея очень хорошо понимаю. Тоже много осуждения услышал от людей. Но, знаете, как говорит Руфина Алексеевна Вершинина: “Уходить надо вовремя”. Нужно осознать, что время уходит, и ты уже неактуален. А ты сам понимал, уходя, что уходит какая-то эпоха?
О. ШЕВКУН: Подожди. Эпоха Андрея Поликанина?
А. ЯШИН: Ну да. Потому что специалист незаурядный, были определённые наработки. Передавая дела, не жалко оставлять? Мне в своё время было жалко.
А. ПОЛИКАНИН: Жалко. Я долго колебался. Это решение долго вызревало, было достаточно сложным. Иногда до сих пор жалко, но потом опять взвешиваешь, опять всё кладёшь на те же весы и понимаешь, что пора. Пришло время.
О. ШЕВКУН: Наверное, у тебя есть определённые ограничивающие моменты. Я не буду настаивать, но всё-таки задам вопрос. Что изменилось на российском тифлорынке за эти семь лет? И что изменилось в компании “Элита Групп” за эти семь лет?
А. ПОЛИКАНИН: На второе, пожалуй, не отвечу. Думаю, что не уполномочен. По поводу российского тифлорынка — ради Бога! Кстати, одной из немаленьких причин стало то, что мне просто скучно, неинтересно. Извините, дорогие россияне, стало слишком россиецентрично, а я всё-таки больше прозападный товарищ. Для меня это всё не так интересно. На мой взгляд, стало больше госзаказов. Даже мне так кажется, хотя я никаким боком не причастен ни к бизнесу, ни к менеджменту по продажам, ни к деньгам, которые крутятся в компании. Это не ко мне.
А. ЯШИН: Но это всё равно видно. Госзаказы, они сейчас везде и повсеместно.
О. ШЕВКУН: Получается такая обезличенная история. Ты смотришь на частного потребителя, частного покупателя, и продукт от покупателя оторван. Заказывает его и платит деньги, соответственно, заказывая музыку, не частник. Можно рассуждать так. Государство покупает людям технику, значит, в принципе, человек должен выигрывать. С твоей точки зрения, что выигрываем, а что проигрываем?
А. ПОЛИКАНИН: Опять придётся аккуратно говорить. Я вообще не уверен, что в России можно что-то сделать. Я не знаю, как можно достучаться до тех же ФСС, до властей. Может быть, стоит писать, подписывать какие-то петиции. Я не знаю, как в России это организовать, но барахтаться нужно, иначе просто утянет.
А. ЯШИН: Понимаешь, тут вопрос в хотении. Мы можем очень долго говорить, бить себя кулаком в грудь, но пока это глобально не начнёт бесить людей, как со многими другими процессами в стране, не только с ФСС, ничего не произойдёт.
А. ПОЛИКАНИН: А вот, кстати, “Тифлострим”. Чем плохо?
А. ЯШИН: Ну, мы и пытаемся.
О. ШЕВКУН: Не сказал бы я, что стало бесить, но на самом деле нам не хватает информации. Нам показалось, что площадки не хватает.
А. ПОЛИКАНИН: Я про барахтанье, Олег. Я про «что делать». “Тифлострим” — хороший островок в этом болоте.
А. ЯШИН: Мы стараемся.
О. ШЕВКУН: Я всё-таки хочу тебя спросить. Куда дальше? У тебя семья, определённые обязательства по жизни. Дальнейшие планы?
А. ПОЛИКАНИН: У нас есть разные планы, сейчас собираемся пробовать двигаться в сторону Европы. Конкретно — в сторону Германии.
О. ШЕВКУН: Взять и переехать?
А. ПОЛИКАНИН: Я бы это так не называл. Мы поедем поработать. По крайней мере, попробуем. Получится или нет, пока не знаем. Это всё вилами по воде. Пока мне предложили работу в одной замечательной компании, в городе Мюнхен.
О. ШЕВКУН: Андрей, а не страшно?
А. ПОЛИКАНИН: До одури страшно! Я же ещё и маломобильный. Мне стыдно, но я не боюсь в этом признаваться. Я сам практически не хожу. На улице — почти совсем никак. У меня не было адекватного курса ориентирования.
О. ШЕВКУН: Мы только что с Сашей об этом говорили. Это общая история.
А. ЯШИН: А его не было. Всё, что умеешь, умеешь сам. Вы простите, но Москва, какая бы она не была прогрессивная, — тут этого нет.
А. ПОЛИКАНИН: Именно. Если вдруг кто не знает, я учился в Москве, тоже в первом интернате. На мой взгляд, такого курса ориентировки, какой мне бы был нужен, его не было. Конечно, частично сам ленив. Может быть, надо было брать одноклассников, ещё кого-то за хвост. По-моему, Влад Шакин в одной из передач об этом говорил, рассказывал о том, как он учился.
