Тифлострим. Выпуск 27. Давайте поговорим

Текстовая версия

– Как овладевают языком люди, которые не могут увидеть и услышать? Выясняем у Сергея Флейтина
– «Я вдруг узнала, что близкий мне человек пользуется слуховым аппаратом». Что дальше? Расспрашиваем Ксению Блэйк
– Что происходит с нашим сайтом и нашим каналом? Говорим о настоящем и заглядываем в будущее
Всё это — в сегодняшнем «Тифлостриме»
Участники: Сергей Флейтин, Ксения Блэйк, Алексей Кутев, Алексей Любимов.
Ведущие: Татьяна Крук, Олег Шевкун
Дата выхода: 22.07.2019

Олег ШЕВКУН: Ну вот, понедельник, 17 часов, «Тифлострим» в эфире. Татьяна Крук. Тань, привет!

Татьяна КРУК: Привет! И Олег Шевкун, конечно же.

О. ШЕВКУН: Сегодня мы просто хотим с вами поговорить, друзья. У нас есть люди, с которыми мы будем созваниваться по скайпу, у нас есть письма, которые мы хотим прочитать… На самом деле, сегодняшний эфир будет несколько отличаться от предыдущих. Лето – такое неторопливое время, когда мы с вами можем просто беседовать, просто выяснять то, что вас волнует, и можем пытаться ответить на вопросы. По крайней мере, по возможности.

У нас немало писем от вас, но, друзья, пишите, пожалуйста, о том, что вас интересует, пишите о том, что вас волнует, под трансляцией, под этой видеотрансляцией. И мы ваши сообщения – и эти, и те, которые вы присылали нам на предыдущие эфиры, обязательно будем читать. Кстати, прошлый эфир был богат вашими откликами, был богат вашими сообщениями. Тань, можешь почитать немножко, что нам присылали?

Т. КРУК: Да, конечно. Маргарита Мельникова написала: «Была очень рада слышать Надежду. С удовольствием с этим человеком общаюсь уже не один месяц. Было интересно больше узнать и о методе Лорма. Около двух лет назад попалась статья об этом способе альтернативной коммуникации. Статью мы начитывали в нашем аудиожурнале «Люди. События. Творчество». А буквально вчера мне попалась новость о том, что студент из Уфы, Артур Шехотаров, разработал приложение для общения слепоглухих – Life Feel. Приложение пока тестируется. Для скачивания на платформах Android и IOS оно будет доступно, по плану разработчика, в следующем году. Принцип в том, что к смартфону подключаются смарт-часы, на дисплее текст выводится шрифтом азбука Морзе, этот шрифт трансформируется в обычный текст и наоборот. Например, прислал кто-то слепоглухому человеку СМС, текст сообщения преобразовался в шифр, – и слепоглухой человек почувствовал ряд вибраций. Вибрации соответствуют азбуке Морзе. Если интересно, эту новость можно найти на сайте «Особый взгляд». Также, откомментирую по поводу термина «глухонемой». Недавно читала статью-дискуссию неслышащих людей о том, как они предпочитали бы именоваться. Большинство участников дискуссии высказалось в пользу того, что термин «глухонемой» неприемлем. Да, в медицинских учреждениях он часто используется, но очень желательно его избегать, потому что, как и говорили гости этого «Тифлострима», жестовый язык – совершенно полноценный язык. Это речь, просто другая. Точно так же, как изобретались искусственные языки, основанные на нотах, пиктограммах и прочих элементах. Да, эти языки искусственные, но со своей логикой и структурой».

О. ШЕВКУН: Я очень надеюсь, что скоро Маргарита будет у нас в «Тифлостриме». Ориентировочно мы договорились на конец августа. Кстати, хочу признаться, друзья, что у нас переполнены «Тифлостримы» на ближайшее время. Если сейчас заходит речь о новой теме, Тань, можешь догадаться, на какое время мы договариваемся с людьми сейчас?

Т. КРУК: Середина сентября?

О. ШЕВКУН: Да, где-то до девятого сентября у нас всё заполнено.

Т. КРУК: Это же замечательно!

О. ШЕВКУН: Это или замечательно, или плохо… Я не знаю, как на это посмотреть, потому что нам пишут и жалуются, что есть желание побеседовать, есть желание просто задать вопросы… На самом деле, мы решили немножко разгрузить «Тифлострим» – этот и, возможно, следующий. Если не успеем, если до вашего письма сегодня не дойдём, то следующий эфир мы также посвятим вашим письмам. И, кроме того, у нас есть новости тифлотехники, которые мы не успели рассказать. Я думаю, также будем говорить об этом в следующем эфире. Как тебе наша гостья, которая в прошлый раз у нас была, Надежда?

Т. КРУК: Я вот тоже удивилась. На самом деле, здесь есть одно из писем, в котором говорится о том, что «я не ожидала, что эта девушка слепоглухая». Я тоже при общении даже и подумать не могла, что вот так вот… Прекрасная речь, было много слов о том, что у неё очень хорошая речь, очень хорошо поставленный голос, очень приятно слушать.

О. ШЕВКУН: Друзья, я хочу спросить вас, кого бы вы хотели видеть в этих эфирах? Мы думаем о гостях. Это гости уже на середину и конец сентября. Есть ли люди, которых, с вашей точки зрения, нужно пригласить в «Тифлострим»? Кстати, бывают несбыточные мечты. Сбычу мечт мы здесь не обещаем. Например, нам присылают письма с просьбой пригласить представителя компании Microsoft. Слушайте, компанию Microsoft мы даже в «Тифлочас» пригласить не могли. То есть, пригласить-то мы могли и приглашали, но там была такая бюрократическая история с тем, чтобы они пришли, что настоящие представители Microsoft не приходили, и мы обсуждали их технику без них. Попытаемся сделать ещё раз, мы, как раз, сейчас предпринимаем шаги, я несколько позже расскажу о том, какие, чтобы в будущем это сделать можно было проще. Так что, пока есть такие недосягаемые истории, но я думаю, что мы будем расширяться и достигать и их. Но если это не брать, есть ли люди, которых вы бы хотели видеть в эфире, слышать в эфире? Напишите нам, пожалуйста, об этом в комментариях, и мы с удовольствием этих людей пригласим. Кристина Кузнецова замечательно комментирует по поводу прошлого «Тифлострима», прочти, Тань?

