Тифлострим. Выпуск 39. Увольнение в обществе слепых, JAWS 2020 и дорогая тифлотехника

Текстовая версия

  • Чего стоит доверие шефа? – Обсуждаем увольнение вице-президента Всероссийского общества слепых Лидии Абрамовой
  • Что JAWS грядущий нам готовит? – Представляем новую версию популярной программы экранного доступа
  • Дорогая тифлотехника. – Выясняем, как обычному человеку приобрести дисплей Брайля за 200 тысяч рублей
  • Импульс Ерошенко в действии. – Знакомимся со старшим редактором канала Tiflo.Info Юлией Патлань

Всё это – в новом «Тифлостриме».

Ведущие: Наталья Иванова, Олег Шевкун

Наталья ИВАНОВА: Приветствуем всех в эфире «Тифлострима!» Здесь мы – Олег и … Наташа.

Олег ШЕВКУН: Ты не помнишь своё имя? И… Наташа. Наталья или Наташа? Ну, хорошо, давай Наташа.

Н. ИВАНОВА: Можно Наташа.

О. ШЕВКУН: Друзья, привет всем! Кто-нибудь что-то пишет? Давай всё-таки здороваться сразу.

Н. ИВАНОВА: Да, давайте здороваться сразу. Максим Извеков, Ксения Блэйк, Елена Огородникова, Кристина Тельпук. Всем добрый вечер!

О. ШЕВКУН: Привет, привет! Сегодня у нас, на самом деле, несколько тем. Причём каждая из этих тем, я думаю, будет содержательная.

Смотрите, вчера, буквально за 15 минут до эфира, нам сообщили о том, что решением Центрального правления ВОС освобождена от своей должности Лидия Павловна Абрамова, уже бывший Вице-президент Всероссийского общества слепых. Мы стали разбираться в этой теме и накопали интересные вещи. Собственно, об этом поговорим.

Дальше. В понедельник мы говорили про JAWS 2020, а уже во вторник вышла бета-версия, общедоступная бета-версия JAWS. Об этом тоже, естественно, будем говорить. Есть у нас замечательная команда, в частности, наш старший редактор Юлия Патлань. Мы давно уже Юлю собирались представить, но всё руки не доходили. Сегодня дойдут. И есть ваши письма, которые были с прошлого эфира. Письма, которые приходят сейчас. Есть вопросы, которые вы задаёте, и на некоторые из этих вопросов очень трудно ответить. Ну вот, например, Артур Казарян прислал вопрос, который я получаю, и мы здесь, в редакции получаем ну примерно, с периодичностью раз в месяц от разных людей. Отвечать на этот вопрос очень трудно. Но давайте попробуем ну, по крайней мере, начать отвечать на этот вопрос вместе. Наташа, прочитаешь письмо от Артура?

Н. ИВАНОВА: «Я хотел спросить, а вы не знаете, где можно достать дисплей Брайля в рассрочку? Можно старый, потому что мне всё равно его не купить у производителя. Или какой-нибудь органайзер. Главное, чтобы к JAWS подключался. Функционал дисплея не важен, лишь бы Брайль выводил на строку».

О. ШЕВКУН: На самом деле, это очень частая просьба. Раньше были ещё чаще, потому что были самые разные тифлосредства, разные тифлоприборы, в том числе – и дорогие тифлоприборы. Сейчас многие функции, которые раньше выполняли отдельные устройства, выполняются, ну, допустим, при помощи iPhone. И таких вопросов, таких примеров становится всё меньше.

Но вот человек, который говорит: «А мне нужен дисплей, а мне реально нужен дисплей!». Но у него нет лишних 150 тысяч или 200 тысяч рублей на этот дисплей. У меня тоже нет лишних этих денег. Я думаю, у большинства из нас их тоже нет, так или иначе. Но есть люди, которые эти дисплеи покупают. Есть люди, которые дисплеи приобретают, как, кстати, и другие тифлосредства. Знаете ли вы этих людей? Как вы решали, если сами решали этот вопрос?

Н. ИВАНОВА: Может быть, есть люди, которые продают дисплеи Брайля?

О. ШЕВКУН: Ну да. На самом деле, разные способы. Давайте поможем сегодня вместе тем людям, которые пытаются найти брайлевский дисплей. С чего начать? Понятно, что не нужно писать объявление, типа: «А я продам». Потому что наш эфир будут смотреть и через неделю или через две, или через месяц в записи. Но хотя бы общие направления, общие практические советы по поводу того, где и как эти тифлосредства брать, особенно дисплеи Брайля, напишите, пожалуйста! Если вы слушаете нас не в России, скажите, как в ваших странах этот вопрос решается. Человеку нужен дисплей, и вот он не знает, где его взять. Кстати, и вот есть ещё и опасность, потому что Максим говорит: «Мне не важно, какой, главное – чтобы вот показывал». Но дело в том, что можно купить где-то с рук, купить дешёвый дисплей, но у него половина точек не будет работать. И тогда уже вот это «Мне не важно, какой» – оно не сработает, потому что вам действительно очень важно, какой. Так что – дорогая тифлотехника. К этому мы ещё перейдём в конце, ближе к концу нашей передачи. Но об этой дорогой тифлотехнике пишите, пожалуйста, в комментариях! Мы с удовольствием эти комментарии прочитаем. Есть что-то такое, что нужно прочитать сейчас, или мы можем идти дальше к следующему блоку?

Н. ИВАНОВА: Идём дальше. Рин Рин, здравствуйте!

О. ШЕВКУН: Буквально за пятнадцать минут до прошлого эфира мы получили информацию о том, что Центральное правление ВОС своим решением отстранило от занимаемой должности Вице-президента ВОС Лидию Павловну Абрамову. Чтобы было понятно. Лидия Павловна стала Вице-президентом ВОС в феврале 1998 года. Она курировала такие направления, как доступная среда, работа реабилитационных центров, в какой-то мере – и культуру, культурную деятельность ВОС. Лидия Павловна была человеком весьма противоречивым. И остаётся противоречивым. Но она была и остаётся далеко не последним человеком во Всероссийском обществе слепых. Я не стал ломать прошлый эфир ради этой новости, потому что мне было интересно, как эта новость будет развиваться.

И вот уже вчера на сайте Всероссийского общества слепых вышел пресс-релиз о заседании правления. Я был поражён, потому что в начале там очень много, там про отчёт хозяйственных обществ: про то, сколько потратили, про то, сколько заработали, про то, сколько инвалидов. Выясняется, что там только 25 % инвалидов по зрению работает. Про то, как будет праздноваться юбилей Всероссийского общества слепых, про отчётно-выборную компанию и т. д. И вот только в конце мы прочитали, я прочитал в конце этого пресс-релиза: «По предложению президента ВОС Центральное правление ВОС приняло решение об освобождении члена ЦП ВОС Лидии Павловны Абрамовой от обязанностей вице-президента ВОС». И всё. Столько лет работы в организации – отстранение одной строкой «по предложению вице-президента ВОС». Стало интересно. Отправился я на сайт Радио ВОС, специальной интернет-радиостанции Всероссийского общества слепых. Там новость за шестнадцатое число, за семнадцатое число. То есть, вчерашняя новость о заседании Центрального правления: там тоже обо всём, но там немножко подробнее. Но подробнее забавным образом. Я прочитал следующее: «Кроме того, своим решением Центральное правление освободило от занимаемой должности Вице-президента ВОС Лидию Абрамову…».