О. ШЕВКУН: Да-да-да. Так Влад всех берёт за хвост.
А. ЯШИН: Ему одноклассник, не одноклассник — всё равно. Он просто ищет хвост и берёт.
А. ПОЛИКАНИН: Это очень крутой man. Я так пока не делал.
О. ШЕВКУН: Разные темпераменты.
А. ЯШИН: Возможно, этот переезд тебя и мотивирует.
А. ПОЛИКАНИН: В том числе, для этого и делается.
А. ЯШИН: Круто, Андрей! У меня таким мотиватором стало поступление в вуз, когда я понял, что в любом случае меня никто не будет тягать за ручку. Я был вынужден это делать. Я не супермобильный. Честно могу сказать, мне бы не помешал курс ориентировки в пространстве. Но я довольно успешно хожу по городу. В укор своему учебному заведению, я могу сказать, что практически всё, что я умею, я умею сам. Я научился этому сам.
О. ШЕВКУН: Виктор нам с вами отвечает: “Ничего страшного. Прохожие у нас отзывчивые”. Я думаю, что это не утешает. Смотрите, друзья. Я понимаю, что сейчас кто-то может злорадствовать, кто-то скажет: “Ничего не получится”. Так вообще по жизни говорят. Даже когда мы начинали “Тифлострим”, некоторые говорили: “Ребята, у вас ничего не получится”. Андрей, во-первых, мы верим, что у тебя и у твоей супруги всё получится. Мы верим, что это всё не зря.
А. ПОЛИКАНИН: А во-вторых, извините, я вынужден вас перебить. Это я говорю всем, кто, может быть, будет или по моим стопам идти, или просто параллельно. Если не получится, сделайте так, чтобы где-то в этом мире у вас обязательно был дом. Мой дом — Черкассы. Черкассы — уникальный город. Он притягивает. Мы с женой уже грустим, уже скучаем по нему со страшной силой. Есть такая песня, я её считаю самой грустной песней современности в украинской эстраде. Она начинается так: “Справа в тому, / Що в мене немає дому” (дело в том, что у меня нет дома). Чтобы так не было. Просто тогда ты начинаешь выть на луну. Сделайте, чтобы у вас в этом мире, неважно где, был дом. И тогда получится, не получится — всё равно. Будет, куда возвращаться.
О. ШЕВКУН: Андрей, успехов тебе!
А. ЯШИН: Пусть всё сложиться.
О. ШЕВКУН: У Саши остались вопросы?
А. ЯШИН: Нет. Это настолько тепло завершилось. Я порадовался, что у меня есть дом. Это правда хорошо, когда есть, куда возвращаться.
А. ПОЛИКАНИН: Я знаю, что у вас сейчас будет встреча с Артёмом Плаксиным. Артёмка, отдельный привет!
О. ШЕВКУН: Андрей, спасибо тебе огромное!
А. ПОЛИКАНИН: Спасибо вам, ребята!
О. ШЕВКУН: Пока! Саша, может быть, очень коротко, пока я вызываю следующих участников беседы. Я понимаю, что какое-то время прошло после фестиваля «Интеграция», но сейчас уже, глядя назад, видя, что было, как это было, для тех, кто там не был, твои впечатления, буквально одну-две минуты.
А. ЯШИН: Мы были на фестивале «Интеграция». Получили диплом, статуэтку. Мы видели много разных интересных, и не очень, публикаций об инвалидах, для инвалидов и для людей условно здоровых. Много всякого разного было. Нас хорошо встречали, мы видели, в том числе, то, что делают представители ВОС. Мы видели то, что делают представители, журналисты различных изданий, государственных и не государственных. Собственно, сам фестиваль был направлен на то, чтобы предложить к оценке некие публикации в СМИ, на радио, на телевидении, в интернете, в газетах, об инвалидах. И, в целом, у меня сложилось позитивное впечатление, и такая мысль о том, что раньше совсем как-то всё было слезливо, а сейчас слёзки чуточку утёрли, но скорбь осталась. Поэтому, в общем, с одной стороны, хорошо, что такое проводится, потому что видно какое-то развитие, и я его действительно увидел. С другой стороны, надо ли оно? Вот у меня остаётся вопрос.
О. ШЕВКУН: Надо ли что, фестивали? Развитие?
А. ЯШИН: Надо ли? Нужны ли такие фестивали? Нужно ли настолько это муссировать вот в том ключе, в котором некоторые муссируют, что «вот они такие бедные, несчастные. Подойдите, помогите!»? Наверное, всё это нужно и актуально, но поскольку мы все в этом варимся и это всё видим, нам, наверное, оно просто уже наскучило, что ли, надоело.