Т. КРУК: «О канале Надежды я знала ещё до «Тифлострима», слышала видео оттуда, ещё раньше слышала радиопередачи с её участием и всегда обращала внимание на голос. Приятный тембр, хорошая дикция, уверенная речь – слушать одно удовольствие, но, когда в самом начале выпуска прозвучали слова «слуховой аппарат», то, честно говоря, я решила, что ослышалась или что-то не поняла. Я никогда бы не подумала… Не могу удержаться от аплодисментов, руки сами тянутся. Ну и, конечно же, всем участникам спасибо за интересный выпуск, как, впрочем, и всегда».

О. ШЕВКУН: Кстати говоря, в наших выпусках иногда бывают ошибки, иногда бывают оговорки, иногда бывают путаницы. По поводу путаницы в прошлом «Тифлостриме». Написала постоянная наша слушательница/зрительница, со-трудница, ну, сотрудница не в официальном смысле, мы с ней делаем одно и то же дело, – Алия Нуруллина.

Т. КРУК: Алия пишет: «Чуть-чуть путаница возникла в терминологии. Дактиль – это пальцевая азбука, то есть, каждой букве соответствует определённая фигура из пальцев. Например, если я не ошибаюсь, буква «В» – это кулак, «О» – большой и средний пальцы, сведённые в «зрячую» букву «О» и так далее.  То есть, дактилем нужно овладеть, как и Брайлем. А печатанные буквы на руке – это дермография. К дермографии также относится имитация написания по Брайлю на руке, как на машинке Перкинс». То есть, как я понимаю, мы ошиблись в том, что дактиль…

О. ШЕВКУН: Дактиль – это то, что пришло из мира глухих, насколько я понимаю. Мы сейчас попытаемся дозвониться до Сергея Флейтина, попросим у него либо подтвердить, либо опровергнуть. Насколько я понимаю, дактиль – это то, что пришло из мира глухих в мир слепоглухих. То есть, этот жестовый язык, ну и, соответственно, попытка его адаптировать. А вот то, о чём говорили мы, когда пишутся обычные буквы, это, всё-таки, несколько по-другому называется.

Т. КРУК: Это для тех, кто нас очень внимательно слушал и разбирается в терминологии.

О. ШЕВКУН: Дело в том, что Алия нас не слушала.

Татьяна КРУК: Даже так…

О. ШЕВКУН: Как она это узнала, догадаешься?

Т. КРУК: Наверное, ей кто-то рассказал…

О. ШЕВКУН: Нет. Алия нас читала. На сайте «Tiflo.Info» теперь выходят текстовые расшифровки «Тифлостримов». «Тифлострим» расшифровывается примерно через 5-6 дней после выхода. То есть, расшифровка прошлого «Тифлострима» вышла вчера или позавчера. Ну и Алия, как умный-разумный человек подумала: «А чё я буду слушать трёп на протяжении часа, я лучше послушаю текст. Это будет быстро, это будет гораздо удобнее». И мы не обижаемся, потому что, зачастую, действительно, гораздо удобнее послушать то, что есть уже в расшифрованном виде. По поводу тех людей, которые это расшифровывают и того, как всё это делается, мы с вами обязательно поговорим. Через пару недель с этой командой вас познакомим.

Т. КРУК: Елена Васильева пишет, что хотела бы видеть у нас в эфире представителей библиотеки «Логос» и «Litres».

О. ШЕВКУН: И то и другое реально, и то и другое сделаем. Я сделаю себе пометку сейчас. Елена, спасибо большое! Единственное, по поводу библиотеки «Логос», я пока не очень понимаю, о чём их спрашивать, потому что они часто бывают в эфирах, в частности, на Радио ВОС.  Но, с другой стороны, мы – журналисты, о чём спросить, найдём. А если не найдём, то вы поможете.

Т. КРУК: Я думаю, да, если не найдём, то наши слушатели и зрители нам помогут. Сергей Флейтин у нас на связи.

О. ШЕВКУН: Давайте с Сергеем поговорим. Сергей, добрый день!

Сергей ФЛЕЙТИН: Добрый день, Олег! Добрый день, коллеги, друзья, слушатели! Рад снова быть с вами.

О. ШЕВКУН: У нас была путаница. Давай, всё-таки, разберёмся: Дактиль – это, действительно, жесты, которые нужно ощупывать руками. А вот когда пишут, это называется по-другому или нет?

С. ФЛЕЙТИН: Действительно, это можно ощупывать руками, но это не жесты. Во-первых, я уточню: правильно говорить не дактиль, а дактилология – так это называется правильно. Дактиль – это просто разговорная форма, этакое сокращение. Дактилология, в каком-то смысле, похожа на Брайль. То есть, мы имеем дело с буквами, которые образуются определённой комбинацией пальцев. Это кодирование букв алфавита конкретного языка.

О. ШЕВКУН: Сергей, это не от глухих пришло, это было специально создано для слепоглухих, правильно я понимаю?

С. ФЛЕЙТИН: Нет. Как раз дактилология присутствовала в мире глухих, как дополнение к жестовому языку. То есть, если есть какое-то понятие, которого в жестовом языке нет, то тогда глухой человек передаёт это другому человеку дактилологией пальцами по буквам, а потом уже придумывают для этого какой-то жест.

О. ШЕВКУН: А как называется, когда пишут на ладони?

С. ФЛЕЙТИН: Это слово уже прозвучало сегодня в эфире. Оно звучит очень забавно, но оно так и называется – «дермография».

О. ШЕВКУН: От слова «дермис», что по-гречески означает «кожа». Отсюда, допустим, дерматология.

С. ФЛЕЙТИН: Да, да, письмо на коже, совершенно верно.

О. ШЕВКУН: Был один вопрос, которым мы мучились после прошлого эфира. О тотально слепоглухих людях. Человек действительно ничего не видит, ничего не слышит и слуховой аппарат ему не помогает. Бывают ли такие люди, насколько их много и насколько их жизнь отличается от таких людей, например, как ты?

С. ФЛЕЙТИН: Конечно же, такие люди есть, их немного, к счастью, но они были, они остаются, они находятся рядом с нами. Насчёт того, что помогают или не помогают слуховые аппараты: дело в том, что люди с абсолютно полной потерей слуха, наверное, всё-таки, если и есть, то их единицы. И очень многие из тех, кто являются даже тотально слепоглухими, всё-таки пользуются слуховыми аппаратами для того, чтобы хотя бы слышать какие-то звуки. Они не могут общаться с их помощью, они не могут разговаривать, но, по крайней мере, услышать какие-то звуки они могут. Но есть и такие, которые не пользуются аппаратами вообще и они, действительно, живут в уникальных во многом условиях, когда общение с внешним миром целиком и полностью происходит через осязание.