Причины (теперь внимание): «Нарушение трудового законодательства и утрата доверия Президента ВОС». При этом Лидия Павловна остаётся членом ЦП ВОС и президентом Федерации спорта слепых. И тут уже стало интересно, потому что нарушение трудового законодательства – это причина номер один. Кто нарушил трудовое законодательство? В чём нарушение? А наказан ли тот человек, который допустил это нарушение? Отстранили от занимаемой должности, поскольку нарушено трудовое законодательство. Неясно, не хватает информации. А ещё интереснее вторая причина или другая причина – утрата доверия Президента ВОС. Вот это как? Вот это просто по утрате доверия могут отстранить человека? Я помню, как когда-то Президент Российской Федерации, тогда ещё Дмитрий Медведев, отстранил мэра города Москвы Лужкова. И там была та же причина: утрата доверия президента. Но это государство. А здесь – общественная организация. Ну, если Вице-президент (причём долгосрочно работавший Вице-президент) утратил доверие Президента, об этом как-то нужно было рассказать. Что-то по этому поводу должно было быть сказано, если организация действительно претендует на открытость. А дальше в том же новостном сюжете мы читаем, а на сайте Радио ВОС можете послушать коротенький синхрон, вот такой коротенький синхрон, короткую реплику президента ВОС Неумывакина: «Мы этот вопрос, – говорит он, – хорошо проработали с Паралимпийским комитетом, в частности, с Владимиром Петровичем Лукиным, Павлом Алексеевичем Рожковым и Министром спорта Павлом Анатольевичем Колобковым, которые занимаются спортсменами с инвалидностью». И дальше редактор, ведущий этого интервью спрашивает: «То есть, поддержка спортсменов будет?» И Александр Неумывакин отвечает: «Безусловно, будет». Всё! Вот всё, что волновало Президента ВОС в этой истории – это будет ли государственная поддержка спортсменов. Он прорабатывает ситуацию с государственными чиновниками, он не удосуживается объяснять простым членам ВОС, почему Вице-президента, отвечавшего за социальную сферу, отвечавшего за технические средства, за доступность, за многие другие вещи, – почему этого человека просто берут и снимают. Мне стало очень интересно и, честно говоря, мне стало очень не по себе. Я позвонил, во-первых, Лидии Павловне Абрамовой, мы побеседовали. Лидия Павловна предпочла не выходить в эфир и не давать интервью. О некоторых вещах она сказала. Мы не можем это разглашать просто потому, что была просьба пока не выходить в эфир. Я позвонил Александру Неумывакину, Президенту ВОС, мы с ним разговаривали сегодня, и он буквально отказался с нами говорить. Он сказал о том, что «вы там у себя на сайте призывали к свержению власти, опубликовали какое-то заявление по поводу свержения власти». На что я ответил, что ничего мы не публиковали. И вот он сказал о том, что никаких разговоров на эту тему с нами вести не будет. Так что, как только прозвучал вопрос, я, кстати, ему задал два вопроса. Я говорю: «Скажите, пожалуйста, вот первое: в чём нарушение трудового законодательства? А, во-вторых, в чём Лидия Павловна Абрамова не оправдала ваше доверие? Каким образом она потеряла доверие Президента ВОС?» Ни на тот, ни на другой вопрос я не получил ответа. Так что – вот эта система, система Всероссийского общества слепых. Человека, который 20… Сколько там получается, – 29 лет проработал в этой системе, могут просто одним росчерком пера уволить, и это руководство, причём избранное, внимание, избранное руководство общественной организации (это не руководство фирмы, это не руководство компании). В фирмах, компаниях такое тоже иногда бывает, но оно всё-таки тоже не так бывает, всё-таки что-то, по крайней мере, держателям акций, акционерам они рассказывают. А здесь просто берут и увольняют. Вот просто так.

Я не говорю, что в работе Лидии Абрамовой не было проблем. Я не говорю, что у нас к ней не было вопросов. У нас были и остаются к ней вопросы, но так, как от людей избавляются в старейшей в России организации слепых – это на самом деле, лёгкая дикость. Ну, а теперь давайте немножко истории, потому что есть какие-то вещи, которые за всей этой ситуацией стоят, и вещи, которых предпочитают не озвучивать наши официальные лица.

Дело в том, что Лидия Павловна, как мы знаем, как мы помним, возглавляет Федерацию спорта слепых. То есть, она вице-президент ВОС и она Президент Федерации спорта слепых. И «тёрки» между ВОС и Федерацией спорта слепых начались уже достаточно давно. Но там речь о том, как строятся отношения между двумя этими организациями. Кстати, интересно, что Александр Яковлевич Неумывакин говорит о том, что они согласовали всё это с чиновниками и с министром спорта и т. д. Но они не согласовывали это, не обсуждали это с руководителями ВОС. На ЦП обсудили и, насколько я понимаю, обсуждение было очень короткое. Но это тоже вот такая, достаточно показательная история. Так вот, значит, с одной стороны – эти «тёрки» между ВОС и Федерацией спорта слепых. Дальше – Центральное правление ВОС вдруг принимает постановление, согласно которому, внимание, руководители ВОС, то есть Вице-президенты ВОС и руководители региональных отделений ВОС по совместительству не могут быть также руководителями других общественных организаций.

Иными словами, если человек является Вице-президентом или председателем региональной организации ВОС, никакую другую общественную организацию он возглавлять не может. И вот по поводу этого постановления сразу возникают вопросы. Почему оно было принято? Я подозреваю (я не один в этих своих подозрениях), что это постановление было принято конкретно для Лидии Павловны Абрамовой, потому что таким образом на основании нарушения регламента её можно было просто уволить и закончить всю эту историю. Но дело в том, что в ситуацию вмешался Минюст – Министерство юстиции Российской Федерации, которое провело проверку. И вот у нас здесь перед нами есть копии документов, результаты проверки, предписание, которое вышло от Министерства юстиции. Документ этот длинный, документ этот написанный таким суровым, юридическим языком. Мы не будем сейчас читать всего. Я просто попрошу, Наташ, можешь прочитать пару предложений, которые мы отметили до эфира?

Н. ИВАНОВА: Да, конечно. «Постановление Центрального правления организации от 26 февраля 2019 года № 2-10 о внесении изменений в нормативные документы, ограничивающие права Вице-президента и председателя её региональных отделений на замещение руководящих должностей других организаций, созданных в форме юридического лица вне структуры организации противоречат Конституции Российской Федерации, законодательству Российской Федерации и Уставу организации».

О. ШЕВКУН: Так что, друзья, я сейчас переведу с юридического на простой. Если было нарушение, то нарушение со стороны ВОС, когда они приняли вот это постановление. Это постановление было неконституционным. Это постановление противоречит Уставу самой организации и противоречит законодательству Российской Федерации. Вот всё, ни много ни мало. И тут дальше – длинная такая объясняющая часть, в которой ну просто перечисляется вся эта история, описывается, чему противоречит и т. д. Но заключение, я думаю, тоже стоит того, чтобы его прочитать. Давай, Наташа.