О. ШЕВКУН: А нам, по просьбе Артёма Плаксина, довелось представлять ещё два проекта. Это было очень смешно, на самом деле. Сначала представляли, потом получали призы. И ты, по-моему, с Таней Крук вёл эфир и даже прошёлся по поводу того, что там Олег бегает за призами. Но бегает он не случайно. Бегает он не для себя, бегает он для двух проектов. И мы сейчас попытаемся вывести по Скайпу участников этих проектов. Артём Плаксин должен быть с нами сейчас, если всё сработало. Артём, добрый день!
А. ПЛАКСИН: Всех приветствую!
О. ШЕВКУН: И Бека Гозалишвили. Бека, добрый день!
Бека ГОЗАЛИШВИЛИ: Добрый вечер!
О. ШЕВКУН: Артём, Бека, вам уже тут вопросики задают по поводу специализированных проектов. Вам говорят: «Ребята, а зачем? Вот вы делаете проекты специально для незрячих и слабовидящих людей, но ведь это же можно всё загуглить. Не хочу никого обидеть. Зачем эти специализированные вещи для незрячих?» — пишут нам. Давайте сначала с вопроса. Какие вещи? Что за два проекта мы сегодня представляем? А потом уже перейдём, собственно, к вопросу о том, зачем.
А. ПЛАКСИН: Два проекта — «Тифло Хост» и «Данные в данные».
О. ШЕВКУН: Давайте начнём с того, как эта история у вас зародилась, и почему решили, и зачем это.
А. ПЛАКСИН: Есть такая панель управления хостингом, называется ispmanager от российского производителя программного обеспечения, и она недоступна для незрячих и слабовидящих людей. Ну, как сказать, недоступна. Она неудобная, она неадаптированная. И когда во второй раз я получил отказ от компании работать в данном направлении, у меня возникла идея (это было 1 июля 2018 года) создать проект. Первоначально это бесплатный хостинг для незрячих людей, где они смогли бы научиться пользоваться этой панелью, адаптироваться к ней самостоятельно, раз компания не хочет адаптировать панель. Смогли бы получить какую-то поддержку консультативную, и смогли бы научиться создавать сайты самостоятельно.
О. ШЕВКУН: Подожди, ты сказал, что она недоступна. Она всё-таки недоступна или доступна при некотором обучении?
А. ПЛАКСИН: Да, я оговорился. Я же поправился, что она не сколько недоступна, сколько неудобна и непривычна.
О. ШЕВКУН: Ага. И что дальше? Дальше ты обращаешься к разным провайдерам или к одному провайдеру и говоришь: «Дайте слепому бесплатный доступ, что ли?»
А. ПЛАКСИН: Нет, я не обращаюсь вот с такой точки зрения. Я разрабатываю цели проекта, задачи, как это всё будет достигаться. Оборачиваю это всё красивыми словами и делаю компаниям такое предложение, различным хостинг-компаниям. В основном, это Дата-центры, российские, зарубежные: «Вот у нас есть такой проект. Хотим делать то-то и то-то. Аудитория примерно такая. От нас…»
О. ШЕВКУН: Пришлось завышать аудиторию, чтобы привлечь людей?
А. ПЛАКСИН: Всегда приходится завышать аудиторию, когда речь идёт о незрячих людях, потому что официальная статистика-то маловата. А уж говорить о текущей аудитории, – это, конечно, крохи.
А. ЯШИН: Насколько был быстро получен позитивный ответ? Сколько пришлось выслушать отказов, прежде чем кто-то ответил хоть как-то позитивно на предложение?
А. ПЛАКСИН: Зачастую компании просто не отвечали, но это нормально, тут нет ничего такого. Первые отклики пришли уже 5 июля, отклики положительные. Одной из первых компаний стала компания «Айхор», hosting, с которым сейчас происходят очень печальные события. Но постепенно компании новые добавлялись. «Тифло Хост» рос, и сейчас уже отходим от «Айхора» и от компаний, которые предоставили какие-то небольшие ресурсы.
О. ШЕВКУН: В чём смысл вот этого для самих компаний? Вот они откликаются. Почему? Вот что их побуждает откликаться?
А. ПЛАКСИН: Я не знаю, что их побуждает откликаться. Ну, с социальной точки зрения, наверное, это какая-то корпоративная социальная ответственность, что-то в этом духе. Они пишут, зачастую пишут посты в социальных сетях, что они предоставили ресурсы такому вот некоммерческому социальному проекту.
О. ШЕВКУН: То есть, они из этого пиар всё-таки делают, конечно?
А. ПЛАКСИН: Да, некоторые делают. Это нормально.
О. ШЕВКУН: Да, конечно.
А. ЯШИН: Ну, им, естественно, надо как-то продавать свои услуги, и кто-то, возможно, обратив на это внимание, услуги эти купит. Это логично.
