Тифлострим, № 61. В гостях у “Исток-Аудио Трейдинг”

Текстовая версия
Почему консультантов по слуховым аппаратам больше, чем по техническим средствам для слепых?
• С какими сложностями сталкиваются сегодня производители, импортёры и потребители тифлотехники?
• Как быть, если к вам попало некачественное техническое средство реабилитации?
Об этом и о многом другом беседуем с сотрудниками группы компаний «Исток-Аудио Трейдинг» Анастасией Климачёвой и Татьяной Бочаровой
И конечно же, знакомимся с новостями компании
Ведущие: Татьяна Крук, Олег Шевкун
Дата выхода: 04.12.2019
«Тифлострим». Не только для незрячих

Олег ШЕВКУН: Привет всем! «Тифлострим» в эфире! У нас сегодня необычная ситуация. Татьяна Крук, Тань, привет!
Татьяна КРУК: Всем привет!
О. ШЕВКУН: Давай с тобой начнём, потом участников представим. Что необычного в сегодняшней ситуации в «Тифлостриме»?
Т. КРУК: Сегодня, во-первых, мы на выезде. Мы сегодня не у нас в студии, мы сегодня в гостях у компании «Исток-Аудио».
О. ШЕВКУН: Группа компаний «Исток-Аудио Трейдинг».
Т. КРУК: Находимся мы в городе Фрязино.
О. ШЕВКУН: Анастасия Климачёва, руководитель направления тифлотехники, группа компаний «Исток-Аудио Трейдинг». Здравствуйте!
Анастасия КЛИМАЧЁВА: Добрый вечер!
О. ШЕВКУН: И Татьяна Бочарова, менеджер компании «Исток-Аудио Трейдинг». Ещё одна вещь: сегодня мы должны были посмотреть два видеосюжета. Мы с утра приехали и сняли видео, смонтировали видео, всё сделали, что положено. Но почему-то видео не показывает. Такие вот у нас сегодня случаи. Слушатели, зрители пишут?
Т. КРУК: Пишут: «Всем привет!»
О. ШЕВКУН: Привет, друзья! Значит, Татьяна и Анастасия, поскольку сегодня нет наших видео, а видео мы выпустим, на канале выложим отдельно. И интервью с вашими руководителями, и также выставку. Я думаю, завтра-послезавтра мы выпустим, и это даже лучше, потому что люди смогут отдельно посмотреть именно эти сюжеты. Коллеги, давайте с самого начала. Анастасия, сколько работаете в компании «Исток-Аудио Трейдинг»?
А. КЛИМАЧЁВА: Уже очень давно, 13 лет.
О. ШЕВКУН: Да, это правда очень давно. Когда вы сюда пришли, компания была чем?
А. КЛИМАЧЁВА: Когда я сюда пришла, компания, в основном, занималась только слухом. Я на тот момент была ещё несмышлёной студенткой, и как раз именно в этот момент мы начали немножечко распочковываться и брать смежные направления, что-то новое, искать другие технологии.
О. ШЕВКУН: Я помню, тогда ещё только начиналась компания «Элита Групп», и вдруг появился конкурент, появилась компания «Исток-Аудио», и было очень интересно. Потом у конкурента появилась интересная техника, там был MileStone. Настя, помните, что такое MileStone?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно.
О. ШЕВКУН: Такой маленький плеер. Нас иногда спрашивают про этот плеер. Он помер окончательно?
А. КЛИМАЧЁВА: Нет, ничего подобного. Мы по-прежнему поддерживаем контакты с производителем этого плеера, и периодически под заказ привозим, потому что действительно люди спрашивают.
О. ШЕВКУН: То есть, его ещё производят?
А. КЛИМАЧЁВА: Да.
О. ШЕВКУН: Удивительно! А он как-то обновляется?
А. КЛИМАЧЁВА: Вот обновлений там не было достаточно давно.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Татьяна, а вы когда пришли в «Исток-Аудио»?
Т. БОЧАРОВА: А я уже, получается, шесть лет здесь работаю.
О. ШЕВКУН: Это недавно.
Т. БОЧАРОВА: Относительно Анастасии, – конечно.
О. ШЕВКУН: Кстати, мы здесь были пять лет назад, когда праздновали 20-летие компании «Исток-Аудио Трейдинг». По вашим ощущениям, Татьяна, как компания изменилась? Что происходит?
Т. БОЧАРОВА: Компания растёт на глазах. Глядя на наш отдел, можно так сказать, потому что когда я пришла, отдел состоял всего из пяти человек. А сейчас мы уже разрослись: нас стало десять. И также компания открывает новые направления, все виды оборудования мы практически уже поставляем. «Доступная среда», инклюзивное образование, реабилитация, то есть всё, что необходимо. Любую группу товаров уже у нас можно найти.
О. ШЕВКУН: Кстати, я тут на самом деле сегодня тоже удивился, потому что я запомнил «Исток-Аудио Трейдинг» пятилетней давности. Мне так казалось, что в отделе четыре или пять человек. Я прихожу – и там целая большая комната. По-моему, в прошлый раз, когда я у вас был, комната была меньше. Переехали, правда, Анастасия?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, это правда. Причём переехали уже не один раз. По мере роста отдела приходилось искать новые помещения, и я думаю, что это далеко не наш предел.
О. ШЕВКУН: И мы сейчас подойдём к продукции компании, потому что я уверен, что среди наших слушателей и зрителей есть люди, которые с этой продукцией знакомы, работают. Есть люди, которые смогут похвалить, которые смогут также выразить пожелания, может, и поругать тоже. Это естественно. Мы сейчас к этому подойдём, но прежде, чем говорить о тифлотехнике, давайте об «Исток-Аудио Трейдинг» целиком. Это ведь не только тифло, это и сурдо, это ведь и что-то ещё?
А. КЛИМАЧЁВА: Это целый спектр оборудования по реабилитации, медицинской технике. Сейчас мы охватываем, наверное, все нозологии. Это и ДЦП, и аутисты, и различные спинальные травмы, то есть, действительно, «от» и «до». Всё, что нужно в процессе помощи людям с ОВЗ, у нас присутствует.
О. ШЕВКУН: Есть такая частая ситуация, частая история, когда компания очень быстро растёт, приходят такие «боли» роста, когда чего-то не успеваешь. Знаете, такая ассоциация: когда жонглируешь несколькими шариками, обязательно один падает. Наверное, вопрос к Анастасии, прежде всего, как к руководителю направления. Вот это ощущение «падающего шарика» вам знакомо?
А. КЛИМАЧЁВА: Знакомо не понаслышке. Конечно, мы тоже проходим все эти этапы роста, все проблемы. Но, к счастью, команда у нас очень дружная, и очень энергичный руководитель, наш генеральный директор Иван Иванович, который своим энтузиазмом не позволяет упасть ни одному шарику, подбадривает только так.
О. ШЕВКУН: А если шарик вдруг падает, то ощущают это пользователи. Я уже видел комментарии, которые приходили до эфира, кое-что сегодня почитаем. Я надеюсь, что во время эфира тоже будут комментарии о тех приборах, которые выпускает «Исток-Аудио Трейдинг». Я вас хочу приготовить вот к чему: комментарии бывают разные. Мы искренне, честно отвечаем на все такие, разумные комментарии, и на критику, в том числе. Давайте я со своего начну. Вот слушайте, измерительная вот эта штука, рулетка за 15 тысяч. Ну почему она такая дорогая? Откуда ценообразование такое, дикое для меня? Я прихожу в обычный, зрячий магазин, она там дешевая. Я бы за три тысячи купил, за четыре, но за такие деньги!…
А. КЛИМАЧЁВА: К сожалению, часто сам уровень цен устанавливается уже от производителя. Поскольку закупаются эти рулетки в Европе, цена идёт в евро. И изначально входная цена даже для нас, даже до растаможки, транспортировки и всего остального, очень высокая. Она гораздо выше, чем озвученные три, пять, и даже семь тысяч.
О. ШЕВКУН: И даже в Европе я бы это не купил?
А. КЛИМАЧЁВА: Абсолютно.