Н. ИВАНОВА: «На основании изложенного, руководствуясь пунктом 5 статьи 38 закона, Министерство юстиции Российской Федерации выносит Центральному правлению организации предупреждение, обязывающее устранить нарушение в срок до 1 октября 2019 года».

О. ШЕВКУН: И, насколько я понимаю, это постановление, февральское постановление было признано недействительным. Использовать его против Лидии Павловны было уже невозможно, потому что есть такой документ, есть такое предписание. Нарушителем оказалось, как раз-таки, Всероссийское общество слепых. Поэтому вылезают эти две истории. Вылезает трудовой спор, но опять-таки, если нарушено трудовое законодательство, то ведь Вице-президент ВОС может работать на общественной основе, как это делает, например, Олег Николаевич Смолин, будучи депутатом Думы, Госдумы. То есть, этот вопрос можно было решить. Теперь к следующему вопросу. В чём утрата доверия со стороны Президента? Здесь ещё одна грань истории, и грань развивающаяся.

Дело в том, что Лидия Павловна Абрамова возглавляла Совет по реабилитации, который, среди прочего, занимался и вопросами доступной среды. И мы уже рассказывали про противостояние, в котором участвовала компания «Круст». Помните? Это вот история про увеличители, которые не соответствуют требованиям мировым. Увеличители, которые не соответствуют мировым стандартам. Как-то получилось, я не знаю, как, что руководству ВОС сейчас выгоднее другие люди. Ему выгоднее, чтобы другие люди решали вопросы оценки техники, решали вопросы доступности, в частности, насколько я понимаю. Я могу здесь и ошибаться.

Насколько я понимаю, теперь эту работу будет вести Сергей Ваньшин, руководитель института «Реакомп», со своей командой. А куда девать команду Абрамовой? А вот – утеря доверия Президента! «Тёрки» между Абрамовой и Неумывакиным – это дело не новое. Это всё развивалось, но развивалось это очень тихо, развивалось это подспудно в организации, которая, по сути своей, закрыта. Когда происходили эти «тёрки», они могли быть озвучены, они могли быть как-то донесены до членов организации. Вместо этого – увольнение человека после двадцати с лишним лет работы, увольнение буквально одной строкой. Для меня это дикость невероятная. Что по этому поводу будем делать? Ваша реакция? Друзья, понимаете, любой член ВОС на любом месте может оказаться в этой ситуации. Был председатель Калининградского отделения ВОС Башкин. Была длинная история в прошлом году вокруг Машковского здесь у нас в Москве. Сейчас – Вице-президент. Утрата доверия. Я не знаю, с чем мы сегодня имеем дело: с общественной организацией или тоталитарной сектой. Мы здесь, в «Тифлостриме», будем эти ситуации освещать. Мы об этом будем говорить, даже если в других СМИ это оговаривается одной строкой. Что делать – пишите в комментариях. Через какое-то время мы эти комментарии прочитаем. Пока давайте уйдём на короткую перебивку.

Н. ИВАНОВА: С вами, мы, Олег и Наташа! Ну что, почитаем комментарии, которые вы писали к прошлым эфирам?.

О. ШЕВКУН: Да, там были интересные вещи. Давай.

Н. ИВАНОВА: Всеволод Попов писал: «Добрый день! Лично моё мнение: для тотально незрячего человека самым оптимальным решением до сих пор является iPhone8, это к прошлой теме. В нём есть всё, что нужно рядовому пользователю. Камеры этого iPhone вполне достаточно, чтобы распознавать различные объекты ну и делать селфи, например. К тому же, я думаю, что многие, как и я, привыкли к Touch ID и перестраиваться на Face ID им будет довольно-таки сложно».

О. ШЕВКУН: Да, вот такая вещь. Я боюсь, что сейчас каждый из нас начнёт говорить: «Нет, нет, нет, вот этот телефон удобнее, вот этот удобнее!» Кто-то iPhone назовёт, кто-то – Android, андроидовый телефон назовёт. А это как раз к вопросу об обновлении. Порою мы не обновляемся не потому, что денег не хватает, деньги вроде есть. Вопрос: а зачем? Оно мне надо? Я когда-то, по молодости, считал, что самая последняя модификация всегда будет лучшей, всегда будет самой удобной, а потом понял, что нет. Иногда бывают ситуации, когда ты привык к какой-то технике, и она реально работает. И тогда обновление откладывается не по финансовым, а по другим соображениям. Я также напомню вопрос, который мы сегодня задавали в самом начале. Мы прочитали письмо Артура, который говорит: «А как мне добыть, как мне купить, как мне приобрести дисплей Брайля?» Каким образом вы для себя этот вопрос решаете? Пишите, пожалуйста, в чате. Ну, и ваша реакция по поводу того, что происходит в высших эшелонах ВОС. Кстати, тоже вопрос. Оно вам важно? Оно вам интересно? Оно вас также касается?

Н. ИВАНОВА: Здесь такая очень оживлённая беседа.

О. ШЕВКУН: Серьёзно?

Н. ИВАНОВА: Да.

О. ШЕВКУН: А давай мы посмотрим эту беседу, потому что – пока не забыли!

Н. ИВАНОВА: Все началось с комментария Максима Извекова.

О. ШЕВКУН: Максим Извеков – наш постоянный слушатель. Спасибо вам за то, что комментируете! Иногда бывает сложно читать ваши комментарии, потому что вы так достаточно просто и легко относитесь к знакам препинания, но зато нам помогаете вот гибкость развивать.

Н. ИВАНОВА: Да, Максим начал эту тему. Он написал: «У нас, к сожалению, виноват первый попавшийся. Разбираться не хотят до конца».

О. ШЕВКУН: Вообще, да. Утрата доверия Президента. Понимаете, это Президент, наверное, должен был бы выступить и сказать: «Друзья, вот такая ситуация. Да, мы работали вместе много лет, но есть вот такие-то, такие-то проблемы». Президент это не делает. Мне интересно – сейчас начнется отчетно-выборная компания. Может быть, мы, на местах скажем, что вот этот человек, этот руководитель утерял доверие членов организации. Как тогда к этому отнесутся, а?

Н. ИВАНОВА: Максим Извеков дальше пишет: «…Видимо, человеку есть, что скрывать, раз он так отказался резко говорить, или чего-то боится». Это по поводу, наверное, комментария.

О. ШЕВКУН: Ну, тут, на самом деле, да. Обе стороны отказались говорить, потому что у каждой стороны что-то есть еще за душой, у каждой стороны что-то осталось. Я понимаю, что, возможно, Александр Неумывакин обижен на некоторые реплики, которые были у нас в «Тифлостриме», когда мы говорили про митинги, участие в митингах. Ну что же – говорили и будем говорить, потому что это важно. В законном поле, в рамках закона, но эти вопросы мы собираемся обсуждать и дальше.

Н. ИВАНОВА: Александр Яшин: «ВОС – нездоровая организация, и о каких-то адекватных корпоративных отношениях там говорить просто невозможно».