А. ПЛАКСИН: Например, одним из наших партнёров стал дата-центр Selectel. Это достаточно крупный в России дата-центр, даже сеть дата-центров по Санкт-Петербургу, Москве, Новосибирску. Ну, я бы не сказал, что им требуется дополнительная реклама, чтобы у них покупали услуги.
О. ШЕВКУН: Ну, это ещё вопрос социальной ответственности. То есть, круто, когда у тебя есть…
А. ПЛАКСИН: Корпоративная социальная ответственность.
О. ШЕВКУН: Да. А слепым-то это зачем? Нам-то это зачем? Смотри, что получается. Может быть, я немножко сгущаю краски. Но я — журналист. Это моё дело — их сгущать. Вы говорите: «Значит, для незрячих бесплатный доступ». И мы, таким образом, развиваем у незрячих людей ощущение того, что всё должно быть бесплатно. А почему бы не сказать, что «для незрячих — более дешёвый доступ. Для незрячих — возможность получить специальное обучение, специальную подготовку». Не предлагать вот просто бесплатно, потому что клиент слепой.
А. ПЛАКСИН: Разумеется, такое есть, но для совсем новичков, которые даже не знают, что такое домен и что такое сайт, но хотят этим всем заниматься. У нас есть сервис «Тифло сайт», который действует в рамках «Тифло Хоста». Это конструктор сайтов на WordPress. По WordPress у нас есть серия уроков по работе с ним. Поэтому незрячие могут изучить эти предзаписанные курсы и спокойно администрировать такие сайты.
О. ШЕВКУН: И это бесплатно?
А. ПЛАКСИН: Это бесплатно, но это достаточно ограниченно и подходит только для обучения. Обучение, на мой взгляд, оно должно быть бесплатным. Дальше — такая вторая ступень эволюции — это «Тифло Хост». Это уже полноценное размещение на хостинге, предоставление доступа в панель управления и т. д. Это тоже бесплатно в рамках десяти гигабайт и отсутствия технической поддержки. Это не так, что за техническую поддержку взимается какая-то дополнительная плата. Это так, что если незрячий человек хочет развиваться, саморазвиваться, он должен это делать самостоятельно. Ему предоставляются ресурсы, но он должен сам изучать что-либо. Он может спрашивать какие-то моменты, которые ему непонятны, с точки зрения вот даже недоступности каких-то моментов панели, но изучать материал и учиться на своих же ошибках он должен сам. И вот как раз то, что вы говорите, Олег, про платные и бесплатные. Виртуальные серверы — это такая третья ступень эволюции, когда пользователи «Тифло Хоста» перерастают в обычный веб-хостинг и уже хотят разворачивать что-то своё на своём виртуальном сервере. Тут они получают от наших компаний-партнёров льготные предложения на виртуальный сервер.
О. ШЕВКУН: Ага, то есть, вот здесь мы приходим именно к этому.
А. ПЛАКСИН: Да, они платные. Люди за это действительно платят, но платят они в разы меньше, чем платили бы напрямую у хостинг-провайдеров.
О. ШЕВКУН: Саша, я хочу понять. Ну, просто у меня к этому есть определённое отношение, но я вижу, что вот ты — человек, который за интеграцию обеими руками. Ты сейчас услышал вот эту модель, о которой рассказал Артём. Как оно тебе?
А. ЯШИН: Я подозреваю, что это хорошая модель в контексте «все слепые — братья». То есть, когда мы видим незрячего человека, который хотел бы получить сервис от незрячих, которые сервис протестировали, которые знают, как это работает, который хотел бы научиться у незрячих этим пользоваться – это хорошо. Если человек сразу хочет осваивать всё сам, это, наверное, может быть, менее для него хорошо, и он в такой сервис не пойдёт. Но я почему-то убеждён, что в вопросах сетевой доступности трудно как бы спорить и, естественно, тут стоит сказать, что лучше незрячего другого незрячего никто не обучит и сервис не предоставит.
О. ШЕВКУН: Так пусть этот незрячий возьмёт с того деньги за обучение!
А. ЯШИН: Моё мнение то же, что любое обучение, любой труд должен быть оплачен. Если ты получаешь какую-то услугу, то ты должен за неё заплатить. Но это, в данном случае, политика такая у людей. Я не в праве её осуждать, наверное. Есть определённые взгляды. Почему нет?
А. ПЛАКСИН: Если мы начнём брать за это деньги, проект перейдёт из статуса некоммерческого, социального в статус коммерческого, социального.
О. ШЕВКУН: Ну, вот да. И налоги, отчётности, всё прочее.
А. ПЛАКСИН: Нет, даже не налоги и отчётность, а уже компании-партнёры будут не столь заинтересованы в безвозмездном предоставлении ресурсов.
А. ЯШИН: Я как раз тоже хотел к этому прийти, что это не всегда ещё возможно, выгодно самому проекту.
А. ПЛАКСИН: Такая модель выбрана умышленно. Для нас она не доставляет каких-либо проблем вот с точки зрения, что налетают бесплатно и т. д.