О. ШЕВКУН: Хорошо. То есть, большая, высокая цена уже изначально, и вот на эти, так называемые, тифломелочи, она тоже есть. Так что друзья, пишите свои вопросы, пишите свои замечания по поводу тех продуктов, которые вы видите в «Исток-Аудио» и которые вы хотели бы видеть, и мы с удовольствием их прочитаем. Тем более, что времени сегодня много, видео мы показывать не будем.
Т. КРУК: Я начинаю читать вопросы. Спрашивает Максим: «Когда у вас появится филиал в Ростовской области?»
О. ШЕВКУН: Значит, во-первых, я немножко расширю вопрос о том, как действует компания «Исток-Аудио Трейдинг». У вас ведь не филиалы. У вас что? В Москве у вас магазины, где-то у вас точки продаж. Объясните доступно, пожалуйста, как всё это работает.
Т. БОЧАРОВА: Да, у нас всего два магазина есть в Москве. Это на Цветном бульваре, и метро “Юго-Западная”. И, помимо этого, наша компания занимается продажами слуховых аппаратов в регионах. То есть, в каждом регионе крупном, и даже не очень, есть наши центры «Радуга звуков», где специалисты подбирают слуховые аппараты, настраивают. И, помимо этого, данные центры можно использовать, как пункты выдачи наших заказов.
О. ШЕВКУН: Чтобы было понятно. Для тех, кто покупает слуховой аппарат, это центр, где действительно есть специалисты, которые могут подобрать и могут решить какие-то проблемы. А если вы покупаете приборы для слепых и слабовидящих, это пункт выдачи. Это не то место, где квалифицированный специалист вам что-то подберёт. Я правильно понял, Настя?
А. КЛИМАЧЁВА: Даже не только выдачи, я дополню. Туда можно отправить заказ, человек придёт и посмотрит его, и определится уже с покупкой, нужно ему приобретать это, или не нужно.
О. ШЕВКУН: Это важно услышать. Если он отправил заказ, а потом пришёл и говорит: «А мне это неинтересно», то он не обязан это забирать.
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно, он это не берёт.
О. ШЕВКУН: Я понимаю, что статистики так вот, сходу, нет. Это надо у начальства спрашивать. Но как вы это себе представляете, Анастасия: рынок для слепых и слабовидящих по сравнению с рынком для людей, у которых проблемы со слухом, какого там порядка разница по объёму?
А. КЛИМАЧЁВА: Разница на самом деле очень большая. На первый взгляд кажется, что это где-то рядом, нарушение слуха и нарушение зрения.
О. ШЕВКУН: Мне хочется сказать, а почему такие неравные условия? Для человека, который не слышит, в разных регионах могут подобрать, а для человека незрячего не могут? Но я понимаю, что ведь это, наверное, вызвано спецификой рынка, и я прошу это объяснить настолько, насколько это возможно.
А. КЛИМАЧЁВА: Действительно, это специфика рынка, и не только российского, но и мирового, насколько я общаюсь со своими зарубежными коллегами. Самый крупный рынок, если мы разговариваем о зрении, о слухе, о двигательных нарушениях какого-то тяжёлого порядка, самый крупный рынок – это слуховые аппараты, это нарушения слуха.
О. ШЕВКУН: Вот!
А. КЛИМАЧЁВА: А если говорить о сравнении его с рынком для слабовидящих и незрячих пользователей, то это меньше как минимум от пяти до семи раз. Это европейская статистика. Я думаю, что в России она ещё может колебаться.
О. ШЕВКУН: Наверное, вопрос прежде всего к Анастасии. Мы сейчас вернёмся к вопросу Максима по поводу центра в Ростове. Есть врачи-офтальмологи, врачи, которые подбирают очки. Я знаю другие страны, в которых есть отношения между компаниями и такими врачами-офтальмологами. То есть, компания работает с врачами, и врачи помогают подбирать те же самые увеличители. Я знаю, что во Франции такая история. А у нас?
А. КЛИМАЧЁВА: А у нас, к сожалению, с этим дело обстоит печальнее. Ещё на заре нашего старта продаж тифлотехники мы пытались обращаться к ведущим офтальмологическим клиникам. Обращались к специалистам, но по какой-то причине они считают эту сферу от себя отдельной.
О. ШЕВКУН: То есть, одно дело – подобрать очки, а другое дело – увеличитель?
А. КЛИМАЧЁВА: Совершенно верно.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Другая перспектива, другая возможность, потому что я понимаю, что ответ на вопрос про филиал в Ростове в ближайшее время: скорее всего, не будет открыт. Но я просто ищу возможности. Смотрите, коллеги, а отношения с местными организациями ВОС? Вот есть региональная организация, прийти туда и сказать: «Ребята, вот вам несколько приборов. Показывайте их, заинтересовывайте людей». Пытались, не пытались? И если это невозможно, то почему?
А. КЛИМАЧЁВА: Мы общаемся со всеми региональными отделениями ВОС, причём на регулярной основе, в том числе и в Ростове-на-Дону. И отношения очень тёплые, мы регулярно приезжаем туда с выставками, показываем оборудование. Что-то ВОС приобретает в своё пользование по специальным ценам, показывает конечным пользователям, всячески помогает нам в этом процессе. Но, возвращаясь к вопросу Максима, наш центр «Радуга звуков» в Ростове, он, своего рода, и точка продаж. Потому что там всё-таки есть специалист, который при возникновении трудностей может проконсультироваться с нашими коллегами, и дать пользователю непосредственную помощь на месте, если она необходима.
О. ШЕВКУН: То есть, опять-таки, допустим, человека интересует плеер Smart Bee. Человек может заказать, ему пришлют в Ростов этот плеер, он его посмотрит. Он может через интернет проконсультироваться с другими людьми по этому поводу, и тогда решить, надо ему этот плеер, нужен он ему или нет, и покупать, или нет. Возможность такая есть?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, возможность такая есть. Более того, у нас есть случаи именно со сложной техникой, в том числе и с плеерами, когда человек приходит в центр, делает покупку. У нас действует закон по защите потребителей. Он пользуется в течение недели, допустим, понимает, что не подходит ему данный товар, он может прийти и сделать возврат.
О. ШЕВКУН: А чтобы он получил обратно максимальную часть стоимости, как этот возврат должен быть оформлен? Это с коробкой, это со всеми запчастями, наушнички, мешочки? Не могут сказать: «Вот этот мешочек не дали, поэтому возврата не будет»?
А. КЛИМАЧЁВА: Мы всегда стараемся идти навстречу. Конечно, по всем правилам товар должен быть сохранен в товарном виде. В идеале, это так. Но бывают случаи разные. Бывает, что где-то потеряна инструкция, бывает, что небольшие царапинки на корпусе. У нас есть специальная служба контроля качества, которая пропускает это через себя, и в большинстве случаев, мы делаем стопроцентный возврат. Я вот, честно говоря, не помню случаев, когда мы за что-то штрафовали.
О. ШЕВКУН: Отправляете ли вы товары по почте?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно.
О. ШЕВКУН: То есть, человек заходит на сайт www.smartaids.ru, выбирает, заказывает, получает. В этом случае у него есть возможность возврата?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно есть. Более того, по законам интернет-торговли в нашей стране, в данном случае, срок возврата у него расширяется. Это не две недели, это как минимум месяц.
О. ШЕВКУН: А считается от?..
А. КЛИМАЧЁВА: От момента его получения.
О. ШЕВКУН: Не от оформления покупки?
А. КЛИМАЧЁВА: Не от оформления.
Т. КРУК: Константин спрашивает: «Скажите, когда наконец решится вопрос с доступностью сайта? До сих пор невозможно оформить заказ на сайте с помощью программ экранного доступа. Приходится оформлять заказ по телефону».
О. ШЕВКУН: Кстати, признаюсь, я не в курсе этой ситуации. Константин, может быть, объясните подробнее, что имеется в виду? Или коллеги и сами знают, о чём речь?
А. КЛИМАЧЁВА: Для меня, на самом деле, тоже возникают вопросы, потому что не далее как полгода назад, наш сайт мониторил незрячий эксперт. Девушка, абсолютно квалифицированная в этом вопросе, доводила весь функционал до совершенства, чтобы легко было пользоваться корзиной, оформить заказ и т. д. Если у Константина что-то не получается, я буду ему крайне благодарна за отзыв более подробный. Мы обязательно обратимся к нашему специалисту для доработки.