О. ШЕВКУН: Ну, слушайте, да, но я, наверное, сумасшедший. Я не готов сбрасывать эту организацию со счетов. Я думаю, что хоть где-то что-то прозвучит на эту тему. Я догадываюсь и предполагаю, что, возможно, какая-нибудь реплика Александра Неумывакина прозвучит на Радио ВОС ну, допустим, в пятницу. Но это тоже будет мало. Что необходимо, что было бы полезно – реплики от обеих сторон. Причем, неотредактированные, живые реплики. Желательно, в прямом эфире. Но я вот думаю: «Мечтать не вредно!».

Н. ИВАНОВА: Максим отвечает: «Как бы ни было бы печально, но мне кажется, что все идет к тому, что эта организация закроется со временем». Елена Огородникова отвечает: «Пусть закрывается!»

О. ШЕВКУН: Не-не-не-не! Знаете, в чем там проблема? Даже то, что закрывается, даже то, что схлопывается, может очень долго схлопываться и долго гнить. И когда оно гниет, оно распространяет свой запах очень легко. Молодые люди, которые приходят в эту организацию, могут решить, что так и положено – просто одним росчерком пера взять и освободить местного, регионального председателя. В Калининграде, в Москве – Вице-президента, кого угодно. Они могут решить, что так этот мир устроен. Но мир, все же, устроен иначе.

Н. ИВАНОВА: Максим пишет: «Елена, понимаете, просто жалко, например, тех бабушек и дедушек, которые туда ходят, общаются».

О. ШЕВКУН: Да, Максим, да!

Н. ИВАНОВА: «…Это ладно мы, молодежь. Мы в интернете бываем и также в реале».

О. ШЕВКУН: Я вам скажу, Максим. Мы скоро будем бабушками и дедушками. Я дедушкой стану достаточно скоро, я думаю. Год-два-три-пять – точно. Наташа станет бабушкой не скоро. Но тоже станет. И вы станете дедушкой, Максим! Что делать будете, Максим?

Н. ИВАНОВА: Нет, наоборот. Это комментарий был Максима, который отвечал Елене.

О. ШЕВКУН: А, хорошо.

Н. ИВАНОВА: А Елена на этот комментарий отвечает: «Но давят-то на нас: мол, что мы не работаем с бабушками и дедушками».

О. ШЕВКУН: Вот да, это вопрос. И вопрос, который нужно решать. Кстати говоря, я могу сказать о том, что мы здесь, в «Тифлостриме» работаем с бабушками и дедушками. Эти программы доступны в аудиоформате, эти программы доступны на самых разных сервисах, и слушают нас люди весьма и весьма преклонного возраста. Поэтому работаем мы и с бабушками, и с дедушками, и с юношами, и с девушками. Что-то еще?

Н. ИВАНОВА: Ксения Блэйк: «Во многих организациях, связанных с инвалидностью, сложно построить здоровые корпоративные отношения. Причем это – всемирная проблема».

О. ШЕВКУН: Вот! Ксения из Великобритании, и она вдруг добавляет, что: «Ребята, а у нас та же история!» Ну, наверное, не та же, но рыба-то тухнет с головы. Вот тухлость эта начинает распространяться. Что-то еще, может быть, из старых, наверное? Как там у тебя? По комментариям что есть?

Н. ИВАНОВА: На самом деле, здесь очень большой диалог.

О. ШЕВКУН: Ну, давай посмотрим!

Н. ИВАНОВА: Максим: «А мое мнение, так вообще, все-таки, реабилитационный центр, трудоустройство, доступная среда – уж это государство на себя возьмет, как бы не выделяет деньги, само это дело…»

О. ШЕВКУН: Да не возьмет! Да не возьмет оно это на себя, и вот почему. Государство тоже «пинать» надо, и организации инвалидов как раз и занимаются тем, чтобы «пинать», или, простите, подстегивать, или подбадривать, это самое государство. Без организаций, без групп по интересам, без заинтересованных групп эти вещи просто не двинутся с места. Если мы скажем: «Да вот, государство все само сделает!» Не сделает. Долгое время ВОС был (да и, во многом, сейчас остается) как раз тем «толкачом», который все это толкает вперед.

Н. ИВАНОВА: Александр Яшин не выдержал и ответил на это: «Наивные вы, ребята! Ничего там не закроется. Государственные и спонсорские деньги туда вливаются? Вливаются. Люди на местах сидят? Сидят. Значит, будет вся эта «балалайка» существовать, как и раньше».

О. ШЕВКУН: И вот для меня, как руководителя вот этих наших программ, на самом деле, есть вопрос: говорить об этом или нет? Всякий раз, когда вот эту тему мы поднимаем, кто-то скажет: «А говорите нам просто о технике!». А говорите о чем-то таком. С другой стороны, ну, невозможно жить вне этого. Так или иначе, многих из нас вся эта история касается.

Я пока почитаю еще один комментарий от Максима Извекова. Он пришел вчера. Он, кстати, касается вопроса о приобретении тифлотехники. Максим пишет: «Очень радует, что корпорации, такие как Apple, Microsoft и Google так хорошо развиваются. Скоро специализированные устройства или программы будут не нужны». Да, Максим, скоро. Но пока есть, например, такая потребность в дорогих дисплеях Брайля. Иногда говорят: «Ну, возьми какой-нибудь четырнадцатиклеточный за 105 тысяч». Ага! Щас! И на четырнадцатиклеточном дисплее потом мучиться! И Анастасия Лаврентьева по поводу нашего позавчерашнего эфира пишет: «Ох, как жаль, что не могу к вам присоединиться в прямом эфире! Ученики. А вот многое хотелось бы откомментировать». И дальше она комментирует: «…Во-первых, огромное спасибо за группу, где описывают «мемы». Я очень часто с ними встречаюсь, а что делать, до сегодняшнего дня не знала. Во-вторых, что касается новой iOs, я не чувствую, что она шустрее предыдущих, потому что мой айфон и сам живчик. Но вот во всем, что вы рассказывали, согласна. Действительно появилось много приятных и полезных мелочей. Ну, и в заключение. Всегда приятно услышать об энтузиастах. Это я о том мужчине, придумавшем очередной полезный бот. Надо будет поизучать это дело». Про энтузиастов слышно, и всегда про них интересно слышать. Что-то есть из чата, что стоит почитать?

Н. ИВАНОВА: Кристина Тельпук пишет: «Олег, если тебя беспокоит судьба ВОС, возглавь его».

О. ШЕВКУН: Не хочу. Почему? Потому что я знаю, что среди наших молодых слушателей есть люди, которые могли бы это сделать и на уровне региональных отделений, и на общероссийском уровне. Я с удовольствием буду делать телепередачи, радиопередачи, YouTube-программы. Но для этого мне не нужно Всероссийское общество слепых. Мы вон с командой можем собраться и сделать. Да, Наташ?

Давайте мы сделаем вот что. Давайте мы пойдем дальше и поговорим про Jaws 2020. Ну, а потом уже, Наташ, те реплики, которые есть, ты прочитай. Но, друзья, напомню основной вопрос: как помочь людям, которым нужна тифлотехника (дорогая тифлотехника), прежде всего дисплей, а денег нет?