А. ЯШИН: А много запросов, кстати говоря? Много желающих вот так вот взять, освоить CMS с нуля, начать всё это использовать. Много ли людей, которые действительно этим пользуются? И есть ли какие-то крупные, известные, может быть, проекты среди проектов для незрячих, которые воспользовались «Тифло Хостом?»
А. ПЛАКСИН: Каждые полгода я публикую на сайте и в группе ВКонтакте публичный отчёт за прошедшее полугодие. Прошло два полугодия, два отчёта опубликовано. Сейчас подходит к концу третье полугодие, на днях буду публиковать третий отчёт. По отчёту за второе полугодие — это 40 человек примерно. Точно сейчас не скажу. Надо открывать, читать, смотреть. И на панели управления создано около 78-ми сайтов. «Тифло Хост», мы до этого не дошли, поэтому сейчас, наверное, я скажу, где-то с февраля 2019-го года — не просто хостинг, то есть, это уже, как группа проектов получается, целью которой является, такой глобальной целью – расширение интернет-области, ориентированной на аудиторию незрячих и слабовидящих людей. То есть, это поддержание в актуальном состоянии, с технической точки зрения, размещение и стабильная работа различных сервисов, проектов, не обязательно наших, ориентированных на незрячих и слабовидящих. То есть, сюда входит достаточно старый голосовой портал «Теремок» с ежедневной посещаемостью около 70-ти человек, в лучшем случае.
О. ШЕВКУН: Эх, да! А подождите, тут на самом деле много вопросов, но я всё-таки хотел услышать Беку. Как перебросился мостик между Санкт-Петербургом и Тбилиси? Бека, как вы попали в этот проект? Или уже не в этот?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Я подключился в рамках проекта «Данные в данные». Конкретно в рамках создания сервиса «Текст в речь».
О. ШЕВКУН: Это уже вторая история ваша, да? Второй проект?
А. ПЛАКСИН: Ага.
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Да.
О. ШЕВКУН: Тогда, Бека, расскажите немножко про «Данные в данные», datatodata.ru.
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Цель проекта – предоставить людям возможность преобразовать одни данные, формат данных, в другой формат, без использования своего компьютера, без использования ресурсов своего компьютера и с использованием серверных ресурсов. Например, преобразование отсканированных текстов в обычный цифровой текст, благодаря OCR, для того, чтобы не использовать FineReader, не нагружать свой компьютер. Допустим, достаточно зайти на сайт, загрузить документ и получить уже нормальный, доступный для чтения txt или pdf файл. Или же, допустим, сделать из обычной текстовой книги аудиокнигу, с использованием синтезатора речи, но без использования своих компьютерных ресурсов.
О. ШЕВКУН: Причём, там очень минималистичная такая история, на самом деле. То есть, там очень простой интерфейс.
А. ЯШИН: И это максимально удобно, на самом деле. Но у меня сразу такое, некое противоречие формируется в голове. Я понимаю, зачем OCR. В принципе, я могу понять, зачем fb2 в txt. Есть и такой там вариант. С трудом, но могу понять. Зачем текст в речь, если учесть, что мобильные технологии развиты хорошо. Мы имеем возможность читать те же самые тексты с помощью, там, не знаю, условного какого-нибудь Voice Dream’а на iPhone’е. Каких-то бесплатных решений, того же самого fb reader’а на Android, если нам надо на какой-то мобильной технике читать. На компьютер есть «Балаболка». Screen reader’ом, в конце концов, можно читать.
О. ШЕВКУН: Елена Огородникова с тобой согласна в этом вопросе.
А. ЯШИН: Да-да-да. То есть, я OCR понимаю, я сам пользуюсь. Мне очень нравится. Правда, мне это очень удобно. Ну, вот зачем текст в речь? Кому это может быть нужно и актуально? Всё-таки какой-то же был замысел? Для чего это делалось?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Я бы лично не использовал телефон для того, чтобы читать книги, потому что это расходует батарею. Мне телефон нужен для других вещей.
О. ШЕВКУН: Кстати, да. Ещё года два назад считалось, что телефон заменит все устройства, а сейчас всё чаще и чаще (мы уже об этом говорили) люди отмечают: «Слушайте, ребята, мне телефон нужен для других вещей». Поэтому получается выбор. Вот мы с тобой, Саша, Елена Огородникова, может быть, ещё кто-то дугой, этого не понимаем. Но, наверное, есть люди, которым это нужно, и которые это понимают.
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Я могу записать на карту памяти книгу, поставить её в плеер и слушать без проблем.