О. ШЕВКУН: Я видел вас на выставках, в частности, на выставке в мае, и хочу спросить у вас о поиске тех приборов и тех приспособлений, которые вы ввозите из-за границы. То есть, как вы подбираете, как вы находите что-то новое, что это интересно, и это на рынке пойдёт? И как оценить, пойдёт ли? Потому, что не всегда первое впечатление оказывается правильным.
А. КЛИМАЧЁВА: Как правило, продукцию мы находим на специализированных выставках, зарубежных. Путешествуем по Азии, по Европе, по Америке, выбираем интересные продукты, заказываем какие-то тестовые образцы. После этого даём на апробацию товар, как правило, незрячим пользователям.
О. ШЕВКУН: Есть такая апробация?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, есть такая апробация. Мы привлекаем людей, работающих в специализированной сфере. Либо образование, либо что-то, связанное с «доступной средой», либо просто для пользования дома. И человек тестирует, насколько ему удобен этот товар, насколько он вообще нужен, насколько адекватна его стоимость. И уже после этого мы принимаем окончательное решение, вводить его в линейку или нет.
О. ШЕВКУН: Один из комментариев, которые пришли до эфира, был про то, что у других фирм есть незрячие сотрудники, а у вас таких сотрудников нет. Вас сравнивают с совершенно конкретными компаниями, я сейчас называть их не буду. Ваш комментарий по этому поводу?
А. КЛИМАЧЁВА: Вот как раз то, о чём я начала говорить: мы привлекаем экспертов не на постоянной основе. Мы ищем людей под задачу, и среди них достаточно много незрячих. Это и программисты, и тестировщики устройств, это и инженеры, которые владеют в том числе и программными кодами, конструированием и т. д. Это сотрудники наших центров, в Москве у нас работает слабовидящий мужчина. В Санкт-Петербурге в центре компании, которая тоже входит в наш холдинг, тоже работает слабовидящая девушка, консультирует потребителя. То есть, нельзя сказать, что мы не привлекаем незрячих и слабовидящих людей. Мы привлекаем, просто делаем это на договорной основе.
О. ШЕВКУН: Ещё одна история, которая ходит про вашу компанию: поскольку там зрячие сотрудники, они иногда начинают продвигать вещи, которые продвигать не стоит. Пример. Я помню, что это уже несколько лет назад было, то есть, старый он, но всё же. Скринридер из Армении, которого, по-моему, нигде, кроме компании «Исток-Аудио» и не было. Что можете ответить людям, которые говорят: «Да, «Исток-Аудио» ищет, где бы как бы зацепиться, но в результате – не всегда качественные приборы или программные продукты».
А. КЛИМАЧЁВА: Конкретно случай с Арменией, если мы возьмём. Разработчик этого продукта сам был незрячим человеком. И в той же Армении от его продукта получали массу полезных свойств конечные пользователи. Здесь мы продали очень много этих программных продуктов.
О. ШЕВКУН: То есть, они продавались реально?
А. КЛИМАЧЁВА: Они продавались, и мы получили очень хорошие отзывы на них. Перестали, потому что, к сожалению, разработчик ушёл на пенсию, и никто не продолжил его дело, только поэтому.
О. ШЕВКУН: Как и бывает, когда маленький разработчик, не от компании большой, и дело заканчивается. В общем, дальше уже некому этим заниматься.
Т. КРУК: Елена спрашивает: «Почему обычная лупа у вас маленького увеличения? В частности, в магазине на Куусинена не было лупы больше пяти крат».
О. ШЕВКУН: По-моему, у них есть в каталоге. Просто в магазине не было представлено.
А. КЛИМАЧЁВА: Может быть, Елена попала в тот момент, когда они закончились, и не было новой поставки. А так, у нас лупы кратности до 16, а также есть ювелирная лупа, которая увеличивает в 40 раз.
Т. КРУК: Константин спрашивает: «На данный момент остались ли скидки для постоянных клиентов?»
А. КЛИМАЧЁВА: Даже не скидки, а у нас действуют постоянно какие-то акции. Например, сейчас у нас на сайте действует акция «Новогодняя». При заказе трёх наименований товаров на сумму от трёх тысяч рублей мы делаем скидку на полный заказ 10%. То есть, получается, выбрав нужный себе товар, плюс два дополнительных, можно получить скидку достаточно существенную.
Т. БОЧАРОВА: Немного дополню: на сайте действует также постоянная бонусная система. За каждую совершённую покупку покупатель получает определённый бонус, которым он может частично оплатить следующий заказ, либо полностью, как у него накопится.
Т. КРУК: Это как баллы накапливается?
Т. БОЧАРОВА: Как баллы, всем привычная система баллов.
Т. КРУК: Просто Константин также комментирует: «Звонил две недели назад, говорят, что скидок уже нет».
О. ШЕВКУН: Может, неправильная формулировка была, не про скидки, а про эту систему бонусов?
Т. БОЧАРОВА: Там обязательно надо на сайте быть зарегистрированным. Зарегистрироваться, и потом уже совершать покупки, и будут копиться данные бонусы.
Т. КРУК: Максим спрашивает: «Можно ли оборудование для инвалидов любой категории брать в кредит?»
О. ШЕВКУН: Это частый вопрос, мне интересно, что вы с ним будете делать. Давайте!
А. КЛИМАЧЁВА: На самом деле – ответим честно. Мы очень давно хотим внедрить систему заказов в кредит на наш сайт. Но на данном этапе те условия, которые предлагают нам существующие банки, невыгодны. Прежде всего, конечному пользователю по своим условиям, и нам, как компании, с чисто бухгалтерской точки зрения. Потому что встраивать эти системы в сайт достаточно проблематично при интернет-торговле. Крупные компании, торгующие бытовой техникой, могут себе позволить более дорогие пакеты, не задействуя это дополнительной маржой в цене. Когда дело касается каких-то «нишевых» товаров, как товары для незрячих, очень не хотелось бы возлагать дополнительную процентную нагрузку на наших покупателей.
О. ШЕВКУН: То есть, это опять история объёмов? Объёмы небольшие, поэтому хороший кредитный пакет через банк получить сложнее?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, это, опять же, история объёмов. То есть, банки представляют такие условия, на которые даже наши пользователи, я думаю, вряд ли согласятся.
О. ШЕВКУН: На самом деле, всегда остаётся возможность взять лично кредит в банке под приобретение тифлотехники. Но там другая история: зачастую банки не дают кредитов незрячим людям, потому что там с трудоустройством могут быть проблемы и т. д. Тут мы сами видим, какие сложности возникают как раз в сотрудничестве с банками. А вот простой ответ: да, хорошо бы, чтобы были эти самые кредиты! Но когда начинаешь разбираться, как это всё устроено, тогда начинаешь понимать, почему оно вот так сразу, сходу и не работает.
Т. КРУК: История от Елены: «Знакома с продукцией «Исток-Аудио». В частности, мне до сих пор служит плеер Smart Bee, который выиграла три года назад. В своё время покупала видеоувеличитель, но, в итоге, не пригодился. Что касается Smart Bee, чехол у него очень неудобный. Купила, но не могу пользоваться, поскольку он закрывает кнопки. То есть, чтобы управлять плеером, нужно его вытаскивать из чехла. Хотелось бы внести предложение: сделать чехол для Smart Bee более удобным, чтобы был доступ к управлению плеером в чехле».
А. КЛИМАЧЁВА: Елена, спасибо большое за ваше пожелание. Я думаю, что мы просто внесём предложение нашим разработчикам – сделать второй вариант чехла. Поскольку существующий был больше предназначен для переноски и хранения Smart Bee, чем для пользования непосредственно в чехле. Сделаем вторую модификацию.