А мы идем дальше. В нашем позавчерашнем эфире мы рассказывали очень коротко, настолько, насколько могли рассказать, про Jaws 2020. Я не знал, что одновременно с нашим эфиром выходит очередной подкаст компании Freedom Scientific. Я не знал также, что уже во вторник выйдет общедоступная Бета-версия Jaws 2020. Ну, вот она вчера вышла, во вторник вышла. И сейчас мы можем сказать, собственно, гораздо больше. Отчасти мои мысли на этот счет подтвердились. Новых «фишек» в этой версии не так много. Общедоступная версия Jaws 2020 работает для всех, у кого есть авторизация для предыдущей версии Jaws. Сейчас и потом, в середине и ближе к концу октября, ожидается выход Бета-версии, то есть, сейчас у нас первая Бета-версия, потом вторая, третья… и до 31 октября планируют уже выпуск окончательной версии Jaws 2020, а потом эта версия будет обновляться где-то раз в два месяца. Как было сказано в материалах компании, следующее обновление ожидается где-то уже к декабрю. Новых возможностей, новых «фишек» действительно не так много. Назову некоторые из них. Некоторые из них, на самом деле, очень простые, но действительно нужные. Ну, например, добавлена возможность в Google Chrome отключать виртуальный курсор для отдельных вкладок. Ну, например, вы открыли Google docs или Gmail и параллельно в другой вкладке открыли другие сайты, допустим, наш сайт Ttiflo.info. И если вы отключили Jaws курсор в Gmail для того, чтобы вам с Gmail’ом было проще работать, или в Google docs, скажем, чтобы вам с документами проще было работать, и вы потом переключаетесь между вкладками, то вы дойдете, допустим, до вкладки с сайтом Tiflo.info, и виртуальный курсор у вас будет включаться автоматически. Потом вы возвращаетесь к вкладке для почты, и виртуальный курсор будет выключаться. Иными словами, Jaws теперь помнит состояние виртуального курсора в разных вкладках. И вы можете использовать то положение, ту опцию, которая удобнее в каждом конкретном случае. По умолчанию эта новая возможность, эта новая «фишка» отключена. Чтобы включить ее, нужно зайти в центр настроек. Кстати, вы достаточно легко это все найдете, потому что Бета-версия, как, собственно, уже было раньше, в Jaws 2019, Бета-версия теперь есть на нескольких языках, в том числе и на русском. То есть, весь интерфейс теперь русскоязычный. Вы можете зайти и поставить на русском языке. Значит, первая важная новая «фишка» – отдельные настройки Jaws курсора для каждой конкретной вкладки в Google Chrome. Вторая важная возможность, важная новая «фишка» – это так называемый scan-курсор или обзорный курсор. В современных приложениях, в приложениях, которые написаны в системе Windows 10, универсальные приложения Windows 10, такие как Microsoft Store и то, что находится в Microsoft Store, или такие, как пункты настройки в операционной системе Windows 10, обычный Jaws-курсор не работает. Вы его включаете, и вы просто слышите: «Пусто, пусто, пусто». И ничего не проговаривается. Теперь вы включаете Jaws-курсор, и запускается новый режим, который основан на перебирании и перемещении по объектам. Таким образом, у вас возникает возможность так или иначе пользоваться обзором, пользоваться Jaws-курсором даже в этих новых современных приложениях. Я уже это, кстати, оценил. Это полезно в настройках Windows. Кстати, оказалось, что это полезно даже в приложении OBS, с помощью которого мы ведем трансляцию. Некоторые вещи теперь оказались гораздо удобнее, чем это было буквально совсем недавно в более старых версиях Jaws. К сожалению, здесь тоже еще не все радужно. Ну, допустим, вы можете зайти в калькулятор, и вы просматриваете по строчкам, и вы надеетесь, например, что на одной строке у вас будут цифры один, два, три; вы идете на следующую строчку, и там будут четыре, пять, шесть и т. д. Нет-нет! Так это не работает, к сожалению! Пока вы перемещаетесь по строчкам, и у вас по одному числу на строке, по одной цифре на строке. То есть, вот этого приведения всего, скажем, в плоский просмотр нет. И нет, к сожалению, возможности просто оценить, что и где находится на экране. То есть, это такая история, которая начинается, но история пока, как мне кажется, до конца не доведена. То есть, я думаю, что это, конечно, еще будут дорабатывать. Дальше. Добавлены скрипты для платформы Zoom meetting. Это те из вас, кто пользуются Zoom meetting, те из вас, кто участвует в телеконференциях на этой платформе, вам будет гораздо лучше, гораздо удобнее работать. Ну, потому что скрипты, причем, очень приличные, от хорошего, известного скриптописателя туда добавлены. Обновлен движок распознавания. Теперь там Co fac Omnipage-20. Раньше было Omnipage 19. Предполагается, что за счет этого улучшится качество распознавания текста. Не знаю. Сравнить не могу, но буквально сегодня читал PDF-файл с помощью Jaws 2020 и получилось, в общем, неплохо. Дальше. Из мелочей. Это нужно было бы исправить очень давно, но исправили только сейчас. Кстати, некоторые из вас об этом писали и спрашивали, как сделать, чтобы Jaws не говорил постоянно при перемещении по страницам, например, таких фраз как «По щелчку, по щелчку». То есть, ты идешь, значит, и он тебе постоянно говорит: «По щелчку, по щелчку». Теперь там, где это не нужно, там, где неуместно это, эти фразы уже не проговариваются. Решена также проблема двойного проговаривания названия полей форм. Когда вы идете по форме ввода и названия поля, подпись к полю читается дважды. Эта проблема решена. Документы Word теперь открываются и закрываются быстрее. Особенно это касается больших документов, где много ошибок, много всяких элементов и т. д. Так что вот такая вот история и такие улучшения у нас сейчас в Jaws есть. Я думаю, это не все. Я думаю, что будет еще что-то, но это «что-то» мы с вами увидим со временем. Мой вопрос к вам: вас это как-то касается? Будете ли вы обновляться на Jaws 2020? Или для вас это сегодня примерно там же, где и ну, допустим, вопросы о руководстве ВОС? Расскажите, поделитесь своими мыслями, а мы пока пойдем дальше. И мы подходим к тому, о чем начали разговор с самого начала – про дорогую тифлотехнику. Но я думаю, что в чате что-то происходит. Да, Наташ?

Н. ИВАНОВА: Да. В начале был очень большой разговор про ВОС, и Вадим Чагин поднял такую тему и сказал, что Jaws намного важнее, чем ВОС.

О. ШЕВКУН: Что выбираете: Jaws или ВОС?

Н. ИВАНОВА: Александр Яшин сказал, что Jaws важнее. И действительно, все очень отзывчиво пишут, кто чем пользуется.

О. ШЕВКУН: Ну, там еще будет тема Jaws и NVDA. Я не хочу сейчас в это уходить, потому что да, это будет один большой вопрос.

Н. ИВАНОВА: Да, действительно эта тема есть. Также сейчас видела комментарий про виртуальный курсор. Ксения Блэйк пишет: «Интересная «фишка» с виртуальным курсором. Давно надо было сделать».

О. ШЕВКУН: В общем, да. Тут много вещей, на самом деле, в этой версии, которые подпадают под определение «давно надо было сделать», и их, собственно, делают только сейчас. Наташ, а никто не отвечает на наш вопрос о приобретении тифлотехники?

Н. ИВАНОВА: Нет, пока такого еще не нашла.