О. ШЕВКУН: Но таких людей действительно немного и при этом они не говорят. То есть, речь у такого человека развить невозможно?

С. ФЛЕЙТИН: Мы в прошлый раз говорили, я это повторю: всё зависит от того, когда человек стал таким. Я уже в прошлом эфире приводил этот пример, ещё раз повторю: есть Наталья Борисовна Кремнёва. Уникальный человек, тотально слепоглухая женщина, создательница единственного в мире журнала «Ваш собеседник». Это журнал, который издаётся исключительно силами слепоглухих и предназначен для слепоглухих. Выходит он как по Брайлю, так и в плоскопечатном виде. И вот Наталья Борисовна, будучи тотально слепоглухой, является главным редактором, и она прекрасно говорит, потому что слух она потеряла уже во взрослом возрасте окончательно, и зрение тоже.

О. ШЕВКУН: Кстати, Сергей, по поводу журнала «Ваш собеседник». Меня спрашивали, где его можно найти.

С. ФЛЕЙТИН: Есть сайт журнала, он так и называется: www.vash-sobesednik.ru или можно в поисковике забить: «журнал «Ваш собеседник». Очень интересный ресурс. Там существует так называемый виртуальный клуб общения, где очень много интересных материалов по поводу слепоглухоты размещено, в том числе и от самих слепоглухих людей. Есть страничка журнала в Facebook, которая тоже достаточно регулярно пополняется разными интересными публикациями.

О. ШЕВКУН: Сергей и, наконец, я задам тебе очень трудный вопрос, но я должен его задать. Он тоже возник уже после эфира. Вот смотри: незрячий человек часто имеет определённые проблемы с понятиями. Ну, например, человек всегда думал, что лимон – это то, что в чашке лежит кусочком. Ну, потому что он никогда не видел этого лимона, ему не показывали. Понятие цвета, другие истории… А вот теперь давай себе представим, что человек и не видит, и не слышит. Возникает ли проблема с освоением понятийного аппарата, с освоением языка? Если да, то к чему это приводит и как с этим быть окружающим людям?

С. ФЛЕЙТИН: К сожалению, проблема такая есть. Особенно, если для человека родным является, всё-таки, жестовый язык, то такая проблема возникает: понятийный аппарат даже у человека, который видит, очень сильно сужается, порой ограничивается исключительно бытовыми вещами. Конечно, у слепоглухих это может ещё сильнее усугубиться, потому что такому человеку, который, будучи жестовиком с рождения, теряет полностью зрение,  и потом начинает общаться с помощью современных технологий, ему вольно или невольно приходится переходить на русский язык. И многим это даётся с трудом. То есть, когда вы общаетесь с такими людьми, переписываясь, сразу создаётся впечатление, что вы переписываетесь с иностранцем. И порой очень много времени нужно затратить, чтобы какие-то вещи объяснять.  Но я уже говорил, что словесник – это не обязательно человек, который слышит. Если человек зрение и слух или хотя бы слух теряет, будучи взрослым, будучи включённым в словесную культуру, то у него понятийный аппарат гораздо шире. Я в этом плане очень бы советовал почитать замечательный детективный роман, автор – француз, Ги де Кар, роман называется «Чудовище». Главный герой – это тотально слепоглухой человек, которого обвиняют в убийстве его жены. Дело происходит в суде, судья перед пенсией, старый уже, все на него махнули рукой, спихнули ему заранее, казалось бы, безнадёжное дело. Все улики говорят против этого слепоглухого, а судья это дело всё-таки раскручивает, человека оправдывает. И по ходу очень многое о жизни, о том, как он рос, как он воспитывался, как этому слепоглухому с рождения человеку объясняли какие-то вещи, как раз в том числе и понятийные. Там это в очень живой, художественной, популярной манере рассказывается. Эта книга есть в библиотеке «Логоса», если кому интересно, можно послушать.

О. ШЕВКУН: Назови её, пожалуйста, ещё раз, и автора тоже.

С. ФЛЕЙТИН: Ги де Кар – фамилия автора, «Чудовище».

О. ШЕВКУН: Спасибо большое, Сергей! Тань, есть вопросы ещё или отпустим человека?

Т. КРУК: Нет, вопросов нет.

О. ШЕВКУН: Спасибо большое, Сергей! Я думаю, ещё неоднократно увидимся здесь, в «Тифлостриме», и на других площадках тоже.

С. Флейтин: С удовольствием!

Т. КРУК: До свидания!

О. ШЕВКУН: Что, пишут, не пишут? Что у нас творится?

Т. КРУК: Поступил такой вопрос, Тамара пишет нам: «Добрый вечер! Как с Вами связаться по Skype? Буду очень благодарна Вам за ответ!» Я единственное не понимаю, Тамара, Вы хотите сейчас нам позвонить или, в принципе, потом как-нибудь?

О. ШЕВКУН: Слушайте, а давайте сейчас?

Т. КРУК: Протестируем входящий звонок.

О. ШЕВКУН: Да, без проблем! Тань, сможем?

Т. КРУК: Да, я думаю, да, конечно.

О. ШЕВКУН: Тогда давайте принимать звонки в этой части эфира. Наш Skype для Тамары и для всех: tifloinfo. Дмитрий Хромченко прислал письмо. Давайте почитаем, тем более, я думаю, он предполагал, что мы можем прочитать его в прямом эфире.

Т. КРУК: Дмитрий нам пишет: «Надежда меня шокировала в хорошем смысле этого слова! Я знаком с творчеством Надежды, подписан на её YouTube-канал, но мне и в голову не могло прийти, что она – слепоглухая. И тут я открываю «Тифлострим» и выпадаю в осадок! Я до сих пор под впечатлением и мне трудно описать те чувства, которые у меня сейчас на душе. Примерно те же чувства я испытывал, когда узнал историю песни “Show must go on”. Хочу выразить Надежде глубочайшее восхищение, пожелать успехов во всех её начинаниях». Надежда, надеюсь, Вы нас слышите и радуетесь. «…P.S. Нам про эксперимент с обучением слепоглухих детей рассказывал лектор по философии. Она даже, вроде бы, имена какие-то называла, но, к сожалению, не помню, какие. P.P.S. У нас на первым курсе был преподаватель информатики с нарушениями слуха. Он ходил со слуховым аппаратом, вёл лекции и практику. Один раз случилось так, что он пришёл на практику и сказал, что слуховой аппарат сломался, но я с ним на той паре спокойно общался, писал в блокноте на ноутбуке, он читал и отвечал. Очень позитивный человек!»