О. ШЕВКУН: Да, тут многое зависит от того, как мы этот чехол мыслим. Кстати, Елена мне напомнила ещё одну вещь, о которой спрашивали. Мне о ней говорили, как руководителю проекта Tiflo.info и программы «Тифлострим». Подойду к этому очень аккуратно. Елена рассказала, что она выиграла плеер. Я помню, где и как она этот плеер выиграла, если я не ошибаюсь, а, скорее всего, не ошибаюсь. Поэтому вопрос: я не хочу устраивать в «Тифлостриме» просто розыгрыш «Позвоните третьим – получите плеер». Я хочу внести такое предложение. Приближается Новый год. И если мы можем сейчас перед слушателями прикинуть хотя бы возможность организации какого-то конкурса… То есть, не просто человек звонит третьим, а делает что-то конкретное – пишет историю, рассказывает эту историю или делает фотографию. И если несколько таких участников, то, соответственно, нужно будет подумать, как нам это решить. Короче говоря, что-нибудь типа весёлого, интересного розыгрыша призов. Успеем – так к Новому году, не успеем – так договориться и решить к какому-то другому празднику. Насколько компания «Исток-Аудио Трейдинг» в таком варианте заинтересована? Потому что в истории это уже было. Есть ли хотя бы возможность говорить о том, чтобы к этому вернуться?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно. У нас розыгрыши проходят регулярно, особенно в наших социальных сетях.
О. ШЕВКУН: То есть, оно и так есть?
А. КЛИМАЧЁВА: Оно так и есть. У нас и конкурс «Мой яркий мир» проходит по-прежнему для детишек. И поэтому, конечно, мы с удовольствием.
О. ШЕВКУН: «Мой яркий мир» – это, насколько я понял, для кого? Это для школьников, для детишек?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, это для детей-школьников.
О. ШЕВКУН: Ваши социальные сети назовите, пожалуйста, потому что есть люди, которые, возможно, на это не подписаны ещё.
А. КЛИМАЧЁВА: Они называются точно так же, как и наш интернет-магазин: «Доступная среда». И ссылки на все группы в наших социальных сетях находятся на сайте www.smartaids.ru.
О. ШЕВКУН: А я хотел бы обратиться к тем, кто сейчас нас смотрит и слушает в прямом эфире. Друзья, если вы заинтересованы не просто в том, чтобы позвонить третьим и что-то выиграть, а вы заинтересованы в конкурсах, в такого рода акциях, когда надо будет что-то сделать и тогда выиграть, напишите, пожалуйста, нам об этом. И если напишете подробнее, как бы вы видели такой конкурс, это позволит нам продолжить этот разговор и прийти к какому-то конкретному решению, потому что вопрос-то есть, и Новый год действительно приближается. Но не хочется это всё так упростить, а хочется сделать, чтобы это было действительно интересно. Так что пишите, пожалуйста.
Т. КРУК: Спрашивает Анастасия: «А как компания потом поступает с товарами с царапинками и другими проблемами?» Как я понимаю, это про возврат товара.
О. ШЕВКУН: Перепродаёт, естественно.
Т. КРУК: С царапинами?
О. ШЕВКУН: Царапины-то можно подлатать. А что, Анастасия, какие проблемы? Анастасия, Татьяна?
А. КЛИМАЧЁВА: Нет. Мы часто ездим на выставки, часто презентуем все эти товары. То есть, мы их используем, чаще всего, как выставочные образцы. Уже просто демонстрируем функционал какого-либо устройства, где царапины никак не влияют на его свойства.
О. ШЕВКУН: Слушайте, а не пытались, допустим, так: «У нас есть уценённые устройства, которые пришли от пользователей, которые, может быть, ремонтировали». Они по-английски называются refurbished, как это по-русски? Короче говоря то, что вернули к заводскому состоянию. И продать их со скидкой процентов 10-20? Или, опять, с точки зрения рынка, нет в этом необходимости?
А. КЛИМАЧЁВА: У нас есть раздел «Распродажа». Заходите, пожалуйста, там таких товаров очень много.
О. ШЕВКУН: То есть, вы это делаете?
А. КЛИМАЧЁВА: Мы это делаем.
О. ШЕВКУН: Я об этом не знал, и предполагаю, что кто-то из слушателей и зрителей об этом тоже не знал. Тань?
Т. КРУК: Тот же Константин, который писал, что есть проблема с сайтом, говорит, что проблема возникает после добавления товара в «корзину». Просто вам к сведению.
О. ШЕВКУН: Давайте сделаем вот что: я, со своей стороны, как опытный пользователь, посмотрю, проверю, а вы пришлите, пожалуйста, Константин, на наш адрес электронной почты komanda@tiflo.info вопрос ваш, чтобы у нас был ваш адрес электронной почты, чтобы мы вам могли ответить, потому что пока мы вертимся у какого-то не очень понятного разговора. Надо будет уточнить, какая у вас программа экранного доступа, какое устройство, какой браузер, в конце концов. И вот тогда можно будет говорить, потому что бывают ситуации, когда с одним браузером работает, с другим – нет. Одна комбинация работает, а другая – нет. И вот для предметности, напишите нам, и попытаемся просто по шагам эту историю разобрать. Анастасия, Татьяна, можно? Нормально всё?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно.
О. ШЕВКУН: Хорошо, мы так и сделаем.
Т. КРУК: Максим спрашивает: «Привлекаются ли к работе инвалиды других категорий?»
А. КЛИМАЧЁВА: Да, у нас работают люди с потерей слуха. Совершенно разные, причём, в разных сферах. Начиная от инженеров, заканчивая специалистом по продажам. У нас есть специалисты-тестировщики с ДЦП. Кроме того, есть педагоги, учителя, реабилитологи, которые имеют дело с людьми с ОВЗ, и квалифицированно смотрят на продукты.
О. ШЕВКУН: Я вернусь к комментариям, которые были до эфира. Был комментарий, по поводу которого я так подумал: «Нет, чего-то человек не понял». Пишет Влад, рассказывает, что в колледже, в котором он учится, специально для него поставили брайлевские таблички. И он говорит: «Я посмотрел эти таблички, и я увидел, что там нет пробелов». То есть, просто несколько слов, они написаны без пробелов. Он узнал, что таблички сделаны в компании «Исток-Аудио Трейдинг», показал сразу директору колледжа. Директор ничего не сделал, и так, в конце концов, всё этими табличками и оснастили. Я был в сложной ситуации, потому что, с одной стороны, я знаю этого человека, и я могу ему доверять. С другой стороны, ребята, напечатать таблички без пробелов – этого быть не может. И вот сегодня мы были на выставке, и я увидел открытку.
Т. КРУК: В видео это выйдет чуть попозже.
О. ШЕВКУН: В смысле, не сегодня уже, но выйдет.
Т. КРУК: Но выйдет, конечно.
О. ШЕВКУН: Там открытка, такая ёлочка, она в рельефе и на картинке. И написано «С Новым годом!» Я взял эту картинку в руки, эту открытку, стал читать, и я понял, что там произошло. А произошло там следующее: пробел должен быть по ширине равным брайлевскому знаку. Если он, допустим, – половина брайлевского знака, то он, конечно, технически есть, но читатель воспринимает, как отсутствие пробела. Так вот, в том конкретном случае рядом лежали две вещи – открытка и брошюра, напечатанная ИПТК «Логос» ВОС. В случае с открыткой, у меня было ощущение, что нет пробела. Пробел есть, но он маленький. С другой стороны – эта брошюра от «Логоса», там всё нормально, всё стандартно. Но я понимаю, что, когда вы делаете Брайль, вы же руководствуетесь стандартом. Это же не просто дядечка сидит, дизайнер, и делает, чтобы красиво было. У меня вопрос сразу и к слушателям, зрителям, и к вам, коллеги. К слушателям, зрителям: сталкивались ли вы? Может быть, это мы с Владом не правы? Сталкивались ли вы с обозначениями, с табличками, где действительно пробелы были какие-то странные, нестандартные? А другой вопрос к вам, коллеги: когда вы делаете Брайль, как проходит процесс проверки соответствия стандартам?
А. КЛИМАЧЁВА: У нас есть специальный отдел по стандартизации в рамках направления «Доступная среда». Это немножечко другая от моего направления сфера, но, тем не менее, такой отдел у нас существует. Они изучают все требования к подобным табличкам, каким-то мнемосхемам или к другим приспособлениям для организации доступного пространства. И в соответствии с ними дают заказ на производство, а на производстве есть свои контролёры качества, которые не должны допускать неполадок в процессе производства. Иногда проскакивает брак, я не буду этого скрывать. Но мы стараемся по запросу получателя или конечного пользователя делать замену, причём за наш счёт. И опять же, если есть какие-то пожелания, вы заметили несоответствия, пожалуйста, присылайте нам своё мнение. Это самая важная для нас информация.
