Юлия Патлань. Сломанный символ: «люди с недостатками зрения» как проблема общества или «памятник незрячему гражданину»? Часть 2.

(Продолжение).

Нужно отметить, что уличная скульптура – это действительно арт-объект или скульптурный стрит-арт, особенно с учетом того, где и как она установлена. Памятник изготавливают обычно из прочных материалов (металл, камень), его установка предусматривает процедуру согласований во всех градостроительных и архитектурных учреждениях и обязательно профессиональное архитектурное планирование и организацию доступного и безопасного пространства в соответствии со строительными нормами.

В действительности мы видим стрит-арт, арт-объект – явление (и предмет) современного скульптурного искусства, каких много как возникает, так и исчезает на улицах Киева, установленный по инициативе общественной организации – Киевского отделения Украинского общества слепых. Такие объекты обычно не являются стойкими и не предусматривают долгого существования и получения разрешений и согласований от государственных градостроительных организаций. Можно вспомнить другие скульптурные композиции, например, голубую руку или колючий шар как символ свободы, которые появлялись и исчезали за последние годы на бульваре Тараса Шевченко.

Примечательно, что ни в одном материале в СМИ и на сайтах, а также в пресс-релизе (пресс-анонсе) не было упомянуто имя скульптора и/или название скульптурной мастерской, изготовившей рассматриваемый арт-объект. Только по трем видеозаписями со страницы Михаила Новосецкого и трём видеорепортажам с открытия статуи (телеканалы ТСН, ТРК “Киев” СТН и «1 + 1») удалось узнать об авторе произведения и послушать его объяснения. Это 30-летний скульптор Богдан Казаченко, выпускник Одесского художественного училища и Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры Украины в Киеве, руководитель студии искусства «Арт-Казаченко», которая занимается скульптурой (садово-парковой, фонтанами, монументальными скульптурами, скульптурами-шаржами, бюстами и портретами, надгробиями, надгробными памятниками и комплексами, скульптурной анималистикой), живописью (муралами и мозаикой), изготовлением объемной рекламы, арт-объектами, декором фотозон и тому подобным.

Скульптор рассказал, что материал фигуры – стеклопластик с напылением металла. Поэтому все СМИ, а среди них и ТСН, написавшие о статуе как о «металлической», ошиблись. Так же имитация «брайлевских» точек не “выбита” в металле, а отлита из пластика. Именно поэтому тонкую и не закрепленную пластиковую «трость» было так же легко сломать, сколь и быстро заменить.

Как собственное произведение скульптура «Статуя незрячего человека» показана на сайте студии «Арт-Казаченко»: «Скульптура «Статуя незрячего человека» должна привлечь внимание городских властей и общественности, всего гуманного общества к людям, не имеющим возможности  видеть… Арт-объект из современного прочного материала, а именно стеклопластика с напылением металла, высотой чуть больше 2-х метров представляет собой статую человека. Образ собирательный, без гендерной принадлежности и возраста. Он не видит глазами, они закрыты. Он познает мир сердцем. Об этом свидетельствует и соответствующая надпись, нанесенная на грудь скульптуры шрифтом Брайля (Не только на грудь, но по всему телу в восемь рядов, на спине тоже. – Ю.П.). «Непросто было сделать скульптуру для незрячих людей, ведь они ее не смогут увидеть, – говорит Богдан Казаченко, – но этот объект не столько для них, сколько для тех, кто не имеет таких ограничений. Статуя должна всем нам напоминать о проблеме адаптации незрячих людей в обществе, о сложностях, с которыми они сталкиваются, пытаясь вести полноценную жизнь».

Еще одно противоречие статуи заложено в ее концепции: это, по словам скульптора, проблема выбора: «скульптура для незрячих людей» или же «для тех, кто не имеет таких ограничений».

В репортаже Анастасии Левкович, Newsone, скульптор рассказал о «двух концепциях»: «Очень сложно было сделать скульптуру для незрячих людей (выделено мною, – Ю.П.), потому что они ее просто не смогут увидеть. И нам нужно было тоже этот момент учесть. Но, эта работа больше даже не для незрячих, хотя она максимально их касается и посвящена, да, этой проблеме, а для людей, которые видят (выделено мною, – Ю.П.). Потому что, была идея в том, чтобы люди, проходящие возле этой работы, они остановились и задумались. А что это? А что на ней за точечки, на этой работе? Потому что многие даже не знают, что такое шрифт Брайля».

Если она обращена преимущественно к зрячим, то зрячим людям не нужна искаженная имитация Брайля, которую можно осматривать наощупь. Они часто не знают и о настоящем Брайле, и не будут воспринимать уличный объект руками. Да и вряд ли обнаженный человек может вести «полноценную жизнь». Образ незрячего, но самостоятельного, уверенного, со вкусом одетого, похожего на всех человека гораздо больше помог бы в коммуникации и привлечении внимания незрячих и зрячих людей друг к другу.

Анализ выступлений Михаила Новосецкого и Богдана Казаченко на открытии арт-объекта позволил сделать несколько выводов. На мой взгляд, по заказу Киевской городской организации УТОС скульптор воплощал не столько художественное, сколько программное (имеющее заранее определенную извне идею) произведение. И поскольку этих идей было как минимум две, произошло их взаимоуничтожение в собственно скульптуре.

Говорит Богдан Казаченко:

– Очень большая ответственность, потому что мы работали над этой работой для… Социальная такая, да, работа, которая должна привлечь внимание общественности, людей. Еще как бы раз напомнить о том, что город Киев – большой город. В нем проживают разные люди. У каждого есть свои какие-то проблемы, особенно у людей, которые незрячие. И массовая застройка, хаотичные постройки киосков, парковка машин, вы не даете людям возможность с ограниченными возможностями зрения нормально передвигаться по городу, да. И пользоваться всеми благами, которые дает нам город Киев. Поэтому этой работой на нас была возложена такая ответственность, чтобы сделать ее максимально интересную, да, современную. Не просто сделать там человека с, так скажем, с понятными атрибутами, да, там, с палочкой, очки. А сделать эту работу в каком-то современном исполнении. И вот на данный момент мы сделали не конкретно какого-то слепого человека, да. Мы сделали образ, образ незрячего человека. То есть это, можно сказать, что это не женщина, не мальчик, не мужчина, это как ангел. У него нету какого-то конкретного… принадлежности. То есть образ незрячего человека в современном мире. И для того, чтобы эту работу сделать интересной, мы ее сделали больше даже не для незрячих людей, а для зрячих. Чтобы они каждый раз, когда шли мимо, думали, подошли, почитали, подумали, что здесь написано? Это известный всем шрифт Брайля, который на этой скульптуре дублируется. В ряд написано «Дивись серцем» («Смотри сердцем. – Ю.П.). И есть также перевод на табличке, на самой скульптуре, чтобы человек сначала прочитал, а потом понял, что здесь написано. То есть эта работа больше для зрячих людей. А незрячие люди методом тактильных ощущений могут подойти, потрогать скульптуру и прочесть, что здесь написано. Поэтому мы очень рады за такую возможность, что нам вот доверили эту работу. И мы сделали все возможное для того, чтобы она была интересная и установлена сегодня в этом городе. Также хочу сказать спасибо всем меценатам и спонсорам, которые, благодаря которым эта работа стала реальной на этом месте. Спасибо. (Выступление на русском языке. – Ю. П.).

Говорит Богдан Казаченко:

– В нем воплощены две концепции. Первое, это для зрячих людей, да, образ человека с тростью, которая будет наталкивать на мысль, что это памятник, посвященный слепым людям. А также на нем изображен шрифт Брайля, для того чтобы люди с недостатками зрения могли почувствовать и пройтись по скульптуре и прочитать, что там написано.

Говорит Михаил Новосецкий:

– В городской инфраструктуре города Киева очень много проблем, барьерности для слабовидящих. Особенно для тотально незрячих и почти незрячих людей. Открытие этой, значит, статуи, ну, может даст возможность людям, чиновникам, власти понять, что такие, как мы рядом, рядом с нормальными людьми, и нам нужна помощь.  (Перевод с украинского. – Ю.П.).

Первая идея статуи – показать «незрячего человека» как особого, нуждающегося в постоянной помощи, уязвимого, незащищенного, одинокого, но несамостоятельного. На это направлены закрытые глаза, атрибуты слепого – трость и «брайлевские точки», обнаженность, лишение половых / гендерных признаков. Впрочем, скульптура воспринимается как фигура мужчины, который чего-то лишен, а не как универсально человеческая бесполая или андрогинная. Тем более далеко ей до традиционных представлений об ангелах. Это послание для зрячего окружения незрячих людей в Киеве, и оно подчеркивает их заранее заданные особенности.