 

О. ШЕВКУН: На самом деле, этот человек действительно позитивен. И интересно, как он вышел из сложной ситуации и, при этом, показал, что значит быть неслышащим, насколько важен слуховой аппарат. Слушай, можно я расскажу историю, которую мы не планировали сегодня рассказывать, но очень хочется?

Т. КРУК: Давайте. Почему нет?

О. ШЕВКУН: У меня как-то была история. Причем это недавно, буквально несколько месяцев назад. Я должен был проповедовать в церкви, а вместо того, чтобы таскать Библию по Брайлю, я беру с собой вот такой небольшой брайлевский органайзер. Соответственно, выхожу с ним на кафедру для того, чтобы проповедовать, и Библия у меня здесь. Вот я беру, читаю. Все очень здорово. И вот я включаю органайзер и вижу, что уровень заряда батарейки –

два процента. А у меня 45 минут. И я понимаю, что все очень плохо. Передо мной большой зал, несколько сотен человек. И вот что делать? А другого у меня нет. Твоя реакция, Тань? Что бы ты предложила?

Т. КРУК: Ну, вообще я в первую очередь начинаю паниковать, если что-то такое случается.

О. ШЕВКУН: А во вторую?

Т. КРУК: Во вторую? Ну, выход искать. Наверное, я предполагаю, что вы знаете Библию настолько хорошо…

О. ШЕВКУН: Нет.

Т. КРУК: …что, конечно, цитировать, наверное, можете?

О. ШЕВКУН: Нет. Могу, но мне нужно было читать большой фрагмент. Там 12 стихов.

Т. КРУК: Пересказать можно или просто рассуждать, пообщаться со слушателями, зрителями, с теми, кто к вам пришел.

О. ШЕВКУН: Бог дал мне, на самом деле, немножко другую идею. В данном случае, я сказал: «Послушайте! У нас проблема. В моем устройстве аккумулятора осталось два процента, и нужны две вещи: во-первых, micro-USB кабель; а во-вторых, внешняя батарея. У кого есть, передайте, пожалуйста». В течение 30 секунд у меня были и micro-USB кабель, и полностью заряженная внешняя батарея. И потом я сказал: «Спасибо вам большое! Сегодня мы как раз будем говорить о том, как у Иисуса возникла проблема – пять тысяч с лишним человек, которых надо накормить, а накормить нечем. И он говорит: «Что будем делать?» И кто-то из учеников сказал: «Тут у одного мальчика есть пять хлебов и две рыбы». И, соответственно, вот этот мальчик принес, и потом Иисус умножил». Я говорю: «Я этого не предполагал. Я этого не задумывал. Но сейчас была иллюстрация того, о чем мы сейчас будем с вами говорить в проповеди. Поэтому давайте откроем Священное Писание и будем беседовать».

Т. КРУК: Как я понимаю, это про помощь просто, да?

О. ШЕВКУН: На самом деле, это про то, как Бог увеличивает наши ресурсы, когда мы посвящаем ресурсы Ему. Когда мы действительно готовы служить Ему. Но в этой ситуации, да, была возможность, была вероятность, что будет паника такая, но паники не было. Слава Богу, все обошлось!

Т. КРУК: Сергей Флейтин нам пишет: «В таких случаях я просил читать других». Кстати, такая идея – тоже неплохая.

О. ШЕВКУН: Да, тоже. Может быть, если бы не пришло в голову просто спросить, есть ли у кого-нибудь micro-USB кабель и блок питания. Может быть, именно это и нужно было бы сделать.

Т. КРУК: Нам почему-то никто не звонит.

О. ШЕВКУН: Тогда, пока вы не звоните, может быть, мы позвоним, а? Не вам. Мы даже не знаем, как вам позвонить. Ксении Блэйк мы постараемся позвонить, если сможем. Дело в том, что у нас был еще один вопрос после прошлого эфира, и я понимаю, что именно Ксения, которая живет сейчас в Великобритании, которая была у нас уже дважды в «Тифлостриме», на него ответит, именно Ксении, по разным причинам, этот вопрос уместно было бы задать.

Т. КРУК: Давайте зададим!

О. ШЕВКУН: Ксения, добрый день!

К. БЛЭЙК: Добрый день, Олег и Татьяна!

О. ШЕВКУН: Смотри, я тебя хотел спросить об очень сложной вещи. Я скажу слушателям, что я заранее переговорил с Ксенией в Facebook для того, чтобы узнать, готова ли она на этот вопрос отвечать. Она говорит: «Готова».

Вопрос вот какой. Зачастую люди испытывают страх или неуверенность в общении со слепоглухими. Ну, то есть, как я к нему подойду, как я с ним буду и т. д. Причем интересно, что порою эти чувства переживают и незрячие люди. Иными словами, я сам слепой. У меня у самого проблема со зрением, а рядом – слепоглухой. Казалось бы, что я должен просто подскочить и сказать: «Привет! Все классно!» Или как-нибудь сделать показать: «Привет, все классно!».

Ан нет! Какой-то барьер все-таки возникает. Интересно, что это зеркальное отражение того барьера, который испытывают зрячие люди в общении с незрячими. Вот у меня вопрос к тебе. Я знаю, что ты общаешься со слепоглухими людьми. Был ли у тебя такой барьер или какой-нибудь похожий на это барьер? Если да, то как ты с ним справлялась? И что ты посоветуешь другим людям?

К. БЛЭЙК: Ну, Олег, у меня на самом деле все было как-то так курьезно, потому что когда мы стали общаться со своим мужем, то он мне не сказал, что у него проблемы со слухом. Он так маскировался… И когда я попросила у него фотографию, моя подруга говорит: «А ты знаешь, у него есть слуховые аппараты. Но ты не волнуйся! Они мало заметны». Я говорю: «Волнуйтесь пока вы! Я-то вообще ни о чем не волнуюсь».

И вот тот момент, когда ты понимаешь, что уже убегать некуда, и что отказывать человеку – как-то неправильно. Я решила, что я пойду до конца. Теперь я пойду, потому что начало положено. Потому что я решила, что в этот момент, если я не пойду, то я могу упустить в жизни что-то очень интересное, что-то очень важное и не приобрести того опыта, который Господь Бог мне вот таким образом дал. Потому что, случись это вот именно по-другому: «Я вот не слышу». Ты начинаешь сидеть: «Как же тебе тяжело! Ой, да! Да и мне хреново…».