О. ШЕВКУН: Вот я хотел бы, я понимаю, что это нужно как-то бумажно, документально оформить, сегодня мы это оформить не успеем. Но я хотел бы просто, находясь здесь, в офисе, обратить внимание. Лежит открытка, Татьяна легко её покажет, когда мы выпустим видео, её будет видно. Вот моя просьба: обратитесь к людям, которые у вас занимаются стандартами. Покажите им эту открытку, и скажите, что незрячие говорят, что здесь слишком узкие пробелы. Они уже брайлевских знаков. И следующая часть вопроса: а в других продуктах есть такая проблема, или нет? Если судить по комментарию Влада, то такая проблема есть, но тогда надо с ней что-то делать. Не просто бурчать, что неправильно, а как-то выяснять, что неправильно. Потому что, опять, может быть, мы с Владом не правы, а может быть, нам сейчас ещё кто-то напишет, что такие ситуации случаются. Но разбираться в них, как мне кажется, надо. Что скажете, коллеги?
А. КЛИМАЧЁВА: Разбираться в них, безусловно, нужно. И поэтому каждый комментарий… Периодически ко мне подходят люди на выставках, где-то на мероприятиях, и говорят: «Знаете, в ваших табличках мне не нравится вот это».
О. ШЕВКУН: Одно дело – не нравится, а другое дело – не соответствует стандартам. Я-то всегда настаиваю на том, что, если не нравится, давайте разберёмся со стандартами. Если это соответствует стандартам, то тогда уже вопрос не к вам, а к стандарту, и нужно с ним разбираться. Если оно не соответствует стандарту, тогда вопрос к вам. Просто любой подобный случай хочется как-то разложить тогда уже с составляющими. Так как слона съесть сразу невозможно, а вот сначала одну лапу, потом другую лапу, вот вроде и получится. Тань, что-то есть ещё?
Т. КРУК: Александр спрашивает: «Добрый вечер! Когда появятся в продаже дисплеи Брайля Orbit Reader 20? Олегу огромное спасибо за подробный его обзор».
О. ШЕВКУН: Подождите! Вот тут Олег начнёт отвечать. Александр, вам не нужен дисплей Orbit Reader 20! Олег тут должен кое-что сказать, потому что Олег отлично понимает то, с чем сталкиваются Анастасия, Татьяна и другие сотрудники подобных компаний. Значит, когда мне в руки попал этот дисплей, конечно, я о нём читал, я о нём очень много знал и т. д. Мы стали делать обзор. Дисплей был великолепен и дёшев. Дешёвая, великолепная штучка. Да, с проблемами, но хороший. Потом эти дисплеи начали у людей ломаться. И понимаете, если этот дисплей у тебя сломался в Штатах или в Индии, где он произведён, – это одна история. Если он сломался за границей, допустим, в нашем случае, в России (за границей тех стран, где был произведён) – это другая история. Дальше. Если ремонт этого дисплея относительно прост – заменили модуль, и всё – это одна история. Если, как рассказывал мне мастер, занимавшийся этими дисплеями, открывавший эти дисплеи Андрей Стёпин, ты его открываешь и всё сыплется – это другая история. Так вот, несмотря на мой хороший обзор, выяснилось, что в случае Orbit Reader 20, это другая история. Поэтому тоже может быть такая ситуация, когда мы начинаем говорить компании-производителю, или компании-импортёру: «А везите этот продукт», а компания знает что-то такое, чего она по какой-то причине сказать не может, почему ввозить-то его не стоит. Вот почему я сегодня понимаю, что обзор этот был в феврале, но я сегодня лично очень скептически отношусь конкретно к этому прибору, хотя очень хотел бы относиться к нему лучше. Анастасия, Татьяна, есть, что добавить? Или идём дальше?
А. КЛИМАЧЁВА: Соглашусь полностью с твоей точкой зрения, Олег, потому что у нас опыт получился аналогичный с данным дисплеем.
О. ШЕВКУН: То есть, были поломки, были проблемы в ремонте?
А. КЛИМАЧЁВА: Мы толком не смогли его даже протестировать, как он у нас сломался. И производитель отказался в принципе давать какие-то инструкции по ремонту.
О. ШЕВКУН: Вот! И ситуация опять возникает очень сложная, потому что, с одной стороны, мы хотим дешёвую технику, но потом мы начинаем бурчать, когда эта техника ломается. И компания, друзья мои, находится именно в этой ситуации. Тань?
Т. КРУК: Олег, у меня есть к вам предложение на эту тему.
О. ШЕВКУН: Убрать обзор с сайта?
Т. КРУК: Да. Александр посмотрел видео, сказал: «Классно, мне нравится, хочу. Купить где? Вот есть компания, пойду, спрошу, когда будут выпускать». Но именно в этот момент, когда человек уже ждёт, когда этот дисплей выйдет в продажу, вы ему говорите, что вообще-то не надо тебе такую вещь.
О. ШЕВКУН: Да-да, именно!
Т. КРУК: Таким образом, получается, ваш обзор, который вышел год назад, уже вообще никакой актуальности не несёт. Либо его перезаписать и выложить уже доработанным. Да, он дешёвый, но он ломается, и чинить его неизвестно, как. Либо просто, да, действительно удалить этот обзор.
О. ШЕВКУН: Я бы сказал, что в этой ситуации всё-таки удалить. Удалим сегодня вечером, и по-моему, Таня, у тебя есть админский доступ к каналу, то есть, удалить и ты тоже можешь, если захочешь. Или я удалю сегодня вечером, потому что по этому обзору периодически пишут, и приходится объяснять одно и то же. Там в обзоре уже был вопрос поднят: не очень понятно, что с ремонтом. Но сейчас очень понятно, что с ремонтом.
Т. КРУК: Может быть, какие-то такие новости просто текстом публиковать у нас в группе ВКонтакте хотя бы, что всё, тот обзор не актуален?
О. ШЕВКУН: Ты – второй человек, который говорит про необходимость публикации таких новостей. Кристина Тельпук, в твоём полку прибыло!
Т. КРУК: Я думаю, что мы не одни. У многих была такая идея, просто не все об этом высказались. Ладно, пойдём дальше. Елена спрашивает: «Что касается говорящих наручных часов для слабовидящих. Батарейки в них может заменить обычная часовая мастерская, или надо к вам отправлять?»
О. ШЕВКУН: Наверное, это зависит от того, какие часы. Или нет?
А. КЛИМАЧЁВА: Нет, батарейки в часовой мастерской заменять, естественно, можно.
Т. КРУК: «…И есть ли на говорящие часы для слабовидящих (наручные) инструкция в электронном виде? Не помню, где бумажная подевалась».
А. КЛИМАЧЁВА: Инструкции в электронном виде нет, но, если к нам обратятся, то мы её с удовольствием отправим. То есть, на электронную почту написать запрос, и мы по запросу всё подготовим.
О. ШЕВКУН: Ещё был один, на самом деле, комментарий, даже не один. Давайте с ними разберёмся, с этими комментариями. По поводу плееров. Это ваше детище, насколько я понимаю? Отчасти, ваше, отчасти, и тех разработчиков, которые под вашим руководством его делали. Это Smart Bee. Давайте так, Анастасия, ведь, по-моему, сейчас я скажу, если я не прав, исправь меня, пожалуйста. Во многом, это твоё детище. То есть, ты ведь этот плеер нашла, и ты его продвигала, и руководила, да и руководишь процессом разработки. Или я что-то путаю?
А. КЛИМАЧЁВА: Я больше скажу, Олег. Я этот плеер придумала, потому что то, что было в качестве прототипа на китайском производстве, оно, конечно, в дело совершенно не годилось. Там не было ни тактильных меток, ни нормальной озвучки, ни, тем более, синтеза речи. Я уже не говорю про удобство дизайна и какой-то функционал. Поэтому вся придумка производилась, наверное, процентов с 20 готовности от того, что было на тот момент у производителя.