О. ШЕВКУН: Ну вот, на самом деле, поэтому этот вопрос действительно сложный. Как приобретать тифлотехнику, когда нет денег, когда эта техника стоит реально дорого? Я несколько вещей сейчас скажу, несколько предложений. Ну, просто на основе того, о чем слышал, на основе того, о чем знаю. На самом деле, первое…. Как там называется сайт этот замечательный? Авито? Да, это кажется странным, но это работает. Посмотрите на Авито. Постарайтесь отслеживать, потому что иногда там появляются и дисплеи Брайля. В Москве была целая история. История не очень красивая, но кому-то это оказалось полезным. Дело в том, что московским слепоглухим раздавали (да и сейчас раздают) органайзеры. Но потом оказалось, что не всем эти органайзеры нужны. И были люди, которые получали ElBraille, причем это дорогое устройство, реально дорогое устройство, и понимали, что им это устройство не надо, им с этим устройством делать нечего. И вот ElBraille продавали на Авито. То есть, можно было за очень небольшие деньги найти брайлевский дисплей, да еще и вот, соответственно, «примочечки» ElBraille, и все это приобрести. Вот такая история была. Это один момент. Второй момент. Я знаю людей, которые просто закидывали вопрос ВКонтакте. Например, есть такие сообщества, как «Барахолка для незрячих и слабовидящих». Там, собственно, люди обмениваются всякой техникой, обмениваются информацией, объявлениями о том, кто что покупает, кто что продает. И вот в таких сообществах как «Барахолка для незрячих и слабовидящих» можно задать вопрос и сказать: «Ребята, мне нужен дисплей Брайля». Но там нужно быть очень внимательным. То, о чем вы написали, Артур: «Любой, старый. Только бы Jaws поддерживал» и т. д. Опять-таки, вы можете получить такой старый дисплей, с которым потом вы не сможете работать. Он будет поддерживать Jaws, но какую-нибудь старую, допотопную версию Jaws. Поэтому тут требования-то можно, конечно, занижать, но при этом, когда вам что-то предлагают, обязательно смотрите, что это такое за дисплей, когда он был, с чем он работает, с чем его можно использовать, с чем его нельзя использовать. Ну, и также – техническое состояние. Там вот какая история. Они ведь не только пачкаться могут, но они, дисплеи, могут приходить в такое состояние, когда сами модули уже ремонту не подлежат. Этому дисплею пять лет или десять лет, и может быть, что точки на нем просто не появляются так, как положено. Чисть – не чисть, в общем, все равно ничего не меняется.

О. ШЕВКУН: Поэтому покупка старого дисплея – это проблема.

Н. ИВАНОВА: Кристина Тельпук пишет: «Я покупала дисплей с рук в очень хорошем состоянии».

О. ШЕВКУН: Кристина, а как вы нашли эти руки? Вообще, как людям эти руки находить? Потому что… ну, это большой вопрос. Мне рассказывали о ком-то из Санкт-Петербурга, как она покупала органайзер, причём очень хороший органайзер, «Pronto». Она нашла человека, который продавал «Pronto», по-моему, в Армении и этот человек представления не имел о том, что это такое. И действительно, удалось достаточно недорого приобрести этот прибор. Его привезли в Россию. Я не знаю, доволен ли этот человек и чем это всё кончилось, но такая история тоже была. И ещё одно предупреждение в связи с этим: да, есть недорогие дисплеи. Я на самом деле доволен тем, что делают с «Orbitreader», хотя он становится дороже, но всё же…

Да, недорогие-то недорогие, но вы при этом теряете что-то. Возможно, вы многое теряете. Посмотрите, насколько это соответствует тому, что полезно, что важно для вас. Ещё одна недавняя история мне приходит в голову. Опять-таки этот опыт может быть полезным для кого-то. Дело в том, что есть организации, в частности библиотеки, школы и другие, которые по разным причинам в разное время получают дисплеи Брайля. Тем из нас, у кого нет дисплея, на самом деле трудно представить себе, что я сейчас скажу. Дело в том, что есть организации, которые не знают, куда девать эту технику. Есть школы, в частности школы для слабовидящих, где брайлистов нет, а дисплеев Брайля – навалом. Они не имеют права продать эти дисплеи, они должны быть у них на балансе. Они не имеют права также отдать этот дисплей. Но каким-то образом зачастую бывает возможно решить эти вопросы. Я знаю людей, которые идут и, допустим, договариваются со своей библиотекой, и библиотека даёт им на какое-то время, что называется, поносить дисплей Брайля. Такие истории тоже бывают. То есть, поищите организацию и подумайте об организациях, в которых, возможно, эта техника есть, об организациях, которые при этом не знают, что с этой техникой делать. А вообще вопрос действительно интересный, потому что, с одной стороны мы не знаем, где взять технику, не знаем, где взять те же дисплеи, а с другой стороны, есть организации, где эти дисплеи просто лежат, собирают пыль, а вы отлично понимаете, что, когда дисплеи собирают пыль, это очень и очень плохо. Пишут что-нибудь, что стоит прочесть? Нет больше вопросов?

Н. ИВАНОВА: Да, многие пишут о том, что из тифлотехники ничем особенным не пользуются, в основном подходит телефон…

О. ШЕВКУН: Да, лет пять назад ещё не было так, а сегодня… Послушайте, ну какой-нибудь плеер от «Круст» ну, там «Соло-4», задаём себе один из главных вопросов: «Ребята, а нам это нужно? А может, мы действительно, можем взять телефон и не будем позволять держать себя за идиотов?» В каких-то случаях это нужно, в каких-то случаях это очень нужно, но далеко не всегда. Даже та же Федеральная служба страхования даёт возможность купить то, что вам необходимо, и потом получить частичное возмещение. Но вот есть ли ещё вещи, допустим, дисплеи Брайля или хорошие, очень хорошие увеличители, которые всё равно остаются нужными? Что делать? Я знаю людей… Может, это кому-то покажется диковато, но такие люди есть, которые реально откладывают деньги, собирают деньги по году, три года, пять лет, собирают с пенсии, чтобы потом этот дисплей Брайля купить. потом, соответственно, следующие пять, восемь, десять лет этим дисплеем пользуются. Такие истории тоже бывают, как и истории, когда кто-то подарит дисплей. Если вам действительно что-то надо, скорее всего, рядом с вами есть знакомые, есть друзья, которые могут в этом поучаствовать, если вы об этом скажете. Если вам нужен дисплей Брайля, не просто скажите, что он вам нужен, но и объясните, зачем он вам нужен. Объясните, как этот прибор сделает вашу жизнь более новой, как его наличие отразится на вашей жизненной позиции.

Н. ИВАНОВА: Александр Яшин пишет: «Слышал, что библиотека в Чувашии даёт дисплеи в аренду.

О. ШЕВКУН: Не только в Чувашии, это достаточно распространённая форма. Опять-таки, поищите организации в вашем регионе, у которых есть дисплеи. Да, тоже могут быть разные истории, тоже кто-то скажет: «У нас есть, но я не знаю, как это решить, как это организационно решить…» Ну тогда с той же Чувашией или с теми же библиотеками можете связаться. Я знаю, что эту передачу, этот эфир будут слушать самые разные люди. Так вот, если ваши организации, ваши библиотеки, ваши школы имеют опыт обеспечения дисплеями Брайля, хотя бы временного обеспечения, тех людей, которые в них нуждаются, скажите нам об этом. Это будет реальный вклад в то, чтобы такие люди могли свою проблему решить.