И вот на этом «хреново» ты начинаешь отношения выстраивать. А у нас как-то… Я потом его спросила: «Слушай, вот мне подруга сказала, что у тебя слуховые аппараты». Он говорит: «Ну вот да. У меня есть проблемы… Ну вот что? Всё?» Я говорю: «В смысле? Почему «всё?» Да нет, ничего не «всё!» Мы только начали. Какое «всё»-то? Нам надо довести это дело до какой-то логической точки. Куда же «всё»-то?»

А потом, конечно, началось уже общение. И, Олег, я для себя в течение семи лет жизни с таким человеком, общаясь с его друзьями, я вывела такие некоторые моменты, которые людям уже понадобятся, если они продолжат общение, если они решатся общаться с человеком, который имеет нарушение и слуха, и зрения.

Могу, конечно, рассказать, но я не знаю, что больше интересно. Вот у меня как-то судьба так… Сразу, собственно. Мне, может быть, повезло даже. Мне так было проще. Ты знаешь, я бы, наверное, другого варианта для себя бы не хотела.

О. ШЕВКУН: Ксюш, я думаю, есть смысл рассказать, потому что, если честно, вряд ли мы в ближайшее время перейдем к этой теме. А это важно. Это должно быть озвучено.

К. БЛЭЙК: Когда ты начинаешь с этим человеком общаться, будет ли это твой друг или вы там как-то отношения уже развиваете более серьезно, есть четыре таких критерия.

Первый – внутренняя составляющая. То есть, ты этого человека должен принять как себе равного. Что ты его берешь вот такого, не чтобы его спасти и сказать: «Вот ты знаешь, бедный, ты без меня там в ресторан не ходил, а я тебе тут сейчас расскажу! У меня тут десять высших образований, у меня работа! Я готова тебе помочь улучшить твою жизнь!» Не получится, потому что человеку, может, это не надо. Человеку просто хочется быть с тобой на равных. Ему хочется быть с тобой как твоему партнеру. Помочь тебе тоже. Вы встречаетесь, чтобы стать лучше, а не чтобы друг друга спасать. Ну, простите, спасаться надо самому сначала.

Второе – внешнее. Момент, когда проходит эта вся эйфория. Вы начинаете общаться уже. Грубо говоря, друг друга вымазали зубной пастой, носки потеряли… Все, уже начинается жизнь. Понимаешь, и когда люди говорят: «Ты знаешь, вот у него аппараты, они на ушах. Как-то, может, ему надо другие, чтобы к костюмчику подошли?» Оно не подходит, потому что ты начинаешь человека переделывать. Переделывать его не надо, чтобы не получилось так, что «Полюбила парня, да не угадала. Вовсе не такого я во сне видала». Чтобы этого не было, человека нужно принять даже внешне, потому что вот он такой. И другого тебе не надо, даже если у тебя сейчас там Брэдли Купер будет рядом стоять. Но вот все равно не надо.

Третье – эмоциональное. Когда у каждого человека есть свои особенности: кто-то может громко музыку включать, кто-то бывает раздражителен. У каждого же есть эмоциональные какие-то моменты, которые человек переживает, и надо попытаться не воспринимать это как личную обиду. Вот он мне нагрубил, он меня не любит. А у человека, может быть, вообще просто борьба с самим собой, работу не нашел… По-разному это может быть.

И четвертое. Здесь, в Англии, у инвалидов по зрению или слуху и зрению, как правило, очень много сопутствующих заболеваний. Например, когда моему мужу поставили клиническую депрессию, мне было так тяжело. Я думаю: «Что же мне делать-то? Он у меня сейчас тут помрет, а я не знаю, что мне делать». И мне врач объяснил, что это расстройство: «Ты должна жить с ним». Я начала искать форумы, каких-то людей.

Понимаешь, люди должны друг друга уметь поддержать, потому что мы все условно здоровые по той или иной причине. Но если мы, еще раз скажу, берем этого человека, чтобы спасти, это начинается жалость, после жалости – ненависть. Ах, он какой, неблагодарный! Я ему тут голубцы, а он мне: «Мне плохо». Это путь плохой. Тяжелый это путь. Опять же, не всегда все удается. Мы же, когда встречаемся, человек тебе кажется чуть лучше. Он такой вроде позитивный. Но не всегда человек может быть позитивным.

О. ШЕВКУН: Это не зависит от того, слышит он, не слышит, видит, не видит. Это общая история.

К. БЛЭЙК: Абсолютно. Вот как мне некоторые люди говорят: «Вот вы – такой пример для окружающих!» Слушайте, вы никогда, пожалуйста, таких вещей не говорите, потому что мне надо за это отвечать. Мне надо быть примером завтра, а завтра я стою перед электричкой, а электричка несется, мне плохо. Не то, что там на работу ехать не хочется, мне хочется взять рюмку коньяка и забыть, что я была на платформе, ждала этой электрички. Но это я не о том, что мне как-то очень плохо, а о том, что у каждого человека бывают какие-то свои сложности, и быть примером для кого-то – это очень трудно. Поэтому, наверное, легче все-таки попытаться воспринять друг друга равными. Кому-то надо, чтоб с ним разговаривали, кому-то надо, чтоб его водили. Но это не значит, что вот этот вклад в общее развитие – он меньше. Он одинаковый. Просто не всегда это понятно. Просто в течение жизни это приходит. Если люди готовы друг с другом общаться и совершенствоваться, то, наверное, да. Но если человек при первой встрече или через месяц задает себе вопросы: «А надо ли мне это?», то, Олег, наверное, не надо.

О. ШЕВКУН: Тань, что ты хотела сказать? Мы тебя просто перебили.

Т. КРУК: Я хотела сказать, что вот эти четыре совета, которые Ксения дала людям, у которых будут отношения либо с незрячими, либо со слепоглухими, либо с людьми с нарушениями слуха, просто они применимы не только к этому, но и к обычной жизни. У меня есть молодой человек, и я понимаю, что нужно смириться с этими носками, про которые вы говорили, и понимать, что у человека действительно бывает просто плохое настроение независимо от меня. Ничего не надо принимать на свой счет. Это какие-то такие общие вещи, которые просто нужно знать всем абсолютно, независимо от второй этой половинки.

О. ШЕВКУН: Ну, и кстати, вот здесь даже, в «Тифлостриме», на уровне работы, сотрудничества. Понимаешь, если бы мы сейчас с тобой сидели, и ты сидела и думала: «Я пришла помочь слепым. Они без меня не справятся…».