О. ШЕВКУН: Скажи, ты сама тем, что сейчас в этом плеере есть, чем ты довольна, а чем нет? Или хотела бы дорабатывать, хотела бы увидеть какие-то изменения?
А. КЛИМАЧЁВА: Но я скажу так: мне очень нравится сам плеер в плане его удобства, по габаритам, по расположению кнопок. Но это мне, как субъективному пользователю, тем более, зрячему. Мне нравится качество синтеза речи, мне нравится то, что он быстрый, мне нравится удобство поиска в нём. Есть минусы определённые: мне не нравится часть разъёмов, в прошивке иногда выскакивают ошибки. Это тоже проблема, с которой, конечно, мы пытаемся бороться. Вот это, наверное, основное, что я могу ответить.
О. ШЕВКУН: Ремонт плеера, у него гарантия, насколько я понимаю, год. Правильно?
А. КЛИМАЧЁВА: Да.
О. ШЕВКУН: Если он перестаёт работать, и человеку нужен ремонт, потому что смена прошивки не помогает. Там аппаратная проблема, ресет не помогает. Как осуществляется такой ремонт?
А. КЛИМАЧЁВА: Ремонт делаем мы на своей базе, у нас собственная сервисная служба. Соответственно, человек, если он находится где-то в Москве или в регионе, в зависимости от того, как ему удобно, должен либо принести плеер в наш «Центр хорошего слуха», и, таким образом, переправить в сервисную службу, либо отправить по почте. И здесь уже проводится полная диагностика устройства, учитываются все жалобы, которые были получены от пользователя, и делается ремонт.
О. ШЕВКУН: Сейчас мы к этому вернёмся. А по поводу почты: всё-таки есть достаточно большое недоверие как раз к «Почте России» в смысле пересылки сложной техники. Есть ли у вас положительный опыт, или отрицательный опыт, или и то, и другое?
А. КЛИМАЧЁВА: Знаете, за восемь лет работы у нас ни разу не было случая, чтобы какое-то тифлоустройство пришло к нам в разбитом или негодном виде, не помню такого.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Если человек до истечения гарантии залез в плеер сам, или какой-то мастер местный. Вот он залез и говорит: «Не-не, я тут починить не могу, я тут ничего не понимаю». И плеер закрыли и переправили к вам. Правильно я понимаю, что в этом случае гарантия технически теряется, и тогда человек будет платить за ремонт уже самостоятельно?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, всё верно, потому что такие случаи у нас были, и чаще всего, это не ограничивается тем, что плеер вскрыли, посмотрели и закрыли обратно. Как правило, там хорошо полазили. И порой то, что переделано местным умельцем, нам уже сделать не под силу.
О. ШЕВКУН: И тогда, естественно, что гарантия уже не выдерживается. Я рассказывал уже этот эпизод, но при вас расскажу. В другой компании в техподдержку звонит человек, причём после новогодних праздников. А праздники-то приближаются, поэтому, друзья, осторожно! Говорит: «Вы знаете, у нас плеер перестал работать. Дело в том, что мы случайно его положили 1 января в бокал шампанского. Мы хотели, – говорит он, – положить его в стакан воды, чтобы было слышнее. А там было шампанское, и он теперь не работает. Как бы его побыстрее отремонтировать?» То есть, это вообще верх! Больше я такого не слышал. Так что, друзья, кстати, в бокал воды тоже не стоит. В пустой бокал, убедившись, что там воды нет, наверное, можно, всё-таки акустические свойства улучшаются. Так что, тут бывает всё, что угодно. И я на самом деле один комментарий просто разложил здесь на несколько вопросов, чтобы с ними проще разобраться. Значит, есть гарантия, гарантия может аннулироваться, если человек или кто-то уже вскрывал плеер. Теперь. Вышло обновление, человек поставил это обновление, или ему поставили это обновление во время ремонта. А потом он говорит: «А мне удобнее была предыдущая версия». Что посоветуете человеку, которому нужно вернуться на предыдущую версию? Вообще это возможно, или нет?
А. КЛИМАЧЁВА: Да, конечно возможно. На нашем сайте даже есть несколько версий, такие, самые удобные для пользователей. То есть, при желании можно скачать именно ту версию, которая удобна, и ею пользоваться.
О. ШЕВКУН: И обновление, насколько я понимаю, до новой версии в любом случае бесплатное? То есть, вы не продаёте?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно.
Т. КРУК: По поводу Smart Bee у нас здесь несколько комментариев и вопросов. Пишет Елена: «Один из минусов – периодически у Smart Bee сбиваются время и дата».
О. ШЕВКУН: Обычно такие вещи бывают, когда проблема с внутренней батареей, которая поддерживает и подпитывает эти часы. Не обязательно у Smart Bee, я имею в виду, в принципе, у вас может быть всё по-другому. А давайте напрямую. Анастасия и Татьяна, такие сообщения у вас были, или нет? Потому что, возможно, это конкретный плеер Елены, а возможно, это группа.
Т. БОЧАРОВА: Первый раз слышу такое.
А. КЛИМАЧЁВА: Честно говоря, это впервые такое обращение, правда.
О. ШЕВКУН: Хорошо, Елена, напишите в компанию. Тут может быть вот ещё что: если есть другие люди, которые получили в той же партии плеер, может быть, несколько человек, у которых аналогичная проблема. Но тогда, опять-таки, для диагностики нужно собрать этих людей. Поэтому это как раз история, когда компания действительно может не знать, и нужно просто написать.
Т. КРУК: Сергей спрашивает: «Какая микросхема стоит в плеере?»
О. ШЕВКУН: Неужели вам это скажут, Сергей?! Неужели вы надеетесь, что вам это скажут, Сергей? Если вы захотите ответить на это, отвечайте, но вы не обязаны.
Т. БОЧАРОВА: Вопрос, конечно, интересный.
А. КЛИМАЧЁВА: Даже если мы захотим ответить на это, я боюсь, что мы ни разу не инженеры, и просто не сможем.
О. ШЕВКУН: Да, и тут вопрос, а что от этого изменится? Есть, конечно, вещи, которые просто интересны. А дальше что с этой информацией делать?
Т. КРУК: Далее. Евгений спрашивает: «Можно ли в следующих изменениях Smart Bee сделать механическую клавишу блокировки клавиатуры?»
О. ШЕВКУН: Вот просто такой движочек, который ты переместил, и клавиатура заблокирована.
А. КЛИМАЧЁВА: Как рычажок какой-то?
О. ШЕВКУН: Он говорит «механическую», это значит, что она не зависит от программ. То есть, это не программная блокировка, а это чисто механически что-то такое сделано, чтобы клавиши не отзывались. Я не очень себе представляю, как. Потому что всякая клавиша выведена на элемент, и считывается этот элемент программно. Как вы это сделаете механически? Может быть, Анастасия сможет что-то сказать?
А. КЛИМАЧЁВА: Я вот тоже, честно говоря, теряюсь, потому что сейчас блокировка происходит клавишей. Она тактильная, она ощутимая. Добавить какую-то механическую клавишу в конструктивные особенности плеера уже вряд ли возможно, потому что это прессформы, и много других нюансов.
О. ШЕВКУН: Сергей, уточните, почему это надо. Почему, с вашей точки зрения, это необходимо?
Т. КРУК: Спрашивает Виктор: «Какой у него аккумулятор?»
Т. БОЧАРОВА: Ну, можем сказать, что до 16 часов плеер работает.
Т. КРУК: Эльмир говорит по поводу времени и даты. Говорит, что сбивается после ресета. Аккуратнее с выключением.
О. ШЕВКУН: С ресетом на самом деле у многих время и дата сбиваются. Я бы хотел, чтобы не сбивалась, но такое бывает, когда действительно ресет просто всё это дело обнуляет. Мне интересно, об этом пишет Елена, или о чём-то другом?
Т. КРУК: Елена, кстати, говорит по поводу блокировки. Говорит, что прекрасно блокируется комбинацией клавиш.
А. КЛИМАЧЁВА: Ну да, да.
Т. КРУК: То есть, наверное, это просто предпочтения.