О. ШЕВКУН: Во-первых, я смотрел ваш сервис datatodata.ru. Каждый раз, работая над «Тифлостримом», я понимаю, почему это бывает надо. Допустим, мне нужно найти какой-то сервис, а их полно, который может вытащить с YouTube видео, вытащить аудиодорожку и сохранить её в MP3 так, как мне надо. Их полно, но я должен пользоваться неудобным интерфейсом, иногда всякая ерунда открывается при этом. И если бы ещё то же самое нужно было искать, чтобы конвертировать тексты, было бы совсем неудобно.
А. ЯШИН: Олег, это беда! Будучи студентом и получая очень много нераспознанных (без текстового слоя) pdf файлов от преподавателей, которые не задумываются, как ты это будешь читать, я очень долго искал OCR сервис, который бы мне конвертировал онлайн. Мне не хотелось использовать FineReader, и когда появились «Данные в данные», для меня это стало спасением, потому что я беру, спокойно загружаю текст, получаю то, что мне нужно, и самое главное, что хорошо, — у меня может быть мультиязычное распознавание. Это очень круто!
О. ШЕВКУН: Да, там ведь выбираются языки. Я задам шкурный вопрос. Я не знаю, кто из вас будет отвечать. Артём или Бека. Смотрите, я — один из пользователей. Мне нужен перевод YouTube-видео в MP3 для того, чтобы потом это видео можно было закачать в плеер и слушать. При этом, на MP3 я бы хотел иметь возможность также выбирать определённые параметры MP3. Мой вопрос номер раз: сколько пользователей должно к вам обратиться, чтобы такую «фишку» добавить? Номер два: сколько они должны заплатить, чтобы такую «фишку» добавить? Номер три: от идеи до того, что есть интерфейс, сколько времени, реально понимая то, как вы работаете, может пройти?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Это возможно реализовать, я думаю. Я сторонник того, чтобы сервисы данного рода были бесплатными для конечных пользователей. И, самое главное, я думаю, мы создаём сервисы, в первую очередь, для себя и, конечно же, для людей.
А. ПЛАКСИН: Давайте я попробую ответить. У меня тут как раз ещё накопились ответы на несколько ваших предыдущих комментариев. Чтобы мы создали какой-то дополнительный сервис в рамках «Данные в данные», дополнительный функционал, для этого, как правило, много людей не требуется. Вот fb2 в txt, txt в речь, для этого потребовалось суммарно не более десяти человек. Реализация сервисов зависит от того, что это такое. То есть, OCR реализовывалась, если не ошибаюсь, около месяца, на протяжении трёх месяцев она доводилась до ума. Это дописывался интерфейс, добавлялись новые опции… Кто был на странице, видел: «сохранить исходную структуру документа», «разбивать по предложениям».
А. ЯШИН: Жутко удобная штука!
А. ПЛАКСИН: FineReader, кстати, к сожалению, не умеет. Я думал, это я не умею…
О. ШЕВКУн: То есть, ты это делаешь для себя, исходя из того, что тебе и другим незрячим людям удобно?
А. ПЛАКСИН: Да. Фактически, все мои проекты, начиная с «Тифло Хоста», и вплоть до самого малоизвестного, они, в первую очередь, создаются для меня и моих знакомых, с точки зрения, чтобы оно было удобным для использования.
О. ШЕВКУН: Тут, кстати, спрашивают про облако. Нет ли идеи как-то договориться с облачными хранилищами?
А. ПЛАКСИН: А зачем?
А. ЯШИН: Мы этого тоже не понимаем, но люди спрашивают…
А. ПЛАКСИН: Вот по поводу того, о чём шла речь в начале «Тифлострима». Зачем создавать сервисы, если есть аналоги, дистанцироваться, что у незрячих всё для незрячих… Вот как раз, Олег, вы буквально пять минут назад перечисляли плюсы «Данные в данные» — удобный интерфейс, всё в одном месте, не нужно привыкать к новому интерфейсу с кучей рекламы и т. д. Вот поэтому мы делаем, как для себя. Любой человек может к нам обратиться, наши контакты много где размещены. Если предложение будет интересным, актуальным и действительно полезным, с нашей точки зрения, добавим, введём. Не обещаем, что скоро. Но почему нет?
О. ШЕВКУН: Это, кстати, та самая история. Мы в начале говорили про компанию «Элита Групп». 2006-й год, именно начало компании. Компания, во многом, была ориентирована на частного пользователя, потом стало понятно, что выгоднее работать с государством. Началось более активное сотрудничество с государством, госзаказы и т. д. И большая компания от индивидуального пользователя со временем, всё же, дистанцируется. Это естественная вещь. И тут появляются другие люди, другие игроки. Появляется Артём, появляется Бека, появляются, насколько я понимаю, ещё люди, которые участвуют в вашем проекте. Сейчас о них обязательно тоже спрошу. И они говорят: «А нас интересует, чтобы было удобно обычному, среднестатистическому (если есть такое понятие) незрячему человеку». Это вот круто, это и есть движение вперёд. А потом, может быть, лет через 10-15, вы тоже начнёте немножко черстветь и скажете: «У нас госзаказы, не трогайте нас!»