Т. КРУК: Ксения, к вам вопрос поступил от Сергея Флейтина: «Интересно, а твой муж не работал в типографии Torch trust for the blind? Человек с его фамилией печатал там Новый Завет на русском языке, и мы даже имели с ним короткую переписку».

К. БЛЭЙК: К сожалению, он там не работал. Он занимается больше IT.

Т. КРУК: Значит, это однофамилец просто?

О. ШЕВКУН: Может быть, частая фамилия?

Т. КРУК: Ну, просто на русском языке… То есть, это получается русский человек?

О. ШЕВКУН: Нет. Почему?

Т. КРУК: Не обязательно из России?

О. ШЕВКУН: Torch trust выпускала «Новый Завет» по Брайлю на русском языке. Есть еще вопросы, или отпустим Ксению?

Т. КРУК: Есть, но не к Ксении.

О. ШЕВКУН: Хорошо. Ксюш, спасибо тебе огромное! И успехов!

К. БЛЭЙК: И вам спасибо. Удачного эфира, ребята!

Т. КРУК: Елена спрашивает: «Будут ли в гостях представители Радио ВОС и РАНСИС?»

О. ШЕВКУН: Слушайте, ну, вопрос! Зачем? Это СМИ. У СМИ есть своя трибуна. То, что они хотят сказать, они могут сказать. Так что я думаю, что пока нет. Хотя принципиальных возражений, конечно, по этому поводу нет. Кстати, есть серьезные вопросы как раз по поводу «Тифлострима», по поводу того, чем мы занимаемся. И мне хотелось бы перейти как раз к ответам на эти вопросы. Но сначала, если нет срочных сообщений…

Т. КРУК: Срочных нет, но есть еще по поводу гостей. Елена пишет: «В качестве гостей было бы интересно видеть представителей консультационно-аналитического отдела КСРК, отдела адаптивных технологий».

О. ШЕВКУН: Я хочу сделать эфир конкретно оттуда, из КСРК. Просто приехать туда вместе с тобой, допустим, Таня. Провести «Тифлострим» прямо оттуда, посадить несколько человек. Так что да, это будет. Олег Кузьменко прислал письмо. Адресовано оно, прежде всего, Полине, потому что это было написано после эфира с Полиной, когда Полина помогала. Полина еще появится обязательно в этих эфирах. Но поскольку все мы – команда, мы не стали ждать, пока появится Полина, и решили ответить на вопросы Олега. Тань, давай ты начнешь читать.

Т. КРУК: Олег пишет: «Здравствуйте, Полина! В 24-м прямом эфире на канале «Tiflo.Info» по просьбе Олега вы прочитали сообщения. Их было всего два. И вы сказали: «Как нам в последнее время стали мало писать сообщений, и это печально». Я хочу вам озвучить свою версию того, почему вам мало стали писать сообщений и почему у вас стало меньше комментариев под видео при просмотрах после прямого эфира. Вы изменили формат прямого эфира. Когда YouTube-канал начинал работать, то первые прямые эфиры проходили с участием зрителей. Вы все вопросы и темы эфира всегда обсуждали со зрителями, а последние эфиры вы стали проводить в другом формате. Все темы обсуждаются только с гостями. У зрителей пропал интерес писать сообщения и оставлять комментарии. Ваш зритель из активного участника стал пассивным зрителем. Вы расширяете свое присутствие в интернете, но количество зрителей прямого эфира не увеличивается…».

О. ШЕВКУН: Тут я сразу перебью и скажу вот о чем. Да, действительно формат меняется. В последних выпусках формат изменился, потому что происходило много всего. Нам в еженедельный эфир надо уложить то, что должно было быть в двух, а то и втрех еженедельных эфирах. То есть, когда началась выставка, когда была вся эта история вокруг «Круста». Сейчас немножко проще. Вот этот и, я уже понимаю, что следующий эфир будут у нас очень спокойными, и мы как раз будем разговаривать, читать письма, будем обсуждать. Что же касается дальнейших планов, в планах у нас – расширение количества прямых эфиров. Количество будет увеличено до, наверное, двух эфиров в неделю. Я не буду пока открывать подробности, потому что сам их еще не знаю. Мы еще не все согласовали.

Т. КРУК: Это будет что-то другое, не «Тифлострим»?

О. ШЕВКУН: Да. Но, действительно, эта проблема есть. Мы ее осознаем. Я намеренно совершенно принял решение. Да, поскольку информации много, несколько изменить формат. Что же касается количества комментариев, оно несколько сократилось. Но мы перестали читать все комментарии. Мы стали читать более выборочно. Как дальше быть? Ну, поэкспериментируем. Посмотрим, что будет дальше.

Т. КРУК: Возможно, есть смысл разделить «Тифлострим» на две части: о технике и про общение.

О. ШЕВКУН: Я думаю, это будем делать, потому что «Тифлострим» сейчас не только о технике. Ты знаешь, когда мы начинали в январе, бегали между камерой телефона и столом, я не понимал, как это всё получится. Поэтому выковывается это всё буквально на наших глазах и в наших руках.

Т. КРУК: Радуемся тому, что есть.

Далее Олег пишет: «Полина, вы сказали, что вас смотрят 23 зрителя, и это очень много. Вы ошибаетесь. На ваш канал «Tiflo.Info» подписано 557 человек. Вот когда на прямом эфире будет хотя бы половина из тех, кто подписан, то это действительно было бы много».

О. ШЕВКУН: Половины подписчиков на прямом эфире не бывает даже у очень больших каналов. Это, к сожалению, реальность жизни.

Т. КРУК: К тому же у нас сейчас пять часов вечера. Это не самое удачное время, в которое люди могут смотреть. «…После прямого эфира вас смотрят от двухсот до трёхсот человек. На такое количество подписчиков вашего YouTube- канала это нормально. А вот для прямого эфира 23 зрителя – это очень мало. В последних эфирах к зрителям вы обращаетесь с одной только просьбой. Вас интересует качество вашей картинки и звука». Бывает, спрашиваем. Потому что мы здесь слышим одно, а вы – другое. Если что-то не нравится, лучше, конечно, спросить.

О. ШЕВКУН: Мы, может быть, не будем спрашивать. Вы просто пишите, если что-то не так. Это опять к той же истории. Нам что делать? Давать информацию, приглашать экспертов или устраивать общение? Хотелось бы и то, и другое. Пока невозможно. Ищем, как согласовать эти разные задачи.