О. ШЕВКУН: То есть, там есть комбинация клавиш, а человек хочет, чтобы был какой-то движочек или отдельная клавиша именно для этой функции. Это вопрос предпочтений.
Т. КРУК: Также Елена пишет: «Я уже говорила когда-то. Очень неудобно, что кнопка питания Smart Bee не утоплена, а на уровне с другими кнопками. Он периодически сам выключается, когда в дороге».
О. ШЕВКУН: Я вот это сегодня увидел, да, к сожалению. Тут я должен просто сказать вам, коллеги (я имею в виду наших слушателей и зрителей), я знаком с плеерами других производителей, потому что так получалось, что они мне эти плееры на месяц, на два, на три просто давали для подробного исследования. И поэтому, когда вы спрашиваете, допустим, про «элекжестовские» продукты, вот что-то такое, даже «крустовские» продукты, я могу сказать об этом. У меня просто он стоит на полке, я могу посмотреть. Про Smart Bee я ничего не знаю. Вот увидел сегодня эту штуку на выставке очередной раз. И каждый раз, видя её на выставке, просто смотришь, и какие-то такие моменты… Вот сегодня на выставке я обратил внимание: действительно, кнопка не утоплена. Но, во-первых, часто ли вы слышите нарекания по этому поводу, то, что плеер непроизвольно включается? Там есть, правда, момент: её нужно удержать, её нужно подержать несколько секунд. Вот тогда он включится. Это защита как раз от того, о чём говорит Елена. А проблему эту вам кто-то озвучивал?
А. КЛИМАЧЁВА: Как проблему нам это озвучивали на тот момент, когда в прошивке не было возможности блокировки кнопок. То есть, именно с этим сталкивались пользователи. Он непроизвольно включался, он непроизвольно выключался. Это очень мешало. После введения функции блокировки кнопок я, честно говоря, жалоб таких больше не слышала. Может быть, есть какой-то нюанс, что человек не пользуется этим, или это по какой-то причине, неудобно. Очень хотелось бы, опять же, более подробно услышать, в чём дело.
О. ШЕВКУН: Да, тут понятно. Функция блокировки кнопок как бы защищает от этой проблемы, но понятно, что эта проблема может, так или иначе, вылезти. Вы перепродаёте технику и других продавцов. Скажу страшную вещь. Я был в магазине вашем на Цветном бульваре, мне нужно было выбрать для демонстрации брайлевский прибор. И я перебрал несколько приборов, и у всех была одна и та же проблема – они кривые. То есть, крышка не плотно прилегает к основанию, и на неё нужно так вот надавить и его выпрямить. Тогда он будет нормальный. Я сегодня пришёл на выставку, и вот лежит такой брайлевский прибор, и крышка так топорщится вверх. Я взял просто рукой зажал, так конкретно, хорошо зажал. Всвязи с этим, вопрос: у вас, как у одного из крупнейших продавцов, есть ли возможность влиять на зарубежных и на российских производителей? Грубо говоря, вы продаёте прибор. Вот, что, вам приходится продавать, что дают? Есть у вас механизм: прийти к производителю (по-моему, это предприятие в Питере, если я не ошибаюсь) и сказать: «Ребята, вы делаете трэш. Давайте решать вопрос качества». Если вы это скажете, они вас пошлют, не пошлют? Что с качеством приборов? И какие у вас есть на самом деле рычаги влияния, если есть?
А. КЛИМАЧЁВА: Олег, ты абсолютно прав относительно качества приборов. Я неоднократно общалась с предприятием в Питере, с директором, ездила на производство в Питер, давала все пожелания от наших пользователей, потому что это самые частые жалобы, что приборы именно кривые. Как видите, результат пока нулевой, потому что производитель единственный в России, и они, со своей стороны, чувствуют определённую силу.
О. ШЕВКУН: То есть, вы не можете сказать: «Ребята, мы у вас не берём, мы у других берём». Они вам скажут: «У других?»
Т. КРУК: Других не существует.
А. КЛИМАЧЁВА: “Ищите других. Удачи!”
О. ШЕВКУН: Не работает?
А. КЛИМАЧЁВА: К сожалению, нет. Такая схема работает, когда есть конкуренция среди поставщиков. Тогда они каким-то образом борются за своих дистрибьюторов, за дилеров. В нашем случае производитель российский один.
О. ШЕВКУН: Другая история – битва с государством за качество тех приборов, которые мы получаем через Фонд социального страхования по индивидуальной программе реабилитации. Притча во языцех – это увеличители, видеоувеличители. Но ведь есть и вопросы про дисплеи Брайля. И вот этим летом была целая история про органайзеры для слепоглухих. Какие у вас есть инструменты, как у компании? И если что-то, что вы можете посоветовать обычным пользователям, которые с этой проблемой дешёвого, но некачественного технического обеспечения сталкиваются?
А. КЛИМАЧЁВА: Если говорить о нас, как о компании, то основные инструменты, которыми здесь приходится работать – это взаимодействие с общественными организациями, которые отстаивают интересы данной категории инвалидов, и только они могут уже оказать влияние на государство каким-то образом. К счастью, в основном, руководство этих организаций – достаточно адекватные и отзывчивые люди. И в примере с брайлевскими дисплеями фонд «Со-единение» оказал здесь необходимую поддержку.
О. ШЕВКУН: Дмитрий Поликанов был у нас в эфире, прямо когда эта ситуация разворачивалась. И я помню его заинтересованность. То есть, там она просто была очевидна совершенно. Так, это на вашем уровне. А на уровне пользователя?
А. КЛИМАЧЁВА: Что касается пользователя, то, если уж мы взяли ситуацию с Москвой, люди просто отказались получать некачественные дисплеи, написали соответствующие бумаги государственным структурам. И подавать оказалось некому.
О. ШЕВКУН: А если всё-таки человек получил, тогда уже всё, он вернуть не может? То есть, там закон о защите прав потребителей не срабатывает?
А. КЛИМАЧЁВА: К сожалению, не срабатывает. И есть у нас пример пользователя, который оказался на руках с некачественным дисплеем Брайля. Продукт сломался на третий же день. Но молодой человек вынужден до сих пор бороться с государственной структурой, отстаивая свои интересы.
О. ШЕВКУН: Подожди, а как это работает-то, в принципе? То есть, если у меня сломался телефон, который я купил, то я в течение двух недель, насколько я понимаю, могу его вернуть, или там будет достаточно быстрый и бесплатный ремонт. Насколько я понимаю, когда мы имеем дело с государственными структурами, там есть какая-то техническая служба или комиссия. То есть, вот человек получил прибор, и он неисправен. Вы знаете, как компания, что при этом происходит?
А. КЛИМАЧЁВА: В идеале, пользователь должен обратиться к той организации, которая выдавала ему прибор.
О. ШЕВКУН: Не к компании, не к вам?
А. КЛИМАЧЁВА: К компании. Сказать, что выдали в ФСС (Фонд социального страхования), допустим, такой прибор, и, в соответствии с этим, получить сервисную поддержку, или замену, или ремонт – что необходимо. Если мы говорим о недобросовестных изделиях, о каких-то не очень качественных поставщиках, то здесь пользователи сталкиваются с ситуацией, когда не получают отклика на свои обращения.
О. ШЕВКУН: То есть, в компанию человек звонит и пишет, и там тишина.
А. КЛИМАЧЁВА: Да. В этом случае, человек идёт в государственные структуры, которые, собственно, производили выдачу этих средств реабилитации. Но они действуют по той же схеме: они, опять же, отправляют запрос в компанию. Это замкнутый круг.
О. ШЕВКУН: А в прокуратуру нельзя пойти? Недостаточно материала для этого?
А. КЛИМАЧЁВА: Проблема в том, что по закону государственные структуры всё делают правильно. Они действуют, в соответствии с теми государственными контрактами, которые у них заключены. То есть, они пересылают запрос поставщику, и дальше уже ответственность поставщика – оказать квалифицированную помощь.
О. ШЕВКУН: А если он не оказывает, то инструмента привлечь его или как-то пнуть поставщика, его нету что ли у государственных структур?
А. КЛИМАЧЁВА: У государственных структур – есть. Вопрос – желание государственных структур воздействовать на таких поставщиков.