А. ПЛАКСИН: Хотелось бы сразу пояснить, почему такое вряд ли будет. Я не говорю, что такое невозможно, но вряд ли, потому что у нас достаточно специфическая ниша. Когда я создавал «Тифло Хост», я не планировал заходить, условно говоря, на чужую территорию, с кем-то конкурировать, делать что-то такое, что могло бы приносить большую прибыль по тем же госзаказам. Исключительная область технической поддержки уже существующих проектов, создание новых, но именно в области интернета. Это всё связано с развитием интернет-области.
О. ШЕВКУН: Вам тут Кристина Тельпук очень честно отвечает по поводу облака для слепых.
А. ЯШИН: Чтобы меньше платить. И сразу вопрос от Максима: “Есть ли планы добавлять другие синтезаторы речи в «Текст в речь?»”
О. ШЕВКУН: Сейчас мы спросим, зачем.
А. ЯШИН: Да, я тоже задаюсь этим вопросом, потому что, как по мне, RHVoice – это лучшее, что случилось с русским языком.
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Возможно, это будет eSpeak.
О. ШЕВКУН: Короче, это должно быть что-то с открытым доступным кодом…
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Это что-то должно быть под Linux.
О. ШЕВКУН: Не возникает вопроса с компаниями, которые предоставляют серверные мощности для всего этого конвертирования?
А. ПЛАКСИН: Думаю, компании будут не против, компании будут только «за». Если не ошибаюсь, это какая-то балтийская или Прибалтийская компания с Дата-центром в Санкт-Петербурге. Раньше называлась Fishnet, сейчас называется Veesp. veesp.com сайт. Они предоставили нам виртуальный сервер под хостинг, когда «Тифло Хост» занимался ещё только хостингом. В самом начале они предоставили нам небольшой виртуальный сервер, это было 8 июля 2018 года. Они наши хорошие друзья, они публиковали у себя в группе наши новости, обменивались с нами репостами (это можно посмотреть на стене в группе ВКонтакте). Мы душевно общались с их генеральным директором, и ему нравится то, чем мы занимаемся. Я потом ещё расскажу про одну компанию. Возможно, это будет тоже интересный опыт — послушать. В июле 2019-го года (я как раз тогда публиковал публичный отчёт) они увидели, что у меня в публичном отчёте в конце написано, что проекты растут, множатся, требуются новые ресурсы. И он предложил расширить мощность виртуального сервера. В общем, мы сговорились на том, что нам сейчас только под «Данные в данные» предоставлен отдельный физический сервер — достаточно мощная машинка, — конечно, старая (процессор 2013-го года), но это действительно большие ресурсы. И всё это предоставлено бесплатно. Они знают, подо что это используется, они знают, что в OCR у нас используется многопоточность, и предоставили для этого специальные процессоры.
О. ШЕВКУН: А есть какая-нибудь статистика? Сколько распознаваний, в среднем, в день, в неделю, в месяц выполняется?
А. ПЛАКСИН: Это нужно к нашему основному бэкенд-разработчику Данилу Пылаеву, потому что он следит за всем этим.
А. ЯШИН: Я думаю, что стоит ещё про команду узнать. Кто стоит за всем этим?
А. ПЛАКСИН: Раз начали уже про «Данные в данные». Тут у нас всего три человека. Я — это координация, создание проекта и создание сайта. Весь этот внешний дизайн, интерфейс сервисов. В основном, этим занимался я. Позже подключился Бека, добавил удобные индикаторы загрузки файлов и всё такое. Также он занимался написанием функционала для преобразования текста в речь. И основной программист – это Данил Пылаев с ником Danstiv. Сейчас ему, если не ошибаюсь, 16 лет, он из Кемерова. Многим активным незрячим пользователям интернета он знаком как создатель популярной (в том числе и за рубежом) игры HVR – Humans vs. Robots, которую, если не ошибаюсь, он разработал в 14 лет.
О. ШЕВКУН: Вау! Бека, скажите, пожалуйста, вы занимаетесь этим проектом, вы участвуете в разработке Data to Data. Ведь тут на самом деле речь идёт о международном проекте. Эти границы, государственные, возможно, идеологические и т. д., они как-то вас разделяют? Как вам удаётся, будучи из разных стран, взаимодействовать и не перессориться?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Лично у нас никогда не возникало таких проблем. Я сам рос в России.
А. ПЛАКСИН: Мы с Бекой давно знакомы, очень много общаемся в неформальной обстановке… Мы все, вся команда «Тифло Хоста», «Данные в данные», мы все очень тесно общаемся постоянно на голосовом портале… У нас нет таких конкретно деловых, рабочих отношений.