Т. КРУК: «…В начале вашей работы я написал Олегу, что вам нужно делать технические прямые эфиры для онлайн-обучения. Многие не знают, как нужно правильно подключиться к прямому эфиру и правильно написать сообщение, оставить комментарий и на него ответить. Но Олег тогда от моего совета отмахнулся. Он сказал, что мы не будем учить, у нас другие задачи…».

О. ШЕВКУН: У нас действительно другие задачи. Что же касается «учить», я подумал на эту тему. У нас не будет технического прямого эфира…

Т. КРУК: …На сайте будет текстовая обучалка?

О. ШЕВКУН: Да, на сайте будет и текстовая обучалка, но это будет ещё и видео. Мы уже заказали замечательному автору подготовку такого видео, но больше пока говорить не буду. Будет это сделано очень хорошо и в ближайшее время.  Видео это поможет не только нам, но и другим каналам и зрителям. Мы сделаем и текстовую, и видеоверсию.

Т. КРУК: «…Зачем нужно прерывать свои дела и спешить на прямой эфир, если потом можно посмотреть в удобное для себя время, в записи?…»

О. ШЕВКУН: Согласен. Кому как удобнее. У нас нет задач, чтобы бросили все дела и смотрели прямой эфир. У нас есть задача, чтобы, в принципе, смотрели, кому как удобнее.

Т. КРУК: «…Вверху есть ссылка «О канале». Эта ссылка сделана для того, чтобы облегчить зрителям и подписчикам получение информации о вашем канале и как с вами связаться. У вас есть на канале и почтовый ящик, и Skype, и даже сайт, как оказалось, есть. А вот информации об этих контактах нет. Вы, пожалуйста, внесите свои контакты в ссылку о канале…».

О. ШЕВКУН: Исправили. Сайт тоже доделываем и об этом несколько позже постараемся рассказать.

Т. КРУК: «…А ещё у вас на канале под каждым видео присутствует вот эта надпись: «Для этой трансляции запись чата недоступна»…».

О. ШЕВКУН: Чат у нас действительно предназначен для использования во время трансляции.

Т. КРУК: Вот и преимущество прямого эфира.

О. ШЕВКУН: У нас есть ещё должок, даже два должка. Это продолжает тему, которую поднял Олег. Мы беседовали с одним из наших подписчиков, Алексеем Кутевым. Мы его встретили во время выставки “Интеграция”. Было это уже почти месяц назад. Мы говорили с Алексеем о том, как сделать канал более известным. Давайте посмотрим запись этой беседы. А пока у меня к вам вопрос. Что важнее для вас: получение информации в эфире, или общение, возможность задать вопросы, получив ответ сразу?

(Начало видеозаписи).

О. ШЕВКУН: Алексей, добрый день!

Алексей КУТЕВ: Добрый день!

О. ШЕВКУН: как вы нашли «Тифлострим», «Tiflo.Info?» Как вы на нас попали?

А. КУТЕВ: Сначала в группе в Вконтакте, а потом уже на ваш канал на YouTube. Смотрю уже давно. Мне очень интересно. Там очень интересные точки зрения людей, есть темы, которые мне нравятся. Я человек активный.

О. ШЕВКУН: А группу нашли как?

А. КУТЕВ: Просто ввёл в ВК слово «тифло». Я знаю, что «тифло» относится к инвалидам по зрению. Сразу понял – надо вступать.

О. ШЕВКУН: С нашими предыдущими проектами, например, “Тифлочас” вы знакомы не были?

А. КУТЕВ: Немножко был знаком. Я Радио ВОС слушаю по мере возможности. Я участвовал в интервью на Радио ВОС. Там и мой стих звучал.

О. ШЕВКУН: И последний вопрос. Как вы думаете, что нужно сделать нам, как авторам, и зрителям, для того чтобы этот проект доходил до своей аудитории? Я понимаю, есть люди, которые могли бы смотреть и слушать, но они даже не в курсе.

А. КУТЕВ: Я думаю, что надо больше рассказывать про себя. Рассказывать не просто на своём канале, а участвовать в каких-то форумах, появляться на выставках, связанных с инвалидами. По мере возможности нужно просить другие группы, региональные организации, чтобы о вас рассказывали.

О. ШЕВКУН: На выставке было что-то, что на вас произвело впечатление?

Алексей Кутев: Конечно.  «Исток-Аудио». Я пользователь  тифлофлешплеера Smart Bee. А также тифлоцентр “Вертикаль”. Там очень много интересных вещей.

(Завершение видеозаписи).

 

Т. КРУК: До разговора с Алексеем Олег спросил у вас, что вам нужнее. Вот несколько ответов. По поводу прямого эфира, Елена Васильева пишет: “Прямой эфир смотреть интереснее”. Елена Огородникова пишет: “Получение информации с возможностью, при необходимости, задать вопрос”.

О. ШЕВКУН: Елена хочет и то, и другое.

Т. КРУК: Мы говорим про какое-то техническое устройство и у кого-то из наших слушателей и зрителей есть вопрос. Конечно же, хочется сразу получить на него ответ.

О. ШЕВКУН: Мы стараемся. Алексей говорил о том, насколько важно рассказывать о себе. Дело в том, что за последние две недели у нас, на канале «Tiflo.Info», происходят очень серьёзные изменения. Мы очень быстро развиваемся. Я расскажу о том, что у нас твориться, чтобы вы могли отслеживать то, что вы до сих пор не знаете. Во-первых, у нас есть сайт. И теперь с картинки канала вы, по ссылке, можете попасть на этот сайт. Мы не ставили эту возможность раньше, потому что сайт был плохой. Сейчас он гораздо лучше. Он не идеальный, но выше среднего. Сайт Tiflo.Info. Пусть не смущает вас такой адрес. Кроме того, что совершенно очевидно, то есть ссылок на наши программы, подкасты на самых разных платформах, там ещё есть несколько интересных вещей.

Появились расшифровки эфиров. В разделе “Тексты эфиров” вы можете прочесть последние четыре эфира «Тифлострима». Будет больше. Замечательные люди занимаются этой расшифровкой. Через пару недель мы эту команду обязательно представим. Поэтому «Тифлостримы» теперь можно не только смотреть и слушать, но и читать.