О. ШЕВКУН: Так что, друзья, я вот на себе могу сказать. В своё время получил приборы, которые мне не были нужны, да и были невысокого качества. Они просто пропылились у меня на полке и всё. Наверное, сейчас я бы просто или не стал их получать, или вместо них купил что-то другое и получил возмещение. Поэтому здесь у нас есть определённая гибкость, которой мы можем следовать. Таня, что-то есть?
Т. КРУК: «Напомните, пожалуйста, адрес электронной почты, куда вам можно написать».
А. КЛИМАЧЁВА: Электронная почта у нас: zakaz@smartaid.ru.
О. ШЕВКУН: Слушайте, ещё один вопрос вам задам. Был я когда в Германии, на той же выставке, где и Татьяна тоже была, видел маленькие такие тифломелочи. Целые стенды были. Какие-то крышечки резиновые, ещё что-то. Абсолютно какие-то удобные мелочи, чтоб молоко не убегало, чтоб прикрыть не целлофаном кастрюлю, а крышечки, ещё что-то, что даже ввозить не надо. Я думаю, что в России производство вот такой продукции наладить можно. Есть ли у вас возможность, есть ли у вас заинтересованность, как у компании, в разработке и производстве собственных тифломелочей? Вот что-то такое, что, в принципе, не сложно сделать, а вот никто не делает? Крышечки, кастрюлечки, прихваточки и прочее.
А. КЛИМАЧЁВА: Здесь мы стараемся всегда рассматривать два пути. То, что совпадает с нашими технологическими возможностями, мы пытаемся разработать и произвести сами, то, что немножечко выпадает из основного производственного цикла на наших линейках, мы стараемся найти сторонних каких-то исполнителей, разработчиков, и с их помощью сделать подобные мелочи. И вот этот процесс, он, наверное, наиболее сложный во всей цепочке, потому что даже от процесса разработки до процесса какого-то серийного производства проходит очень много этапов, не всегда успешных. Но, тем не менее, этот процесс, он идёт постоянно.
О. ШЕВКУН: То есть, бывают ситуации, когда вы что-то начинаете разрабатывать, но потом, по разным причинам, внедрить это невозможно.
А. КЛИМАЧЁВА: Да.
О. ШЕВКУН: Был ещё вопрос про оборудование для «Шоудауна». Столы, вот эти вот мячики, ракетки. Что из этого производится в России, и что импортируется?
А. КЛИМАЧЁВА: Я могу сказать, что ракетки и столы производятся в России, а импортируются шарики.
О. ШЕВКУН: Почему? Шарики в России произвести невозможно, или нет смысла по цене?
А. КЛИМАЧЁВА: Я думаю, что из-за, опять же, маленьких объёмов. Большинство производителей спортивного инвентаря в России, они просто не берутся за эту задачу.
О. ШЕВКУН: На нашем канале было видео. Я сейчас не помню, что это был за прибор, но Татьяна, наверное, вспомнит. Какая-то штука, которую делали в Мексике, которую мы вместе с вами смотрели на выставке в Германии, и которую вы хотели в Россию импортировать. Помнишь про что, нет?
Т. БОЧАРОВА: Часы, которые у нас уже появились на сайте.
О. ШЕВКУН: Они есть уже у нас?
Т. БОЧАРОВА: Да.
О. ШЕВКУН: Что это за часы?
Т. БОЧАРОВА: Часы, которые определяют препятствия.
О. ШЕВКУН: Там часы действительно с определением препятствий, с какими-то функциями ориентировки, там, вроде бы, говорили, что у них есть выход в интернет, а может быть, и нет. Я не знаю.
Т. БОЧАРОВА: Вот надо было этот вопрос задать ранее. Мы бы с ними как раз ознакомились уже, и сейчас бы подробно рассказали и даже бы показали.
Т. КРУК: Сделайте обзор. Видео можно тоже просто.
Т. БОЧАРОВА: Мы пригласим вас в следующий раз, и как раз можем поговорить подробно про эти часы.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Или сами приезжайте к нам, в нашу студию. Там в каких-то вещах, в каких-то моментах будет проще. Приборы для школьников: линейки, транспортиры, циркули, приборы для рисования?
Т. КРУК: Всё это есть в видео с выставки, кстати. Есть вопрос: «Планируется ли выпуск настольного тифлофлешплеера?»
А. КЛИМАЧЁВА: Хотелось бы уточнить, что имеется в виду под термином «настольный». Те, что сейчас есть, аналоги, допустим, того же «ЭлекЖеста». То есть, более такой массивный плеер. Либо то, что прописано уже в новом ГОСТе, и я знаю, что некоторые представители Общества слепых хотят видеть чуть ли не плеер в виде огромной колонки.
О. ШЕВКУН: Кстати, с новым ГоСТом. Вы ведь участвовали в разработке, нет?
А. КЛИМАЧЁВА: Конечно!
О. ШЕВКУН: Я тут не очень знаю, поэтому расскажите, пожалуйста. Насколько то, что есть сейчас, соответствует? И будет ли что-то новое, о чём вы уже сейчас можете говорить? Потому что не всё можно.
А. КЛИМАЧЁВА: Сейчас разработанному ГОСТу не соответствует ни один российский производитель, и зарубежные – тоже. Поэтому здесь введена определённая рассрочка на его введение, на его вступление в силу со стороны государственных структур. И многое будет зависеть от финансирования, потому что те функции, которые заложены в будущих тифлофлешплеерах, естественно, повлияют на их стоимость.
О. ШЕВКУН: То есть, они будут дороже.
А. КЛИМАЧЁВА: Скорее всего, да.
О. ШЕВКУН: Как, кстати, сейчас Smart Bee сравнивается с другими? Ну, скажем так, насколько у вас получается выигрывать тендеры по ценам, когда вы соревнуетесь с другими плеерами?
А. КЛИМАЧЁВА: Сейчас идёт достаточно чётко разбиение между стационарными и карманными версиями плееров, и когда играются карманные, то мы вполне конкурентоспособны.
О. ШЕВКУН: Ну, а на стационарные – немножко другая история. Там вы можете не проходить, наверное, и по спецификациям тоже.
А. КЛИМАЧЁВА: У нас, в принципе, нет стационарного плеера.
О. ШЕВКУН: Так. В понедельник будем говорить о жестах, о мимике, о том, как люди разговаривают без слов, и как отличить одобрение от фиги. «Фига одобрения, или разговор без слов». Вот это у нас будет в понедельник. И через неделю, в среду… Мы вышли в финал фестиваля программ об инвалидах и для инвалидов. Фестиваль «Интеграция», который проводит Международная академия телевидения и радио. Это ежегодный конкурс, мы вышли в финал как интернет-проект. Вот, собственно, будем представлять наш проект. Но финал фестиваля будет в среду. Награждение будет с 17-ти до 18-ти.
Т. КРУК: Наше время, в общем. Скорее всего, у нас будет оттуда трансляция.
О. ШЕВКУН: У нас был выбор: либо нам на всё забить и пойти награждаться (или не награждаться, потому что уверенности нет ещё), или нам не ходить на награждение, а стримить. Мы решили сделать и то, и другое. Стрим начнётся, скорее всего, в 16:45, для того, чтобы пройти по этому Свиссотель «Красные Холмы», для того, чтобы показать, что там и как. И потом, с 17:00, мы будем транслировать церемонию награждения с нашими комментариями. Татьяна будет эту трансляцию вести. И когда она закончится, я думаю, соберёмся, по крайней мере, большой частью команды, потому что многие из нас там будут. Ну, и вот такая история, такие у нас планы.
Т. КРУК: Будем надеяться, что вы вместе с нами будете видеть наше награждение. Гарантии нет, конечно. Может быть, будете видеть, как мы грустим и плачем.
О. ШЕВКУН: Вы будете нас утешать. Вот. А у «Исток-Аудио», как и у других компаний, есть гарантия. Пользуйтесь, друзья! Татьяна, Анастасия, спасибо большое, что пригласили!
А. КЛИМАЧЁВА: Спасибо, что приехали.
О. ШЕВКУН: Ещё приедем. Татьяна Крук…
Т. КРУК: …Олег Шевкун.
О. ШЕВКУН: Всем – пока!