У нас сейчас есть ещё один звоночек, который мы хотели бы сделать, который для нас очень важно сделать. Это человек, которому мы собирались позвонить какое-то время назад, но вот прошлый раз, к сожалению, не получилось. Сегодня, я думаю, мы это сделаем, но поскольку там разговор будет большой, большой и, я думаю, интересный тоже, всё-таки перед этим, Наташа, есть что-то ещё, что можно прочитать из сообщений, или мы можем просто спокойно брать и идти дальше?

Н. ИВАНОВА: Ну, я думаю, если что, потом почитаем, в принципе…

О. ШЕВКУН: Потом времени не будет.

Н. ИВАНОВА: Не будет совсем?

О. ШЕВКУН: Боюсь, что да. Я думаю, на 2-3 найдём, но если ты что-то хочешь прочитать, есть смысл сделать это сейчас.

Н. ИВАНОВА: Здесь идёт активный разговор про тифлотехнику в кредит, для кого-то это действительно не вариант по разным соображениям…

О. ШЕВКУН: А кто-то брал, интересно…

Н. Иванова: Тифлотехнику в кредит? Конкретно здесь нам не рассказали эти истории пока.

О. ШЕВКУН: Да, такая фишка тоже есть, но кредиты достаточно большие, и проценты достаточно большие, опять-таки, тут тоже нужно понимать, что это не всегда…

Н. ИВАНОВА: Елена Огородникова пишет: «Трость покупала сама, поскольку ту, какая нужна мне, не дадут».

О. ШЕВКУН: Елена, а вы пытались получить возмещение? Или вы просто купили и всё? И просто этим закончили?

Н. ИВАНОВА: Максим Извеков пишет: «Лучше бы социальная страховка давала возможность изначально самому выбирать устройство и компанию, т.е. производителя. а сейчас только двойные затраты.

О. ШЕВКУН: Я напомню, что сейчас обсуждается вопрос, насколько я понимаю, он то ли решён, то ли почти решён. Когда будет информация, мы расскажем об электронных сертификатах. Вопрос старый. Если он решится, тогда всё остальное, я думаю, тоже будет сделано.

Н. ИВАНОВА: Антон Сватков пишет: «Ну, я в кредит взял…»

О. ШЕВКУН: Что вы взяли в кредит, расскажите, пожалуйста!

Н. ИВАНОВА: «Потом мне ИПР погасил…»

О. ШЕВКУН: Понимаете, это реальная возможность, ею тоже можно пользоваться. Наташа, давайте мы сделаем вот что: у нас Юлия сейчас уже на связи. Давай перейдём к следующему блоку.

О. ШЕВКУН: Есть замечательная команда, которая занимается тем, что, во-первых, пишет блоги, во-вторых, готовит текстовые версии наших материалов. И в этой команде мы уже знакомились с некоторыми людьми, мы знакомились с Габриелой Могылдан, мы знакомились с Кристиной Тельпук, знакомились с Ксенией Блэйк, а вот – старший редактор команды Юлия Патлань. Связаться с ней по Скайпу, к сожалению, не получилось, и сейчас, насколько я понимаю, она у нас уже на связи, Юлия, добрый день!

Ю. ПАТЛАНЬ: Добрий вечір, Олеже! Добрий вечір, Наталю, Київ вітає! Здравствуйте всем!

О. ШЕВКУН: прямо Наталю! Наташа, у тебя есть украинские корни,по-моему, тоже?

Н. ИВАНОВА: да, у меня мама.

О. ШЕВКУН: она разговаривает на украинском языке, мама твоя?

Н. ИВАНОВА: немножко.

Ю. ПАТЛАНЬ: да, перевод нужен?

О. ШЕВКУН: Думаю, все поняли. Да, кстати, Олеже – это не ласковая форма, это звательный падеж, а то Юлия так сказала… Вот! Юль, расскажи, пожалуйста: ведь ты человек зрячий, но ты в нашей незряческой тематике довольно давно и глубоко, и, я думаю, надолго. Давай начнём хотя бы с того, как ты в эту тематику попала в принципе; не в «Тифло.инфо», не в «Тифлострим», а как ты с этим миром незрячих соприкоснулась.

Ю. ПАТЛАНЬ: С миром незрячих было довольно непросто. Как я попала в эту тематику, я сама не знаю. Думаю, что меня привёл Василий Ерошенко.

О ШЕВКУН: Вы как-то в разное время с Василием Ерошенко жили! Давай конкретнее!

Ю. ПАТЛАНЬ: Конкретно: на последних курсах своего украинского филфака я услышала, что был такой писатель, и, честно говоря, я съела наживку, я клюнула на миф, потому что у нас о нём рассказывали как о классике японской литературы, по стандартам бывшего СССР. И мне стало настолько интересно, что, ну как это: я студент последнего курса, я заканчиваю, пишу диплом по украинскому языку и украинской литературе… У нас ничего такого не рассказывали, честно говоря. Я знаю, я помню, у него украинская фамилия, и вот чтобы Ерошенко, японская литература, писатель, классик??…

О. ШЕВКУН: А ты решила, что он классик украинской литературы?

Ю. ПАТЛАНЬ: Ну, дело в том, что мне приходилось так считать, а не то, что я решила и у меня закружилась голова, и я подумала, что… Нет, о нём говорили как о «классике японской литературы». Я как-то начала разбираться, мне никто ничего рассказать внятно не мог, и тогда я пошла двумя путями: я решила, что могут знать эсперантисты, и могут знать незрячие. В идеале ещё незрячие эсперантисты. По двум полям совпадение. Но где искать, я тогда не знала. Я была тогда ещё молодой человек, это было более двадцати лет назад. Первым контактом с незрячими была наша библиотека для слепых имени Островского. Это был не совсем удачный контакт. Мне сказали: «У нас тут живые слепые, у нас крыша течёт, а вы пришли и спрашиваете о каком-то там Ерошенко, что вы с ним носитесь? Чего Вы пришли?» Я растерялась, я очень сильно растерялась. Я не знала, чего я пришла. Следующий этап был – я начала ездить в Москву. Ещё перед этим я нашла эсперантистов. Я изучила язык эсперанто специально для того, чтобы прочесть произведения Василия Ерошенко, потому что после филфака я понимала, что если писатель что-то пишет, то надо его читать так или иначе.

А вот когда я начала ездить в Москву, контакты с незрячими опять-таки прошли через библиотеку, это была Российская государственная библиотека для слепых, и мне очень помогла и подсказала Наталья Давыдовна Шапошникова, она сделала то, что все сейчас делают: позвонила по телефону…

О ШЕВКУН: Так?!

Ю. ПАТЛАНЬ: И сказала: «Виктор Герасимович, у нас тут девушка из Киева, она приехала и спрашивает о Ерошенко!».

О. ШЕВКУН: А звонила она Виктору Герасимовичу Першину, он был журналистом, редактором, автором, его книги, кстати, сегодня можно найти, например в библиотеке.