О. ШЕВКУН: Вы – новое поколение, молодое поколение. Вот хотелось бы услышать вас. Мы сегодня уже говорили о том, как меняется тифлотехника, вся эта тифлосоставляющая. Вам, Бог даст, жить ещё через 20, 30, 40 лет. С вашей точки зрения, тифлотехника куда идёт? Она уходит, она трансформируется, она становится всё менее и менее релевантной, менее и менее нужной? И что с ней, в принципе, происходит?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Смотря про какую тифлотехнику говорить. Лично для меня, всё-таки, становится более востребованной. Некоторые детали.
О. ШЕВКУН: Например?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Например, те же самые брайлевские дисплеи. Да, все говорят, что Брайль уходит, но практика показывает, что так удобнее работать.
О. ШЕВКУН: Эх, Бека, и тут выясняется, что ломается Orbit Reader. И облом, Бека!
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Это, конечно, печально, но…
О. ШЕВКУН: То есть, какая-то тифлотехника остаётся актуальной. Вы бы не поддержали мысль, что всё уходит?
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Нет.
А. ПЛАКСИН: По поводу тифлотехники хотел бы сказать. Я никак про неё не думаю, я ей фактически не пользуюсь. После покупки такого замечательного плеера как ElecGeste DTBP-202 Спутник…
О. ШЕВКУН: Тифлотехника, между прочим.
А. ПЛАКСИН: Да, совершенно замечательная тифлотехника с так и не исправленным за три года после покупки багом в прошивке. Александр, голос RHVoice, после прочтения каждого предложения делает паузу длиной в это предложение.
О. ШЕВКУН: А может, там мощностей не хватает?
А. ЯШИН: Боюсь, там чего-то другого не хватает, а не мощностей.
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Возможно, и с мощностью проблемы, конечно, потому что RHVoice – это отдельный вопрос.
А. ПЛАКСИН: Для внутреннего меню они используют Алёну. По крайней мере, видно, что в прошивке лежат файлы Алёны… В общем, немного странно.
А. ЯШИН: Если заставить её читать книжки, у меня большое подозрение, что она просто выключиться…
А. ПЛАКСИН: Олег, вы сказали про международный проект. Всё-таки хотелось бы вернуться к этой теме, потому что у меня есть новость как раз по поводу актуальности «Тифло Хоста» для незрячих. Зарубежная аудитория очень поражена, что в России создан такой проект, и в 2020-м году, с января-февраля, будет запущен (пока в формате эксперимента) tiflohost.net – зарубежный «Тифло Хост» с услугой хостинга, с услугой регистрации доменов в российских национальных доменных зонах для зарубежной англоязычной аудитории. И руководить этим проектом будет замечательный программист из Мексики – Мануэль Кортэс (Manuel Cortéz).
А. ЯШИН: Замечательно! Это настолько круто, ребята, что есть повод гордиться тем, что у нас всё-таки что-то происходит. Потому что я-то как раз всегда оглядывался на заграницу, всегда видел, что у них что-то происходит. А теперь наконец-то на нас тоже смогут обратить внимание и, в общем-то, благодаря вам смогут. Это очень классно!
О. ШЕВКУН: Да, это хорошая концовочка для сегодняшнего эфира. Я задам очень короткий вопрос: «Есть ли таблица для грузинского Брайля?»
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Нет, таблицы для грузинского Брайля нет, потому что некому разрабатывать, и устройства нет.
О. ШЕВКУН: Не на чем разрабатывать? Наверное, есть кому…
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Да, не на чем.
О. ШЕВКУН: Ну что ж, друзья, tiflohost.ru и datatodata.ru – это участники фестиваля «Интеграция», это дипломанты фестиваля «Интеграция». Причём, «Тифло Хост» уже второй год подряд дипломант фестиваля «Интеграция». С чем мы, вас, друзья, и поздравляем. А мы с нашим Tiflo.info в этом году впервые участвовали. Раньше были на «Интеграции», но с другими проектами.
А. ПЛАКСИН: Наши поздравления!
О. ШЕВКУН: Спасибо!
А. ЯШИН: Спасибо!
О. ШЕВКУН: Послезавтра в «Тифлостриме» собираем и ремонтируем компьютер, в том числе и ноутбук, своими руками. По Скайпу будут два человека, которые, наверное, не один компьютер сожгли, но гораздо больше всё-таки отремонтировали.
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: Интересная тема.
О. ШЕВКУН: Да. А потом, кстати, будет неделя красоты. Выбираем подарки, а потом украшаем дом и стол к празднику. Саша Яшин…
А. ЯШИН: …Олег Шевкун.
О. ШЕВКУН: Бека Гозалишвили, Артём Плаксин. Всем – пока!
А. ЯШИН: Счастливо!
А. ПЛАКСИН: До свидания!
Б. ГОЗАЛИШВИЛИ: До связи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *