Лина Берова. О роли личности в истории и сосновой иголки в медицине

Всем привет! В моем блоге сегодня интереснейшая гостья, чему я очень рада. Ещё в конце апреля замечательная переводчица Любовь Сумм, знающая мои научные интересы, окликнула меня в Фейсбуке под постом Лины Беровой. Пост показался мне настолько интересным, что я сразу же  написала Лине, чтобы познакомиться и просить о разрешении перепечатать его на портале Tiflo.info.

Лина разрешила, и сегодня я представляю вам исследовательницу с редкой темой и занимательный рассказ о роли личности в истории.

Я попросила Лину рассказать о себе специально для читателей  Tiflo.info, так как мы еще только знакомимся, и вот что она ответила: «Лина Берова, родилась в Харькове, с 1998 года живу в Мюнхене. Закончила Институт иностранных языков и переводчиков, с 2006 года работаю переводчиком, в данный момент учусь в Мюнхенском университете на факультете японистики (планирую получить степень бакалавра к концу лета). Интерес к теме слепых в Японии возник у меня в связи с необходимостью подготовить проект научной работы на конкурс, чтобы попасть в Японию в качестве студента по обмену. Незадолго до этого я прочитала «Историю Сюнкин» Дзюнъитиро Танидзаки – это рассказ о любви слепых музыкантов, и решила поподробнее заняться темой слепоты в Японии и написать проект научной работы об этом. В итоге я успешно прошла отбор по конкурсу и год проучилась в Японии, а это была моя мечта с детства. Поскольку слепота, можно сказать, помогла мне исполнить свою мечту, я ей благодарна и с удовольствием продолжаю заниматься этой темой дальше».

Юлия Патлань

Лина Берова. О роли личности в истории и сосновой иголки в медицине

 

В 17-м веке жил-был в Японии Ваити Сугияма (杉山和一, 1610-1694). Он родился в семье самурая, и сам бы стал самураем, да только ослеп в самом детстве. Сугияма понял, что с таким счастьем самураем ему не стать, и решил стать акупунктуристом. С учебой не клеилось: двое учителей подряд выгнали его восвояси за полное отсутствие таланта и плохую память. Отчаявшийся Сугияма отправился на остров Эносима – там был храм богини Бензайтэн, покровительницы слепых музыкантов, одной из семи японских богов счастья.

Много дней подряд постился и молился Сугияма в пещере. Выходя из пещеры, Сугияма наткнулся на полый ствол бамбука, из которого торчала сосновая иголка, и уколол себе ногу. И тут Сугияму осенило: а что, если это использовать в акупунктуре? Так появилась техника синкан 鍼管, при которой иголки вводятся в кожу пациента не сами по себе, а в трубочке: так, трубочка, соприкасаясь с кожей пациента, оказывает давление и отвлекает внимание от боли, причиняемой собственно иглой. Также использование этого метода предотвращает сгибание иголок из мягких металлов и слишком глубокое проникновение в кожу. Эта случайная находка сделала технику акупунктуры более безопасной и безболезненной. Учиться же Сугияма стал сам: он адаптировал концепции китайской медицины, подразумевавшей визуальный осмотр пациента (языка, глаз, кожи, осанки), под нужды слепых – вместо осмотра он практиковал пальпацию и диагностику по животу пациента (в самом Китае, говорят, к телу пациента не принято было прикасаться – позволялось разве что прощупать пульс). Прощупывая живот пациента (а, точнее, легко прикасаясь к нему ладонью и пальцами левой руки и лишь слегка надавливая) слева направо и сверху вниз, он прослеживал эластичность кожи, изменения температуры, напряжения в мышцах, боли при нажатии, движение жидкостей в теле и наличие припухлостей. Таким образом, он определял, движется ли субстанция КИ/ЦИ как надо, или застаивается, и на какой стадии болезнь, если она имеется. Эти методы были основаны на китайском трактате Nan Jing (Classic of Difficulties), который описывал движения ЦИ в животе в зависимости от состояния серца, печени селезенки, легких и почек.

Со временем Сугияма стал успешным целителем. Однажды его пригласил страдавший непонятной болезнью живота сегун Цунаёси, которого не могли вылечить никакие врачи. Но Сугияма справился, и сегун выздоровел. Цунаёси был безмерно благодарен, и спросил у Сугиямы, что тот хотел бы в подарок. “Я хотел бы один глаз”, – ответил Сугияма. На что сегун ответил, что один глаз он Сугияме подарить не может, но может подарить ему участок на Улице Одного Глаза(Hitotsu Me Cho). Также сегун выделил Сугияме землю, и Сугияма основал школу акупунктуры для слепых. В школе вслух зачитывали учебник, написанный самим Сугиямой, и все пассажи повторялись вслух по много раз, чтобы ученики хорошо запоминали материал.

При поддержке сегуна Цунаёси, Сугияма основал еще более 40 школ акупунктуры для слепых по всей стране. Благодаря Сугияме, профессии массажистов и акупунктуристов стали традиционными и уважаемыми профессиями слепых в Японии, и даже сейчас, более чем через 300 лет после его смерти, из 90 000 практикующих акупунктуристов в Японии около трети являются слепыми.

Конечно, в этом сыграла некоторую роль и гильдия слепых – то:до:дза, просуществовавшая c 14-го века до 1871 года, но она достойна своего лонгрида (или лонгтелла).

Источник: Devitt, Michael (2015). The Legend of Waichi Sugiyama, The Father of Japanese Acupuncture.  In: Meridians. The Journal of Acupuncture and Oriental Medicine 2/4, S. 25-33 (https://www.academia.edu/19651825/The_Legend_of_Waichi_Sugiyama_The_Father_of_Japanese_Acupuncture)