Статуя имеет искривленные пропорции, «изломанную» в профиль шею человека, но не имеет четко определенной точки опоры. Опорная вертикаль скульптуры должна проходить через темя вниз к пятке, у рассматриваемой скульптуры нет такой опоры, она изображена в динамике, в движении, шагающей. Это лишний раз подчеркивает слабость, уязвимость, несформированность этого незрячего человека. В профиль тело статуи слишком тонкое. На мой взгляд, скульптор не справился с задачей показать какого-то «особо уязвимого», но при этом «универсального» незрячего человека средствами скульптуры. Поэтому он привлек некую особую вербальность – имитацию Брайля, потому что это яркое словесная (письменное) указание именно на незрячего человека. Для усилений понимания идейного замысла добавлена еще и обычная табличка справа от скульптуры на постаменте, где все еще раз подписано в двух формах. Но она расположена неудобно как для зрячих, так и для незрячих, как уже упоминалось.

Вторая идея – идея о том, что каждый человек с инвалидностью – это прежде всего просто человек, такой же, как и люди без инвалидности. Именно такого подхода требуют сами незрячие активисты. Они следуют украинской и международной законодательной базе и современному пониманию прав человека. Но изобразить безликого универсальную человека не удалось, потому что перечисленные выше особенности, присущие незрячим с точки зрения зрячего скульптора, и его представления о «доступности» скульптуры наощупь «убили» идею общечеловеческой универсальности.

Скульптура одновременно «для» незрячих и «для» зрячих «о» незрячих стала чужеродной  и для тех, и для других.

Скульптор невольно, возможно, не желая того, воплотил в скульптуре представление зрячей  среды о незрячих как о чем-то безликом, отличающемся внешними атрибутами –- Брайлем и тростью. Именно ими и наделена скульптуру. Но каждый незрячий человек, особенно успешная, а таких много – это личность. Личность инициаторы проекта предпочитали не заметить и воплощать не стали, обобщив ее до просто «человека». (Хотя, возможно, для скульптуры и позировал кто-то из реальных незрячих). И в результате ложной художественной концепции статуя воспринимается уродливой и отталкивает всех – как зрячих, так и незрячих, которые язвительно высмеивают ее по тифлокомментариям  или доступным им описаниям в видеосюжетах.

Зрячие не всегда воспринимают незрячих как проблему общества или как беспомощных, а незрячие активисты требуют уважения и соблюдения гражданских прав, они не желают нивелирования собственных личностей через надоевшие атрибуты слепоты. По крайней мере ни один голый незрячий мне не попадался никогда в жизни. Зато знакомы незрячие граждане, успешные, развитые физически и духовно люди, которые требуют минимальной посторонней помощи, имеют чувство собственного достоинства и самоуважения. Это совершенно другой психотип, сформированный в последние десятилетия. И он не соотносится с образом «несчастного» слепого нищего, которому общество обязательно что-то должно в течение всей его жизни.

Голоса Фейсбука:

– Интересно, сколько стоит такая статуя? Лучше было бы эти средства потратить на обучение ориентированию незрячих в пространстве.

– Dość kontrowersyjna inicjatywa. W każdym razie można mieć nadzieję, że pomnik zwróci czyjąś uwagę na współobecność społeczną osób z dysfunkcją wzroku. Albo uwidoczni ich rzadkie uczestnictwo w słabo dostępnej ukraińskiej przestrzeni publicznej. (…)

– И действительно: “Вместо тысячи слов …”. Традиционно что-то (даже в прекрасном деле или намерении) по результатам должно быть не так …

– Такое и отношение к незрячим потом, как к гуманоидам, потому что кто-то их так представляет … Голый, босой, лысый, еще и утыканный точками … Вот что реально должно измениться в обществе после установки этого чуда, кто отвечал себе на этот вопрос? …

– Да. Рядом установить статую глухого еще рядом статую безногого и так далее. Супер. Вот это композиция будет.

– Не статуи нужно устанавливать, а слепым выходить из собственных домов и идти в люди (на массовые мероприятия). Когда их ежедневно будут видеть вживую, много … (а не единичные случаи), реакция, уверена, будет должной. Статуи –  это пустая трата денег! (Конец прямой речи).

Отдельно отмечу момент имитации Брайля. Если статуя действительно обращена к незрячим, то им и подавно не нужны эти «пупырышки» или «сыпь» по всему телу, потому что для них Брайль – это система письма и чтения, алфавит, просто буквы. Они и должны восприниматься как знаки для письма и чтения, а не как элемент декора на теле статуи. Искажение брайлевского шеститочия вызывает резко негативные эмоции у людей, которые знают его настоящую роль и как читать такой текст.

(Окончание следует).