Ю. ПАТЛАНЬ: …А я в тот момент уже знала, кто такой Виктор Герасимович, но я ещё тогда плохо представляла, что, например, люди, которые пишут книги, ещё могут быть живы и более-менее здоровы, и вот так просто можно позвонить и связаться. Я, честно, внутренне прыгала до потолка, и на следующий день Виктор Герасимович назначил мне встречу. Я тогда абсолютно не знала Москву. Я растерялась, это было что-то ужасное. И я пришла к нему в глубоком удивлении. Ты сейчас поймёшь, почему: он расписал мне маршрут. он мне сказал, что от метро на таком-то транспорте до такой-то улицы, там будет такой-то поворот, потом ещё какие-то ориентиры там будут, вы пойдёте…

О. ШЕВКУН: Он описал маршрут.

Ю. ПАТЛАНЬ: Абсолютно чётко, словесно, логично он описал маршрут, и я пришла. Это было огромное достижение, потому что я была уверена, что сейчас я пропаду в этой Москве. Более того, меня не отпускали там. Я приехала на конференцию, надо было готовить документы, я редактор, я была нужна. Мне сказали: «Куда?!», я сказала: «Я пойду всё равно!». Всё равно пойду, потому что незрячий человек меня пригласил, уже он ждёт, как я могу не прийти.

О. ШЕВКУН: Удивление-то было почему? Потому что он маршрут расписал.

Ю. ПАТЛАНЬ: Да. И я по этому маршруту самостоятельно пришла, нигде не заблудившись. И, в общем, это было единственное верное решение, встреча наша была первой и последней, Я просто тогда не знала, насколько у него не было времени. Мы проговорили целый день, потом было традиционное московское чаепитие, было много общих тем, и Виктор Герасимович, а он был востоковед, защитил кандидатскую диссертацию об экономике Индии, и прямой ученик Василия Ерошенко по Московскому институту слепых 1946 – 1948 годов, – он мне просто рассказывал. Ну, он немножко в другом мире, но я была очень удивлена, мне это было безумно интересно. Эти несколько часов, они пролетели, как одно мгновение, он успел мне рассказать о направлении, в котором я иду следующие двадцать лет и дальше.

О. ШЕВКУН: Ну и дальше шло время, сейчас мы не будем говорить об этом подробно, но тут интересная история об этом. Потому что при всех тех сложностях, при всех тех противоречиях, при всех тех проблемах, что произошли между Украиной и Россией, мы сейчас работаем вместе на «Тифло.инфо» и «Тифлостриме», волонтёры здесь в тифлопроекте, мы сейчас сидим вместе в этой передаче и, в общем, мы строим мостики. Юль, как тебе это даётся?

Ю. ПАТЛАНЬ: Ну, в общем-то это не просто, какие-то нюансы есть с каждой стороны, но, во-первых, мне интересно, а во-вторых, очень много даёт наша команда, поддержали все, я чувствую себя на своём месте. И я чувствую, что мои навыки редактора, который видит небольшие недочёты и неточности формата, о чём вы недавно говорили… Я могу это улучшить, я могу принести какую-то пользу, могу понять то, что я с самого начала хотела понять. Олег, ты помнишь, мой вопрос: «А как он это делает?». В первую очередь о Ерошенко, потом шире, мне интересно вот именно живое взаимодействие, и я это получаю.

О. ШЕВКУН: Мы делаем это вместе… Кстати-кстати, до определённого времени ты была единственным участником редакционной команды «Тифло.инфо» из Украины, теперь ты же не единственный участник команды «Тифло.инфо» из Украины. У тебя ревности по этому поводу не возникает?

Ю. ПАТЛАНЬ: Нет, наоборот.

О. ШЕВКУН: Расскажи ещё про одну участницу команды из Украины, которая к нам присоединилась.

Ю. ПАТЛАНЬ: Я не смогу рассказать много, потому что есть большая разница в возрасте. Где-то с начала 2000-х годов я начала общаться с незрячими эсперантистами, и, конечно, у нас есть некоторое количество незрячих эсперантистов в Украине, да и в России они есть, Ligo Internacia de la blindaj Esperantistoj…

О. ШЕВКУН: Ну ты конкретно про Татьяну нам расскажи!

Ю. ПАТЛАНЬ: Так вот конкретно про Татьяну: я о ней всегда была наслышана. Я сейчас уже не помню, встречались ли мы на Конгрессе незрячих эсперантистов под Киевом, который проходил несколько лет назад, но то, что Татьяна и Вадим Мухамедшины, они там обязательно есть, это я знала всегда, сколько я себя помню.

О. ШЕВКУН: а мы знакомы с Татьяной с 1982 года, представляешь?

Ю. ПАТЛАНЬ: Именно Татьяна, вот она сейчас к нам присоединилась, интересно. Мы созванивались, я спрашивала, как её найти. Думаю, у Олега спросить? А она говорит, да нет, мол, я у dас в друзьях есть, Verda Serpento. Я думаю, о, есть такая змейка зелёная, Я не соотносила, что у меня в друзьях Татьяна, так мило, забавно. буквально на днях…

О. ШЕВКУН: Вот так и формируется редакционная команда «Тифло.инфо». Кстати, Юля также пишет блоги, и сейчас не менее активна. Я думаю, ей дай только волю, она ещё напишет. Спасибо огромное за участие и в команде, и в сегодняшнем эфире, здорово, что мы можем сейчас беседовать! Прежде чем мы тебя отпустим, Наташа, есть что-то в чате для Юли, или мы можем её отпустить?

Ю. ПАТЛАНЬ: Спасибо, Олег, спасибо! До свидания, пока!

О. ШЕВКУН: Пока! Юлия Патлань, участница нашей редакционной команды.

Всё-таки какое-то время, буквально несколько минут, у нас есть, может, есть что-то в чате, что хочется прочесть?

Н. ИВАНОВА: Елена Васильева спрашивает, устанавливал ли кто JAWS 2020?

О. ШЕВКУН: Да, конечно, я думаю, что я не один среди слушателей и читателей.

Н. ИВАНОВА: Ну, конкретно, Александр Яшин пишет: «2020 ещё нет, а 2019 произвёл приятное впечатление, но NVDA роднее».

О. ШЕВКУН: NVDA роднее… Действительно, как мне кажется, от всяких новых «фишечек» перешли к вопросу качества. То есть просто делать, чтобы оно работало. Делать, чтобы оно хорошо работало. Просто до этого каждый год выпускали что-нибудь новое, ты сидишь и думаешь: а когда-нибудь это работает, а когда-нибудь это трещит? Вот сейчас они реально занимаются этим фундаментом, и это очень-очень приятно.

Н. ИВАНОВА: Елена Васильева отвечает: «Купила новый JAWS, поняла, что он намного удобнее и возможностей больше».

О. ШЕВКУН: Да, это для Вас. Я не хочу сейчас в это вплетаться, в это уходить, но JAWS 2020, если есть такая возможность, поставьте, но, может, есть смысл подождать вторую демоверсию?

А 30 сентября будем говорить про слабовидящих: тех, кто не совсем слепые и не вполне зрячие. Вот так, такая вот тема!

Н. ИВАНОВА: До встречи!

О. ШЕВКУН: Что, прямо вот так?

Н. ИВАНОВА: Да. До новых эфиров.

О. ШЕВКУН: До свидания!

 

Рассказать друзьям