Во-вторых, и это очень важно, появился раздел “Авторские блоги”. Это текстовые коротенькие или средние заметки, которые пишут наши авторы. Раздел появился дней 10 назад. Сейчас там уже есть несколько заметок и есть несколько блогеров. Что важно. Мы исходим не из тем. Общая наша тематика – то, что касается незрячих и слабовидящих людей. При этом это должно быть интересно и более широкой аудитории. Наши блогеры – это яркие личности. Если у вас какой-то необычный взгляд (не надо просто описывать мероприятие, которое произошло в вашей региональной организации ВОС, это без вас сделают), но у вас какие-то мнения, может быть даже спорные, если вы готовы к нам присоединиться, напишите, пожалуйста на адрес… Или в комментариях под этим видео: «Я такой-то такой-то, хотел бы писать вот об этом». Мы с вами побеседуем и, возможно, пригласим в эту команду.

Я сказал только что, что люди сами определяют темы. У меня есть тема, которую я, как редактор, очень хотел бы видеть. Я хочу, чтобы на этой платформе люди писали о собаках-поводырях. Человек, который делал бы блог не о том, как ухаживать за собакой, а о жизни с ней.

Т. КРУК: Сейчас есть в Instagram такая же популярная тема. Люди делают инстаграм своих кошек, собак. Это уже не инстаграм человека, а кошки, и представлено всё её глазами.

О. ШЕВКУН: У нашего сайта есть одна проблема. Мы это знаем, но пока ничего не можем по этому поводу поделать. Доступ к сайту не работает у большинства зрителей на территории Украины. Это странно. Наш сервер не находится в России, никаких проблем быть не должно, но они есть, и решить мы их пока не можем. Кроме «Авторских блогов» у нас есть раздел, который называется «Статьи и эссе». На этой странице будут публиковаться исторические документы и статьи, которые сыграли в разное время важную роль в формирования жизни, движения незрячих и слабовидящих людей. Это то, что можно почитать. Наши авторские блоги и текстовые выпуски стримов вы тоже можете комментировать. Сегодня оттуда мы уже комментарии читали. Заходите, пожалуйста, туда. Сейчас мы работаем над разделом “Команда”, и я сегодня пришёл в шок. Мне нужно было понять, сколько человек сейчас так или иначе участвуют в подготовке материалов Tiflo.Info.

Т. КРУК: Двадцать?

О. ШЕВКУН: Ты очень близка. Шестнадцать-семнадцать. В ближайшее время сделаем раздел “Команда”. Сейчас уже есть раздел “О проекте”. там, в частности, написано немножко о философии проекта. Зайдите, почитайте. У нас есть ещё один должок, тоже с выставки. Мы встретились с Алексеем Любимовым, тоже нашим подписчиком, давайте послушаем, что он нам рассказал.

(Начало видеозаписи).

Алексей ЛЮБИМОВ: На самом деле я сюда пришёл целевым образом. Не выставку посмотреть. У меня был доклад на конференции, которая была организована Всероссийским обществом слепых и Лидией Павловной Абрамовой в частности.

О. ШЕВКУН: О чём говорил?

А. ЛЮБИМОВ: Я говорил о проблеме, которая есть у нас с белой тростью. Необходимо, чтобы в нормативно-правовых актах и в методике белая трость появилась как факт для слабовидящих. Она у нас отсутствует. Чтобы качество отечественного производства тростей изменилось и ими было можно начать пользоваться, и цена на них была не космическая, как на зарубежные аналоги. Как только инвалид по зрению сможет купить нормальную трость, сможет с ней ходить, он начнёт ходить. Эти процессы взаимосвязаны.

О. ШЕВКУН: Насколько я понимаю, сейчас даже со второй группой дают белую трость. То есть, какое-то понимание, что она нужна слабовидящему, уже есть?

А. ЛЮБИМОВ: Я соглашусь, что понимание стало появляться. Действительно, медико-социальная экспертиза прописывает белую трость. Но если офтальмолог порекомендует. Не далее, как две недели назад, я обращался в соцзащиту со своей свеженькой ИПР, потому что в январе этого года мне сказали, что тендер по Москве ещё не проводился. Белую трость мне никто не выдаст. Иди покупай сам, приноси чек, мы тебе компенсируем.

О. ШЕВКУН: А сколько же они компенсируют?

А. ЛЮБИМОВ: когда я задал им этот же вопрос, они сказали, что по тарифам 2019-го года – 407 руб.

О. ШЕВКУН: Класс!

А. ЛЮБИМОВ: При том, что бийская трость, которую в Москве можно купить, это самый дешёвый вариант, стоит почти 500 руб. Я уже не говорю о хороших, качественных тростях.

(Завершение видеосюжета).

 

Т. КРУК: Мы разговариваем сегодня про прямые эфиры и про записи, и человек под ником… Ник я не разобрала, она написала о том, что забыла, что сегодня стрим, хотела посмотреть в прямом эфире, но осталось 15 минут и придётся слушать в записи. Это я к тому, что кому-то всё-таки хочется слушать в прямом эфире. Объясните, пожалуйста, что именно вас интересует в прямом эфире? Почему в записи не так интересно?

О. ШЕВКУН: Она уже не успеет объяснить.

Т. КРУК: Возможно, вы напишете нам в комментариях под выложенной записью. Елена Васильева пишет: “Информация и, возможно, общение в чате”. Это то, что хотели бы видеть в «Тифлостриме». А Елена Огородникова отвечает: “Нет, друзья. Для общения много других площадок. Не вижу смысла именно просто общения в чате”. А также Елена Огородникова написала: “О собаках-поводырях было бы интересно”.

О. ШЕВКУН: Да. Интересно. Кто сделает? Это мой такой всегдашний подход. Друзья, что получается. У нас есть недочитанные сообщения, вопросы, на которые мы так и не ответили, поэтому в следующий раз мы продолжаем читать письма. Если у вас есть какая-то тема, хотите что-то обсудить – пишите. В следующий раз это будет. И ещё. Много интересного происходит за последнее время в мире тифлотехники. В следующий раз, думаю, минут 20 мы уделим новостям тифлотехники, расскажем, обсудим вместе с вами, а дальше будем читать ваши сообщения. Вот такой план.

Т. КРУК: Хорошо. Отличный план, но на сегодня наше время уже подходит к концу.

О. ШЕВКУН: «Тифлострим» делается для вас, друзья! Поэтому давайте общаться и выходить в этот эфир вместе, делать не только «Тифлострим», но и весь канал «Tiflo.Info» интересным. Ждём блогеров.

Т. КРУК: Всем пока!

О. ШЕВКУН: Пока!

Тифлострим. Выпуск 27. Давайте поговорим: 2 комментария

Обсуждение закрыто.