Тифлострим, № 59. Брайль для профессионалов, социальные сети и молодёжный форум в Новосибирске

Текстовая версия
Книги по Брайлю издаются прежде всего для массового читателя. А что делать специалистам? Размышляем вместе с Олегом Пилюгиным.
• «Главное — это идеология». Слушаем и обсуждаем мотивирующие слова Александра Неумывакина.
• Нужны ли ВОС молодые незрячие? Говорим с Александром Яшиным о молодёжном форуме в Новосибирске.
И конечно же, читаем ваши письма, отвечаем на вопросы.
Участники: Кристина Тельпук, Александр Яшин, Олег Шевкун.
Дата выхода: 27.11.2019.
«Тифлострим». Не только для незрячих.

Олег ШЕВКУН: Всем привет! Друзья, сегодня «Тифлострим» в эфире с фальстартом, но ничего. Кристина Тельпук. Крис, привет!
Кристина ТЕЛЬПУК: Привет!
О. ШЕВКУН: Александр Яшин. Саша!
Александр ЯШИН: Добрый вечер.
О. ШЕВКУН: Сегодня читаем письма, сегодня откликаемся на ваши сообщения. Сегодня обсуждаем то, что для вас реально важно. Ну, и обсуждаем также некоторые события. Коллеги, а можно я всех нас просто сразу «опущу?» Просто вот с самого начала трансляции.
А. ЯШИН: Что же делать…
К. ТЕЛЬПУК: Конечно!
О. ШЕВКУН: В комментариях под предыдущими выпусками пишет Александр Давиденко: «Отдавая должное стараниям редакции «Тифлостримов» в целом, ловлю себя на мысли, что слежу за каждым выпуском, прежде всего, из-за присутствия Татьяны». Вот так, ребята!
А. ЯШИН: Почему нет! Я тоже очень люблю выпуски, где есть Татьяна, так что, в общем, я его понимаю.
О. ШЕВКУН: Сегодня Татьяны нет, но мы есть. И я очень надеюсь, что вы, друзья, будете следить, и вы, Александр, – также.
А. ЯШИН: Да. А я буду читать сегодня всё, что вы напишете в наш прекрасный чат. Начинайте уже сейчас.
О. ШЕВКУН: Подожди! А ты уверен, что ты всё-всё хочешь читать?
А. ЯШИН: Ну, всё-всё, пожалуй, нет, но избранное я с удовольствием прочитаю.
О. ШЕВКУН: Сегодня у нас с вами наша команда расшифровщиков. Ну, по крайней мере, участники нашей команды. Я всё-таки люблю называть редакторами. Не просто расшифровщиками, а редакторами. Крис, как? Согласишься, поспоришь?
К. ТЕЛЬПУК: Ну, учитывая то, что мы с Сашей действительно редакторы, то, наверное, да. Мы – редакторы.
О. ШЕВКУН: Друзья, кому-то из вас, тем, кто нас смотрит, случалось читать наши расшифровки на сайте tiflo.info? Помогают ли вам эти расшифровки? Есть ли смысл, с вашей точки зрения, нам этим заниматься? Даже если вы скажете «нет», всё равно заниматься будем. Но хотелось бы, в любом случае, вас услышать, услышать ваши отзывы, ваши отклики. Так что пишите, пожалуйста. Ну, и сегодня очень много интересных комментариев, сегодня мы начнём с этих комментариев, потом поговорим про Брайль. Причём, про Брайль для профессионалов. Потом у нас есть тоже комментарии и отзывы на эти комментарии по поводу соцсетей. Ну, и наконец, Саша, ты ведь приехал прямо из Новосибирска. Ты неделю назад вернулся?
А. ЯШИН: Да, я вернулся в прошлый четверг.
О. ШЕВКУН: Пока несколько комментариев, которые были у нас к предыдущим выпускам. Ну, например, у нас был выпуск про то, как делать всё своими руками. Собственно, выпуск так и назывался: «Своими руками». «Мне приходилось, – пишет Рустам, – работать со сварочным аппаратом и не только. Не ошибается тот, кто ничего не делает”. Вот так. Мне со сварочным аппаратом не приходилось работать вообще. Коллеги, вам, я думаю, тоже.
А. ЯШИН: Да, не прихходилось.
К. ТЕЛЬПУК: Нет, конечно.
О. ШЕВКУН: Александр Давиденко: «Не являюсь мастером на все руки, и даже на одну руку, но был такой случай: засорился унитаз. Я вызвал сантехника. Он приехал, посмотрел и заявил, что засор сложный, и одному ему не справиться, а нужен напарник. Естественно, каждому из них надо будет заплатить. И жадность победила лень. Залез в интернет и нашёл способ устранить проблему, доступный даже мне. Да, и инструментов не требовалось, кроме пластиковой бутылки. В общем, сэкономил и получил моральное удовлетворение. Вывод: если прижмёт – сделаешь». Ну, я не знаю. Мне кажется, это не лень, а понимание рационального использования ресурсов. Когда к тебе придёт мужик и говорит: «А мне напарник нужен».
А. ЯШИН: Мне кажется, что тут ещё дело в том, что человек просто хотел это делать сам. То есть, лень-не лень, а бывают люди, которым, может быть, и надо что-то сделать, но они не будут этого делать. Они обязательно позовут человека, который будет за них это делать.
К. ТЕЛЬПУК: Они найдут тысячу причин для того, чтобы этого не делать.
А. ЯШИН: Да, поэтому, я думаю, что здесь, конечно, лень играла какую-то роль, но, с другой стороны, играло роль просто желание, может быть, разобраться, заодно понять, а могу ли я вообще один вот это вот сделать, получится ли у меня, и что из этого выйдет в итоге.
О. ШЕВКУН: Александр продолжает: «Есть те, которые не умеют делать или вообще ничего, или почти ничего, как я. Есть те, кто в состоянии осуществлять большинство работы по дому, но делают это по необходимости. А есть те, кто не только может отремонтировать и наладить, но и сам в состоянии придумать себе работу, которой до этого могло бы и не быть. Другими словами, неумехи, ремесленники и творцы». Вот так всё взял и категоризировал человек, разложил. Ну, и Андрей Поликанин к этому же выпуску пишет: «Я таких людей, как оба Александра, уважаю за их настойчивость и смелость. Именно поэтому у них всё получается. Я, выражаясь на жаргоне RPG-игроков, вкладывал все «статы» в интеллект. Да и мои родители как-то особо не озадачились моим обучением чему-то такому, мастерскому. Крутить отвёрткой и собирать мебель я, в общем, умею, но этому меня учила жена, с которой мы пережили уже три переезда и три ремонта разной степени дальности и сложности. Соответственно, утешаю себя когда-то выученной фразой: «Есть два типа настоящих мужчин: один легко может затащить холодильник на пятый этаж, а другой может заплатить тому, кто это сделает за него». Всегда думаю, что принадлежу ко второму типу». Слушайте, ну, затащить холодильник – это немножко не то.
К. ТЕЛЬПУК: Ну да.
А. ЯШИН: Затащить – невеликая наука.
О. ШЕВКУН: Там великая сила нужна.
А. ЯШИН: Скорее, да. Там надо обладать силушкой, чтобы это донести.
К. ТЕЛЬПУК: А поменять смеситель, например?
А. ЯШИН: Да, мне кажется, что здесь вопрос именно в каких-то навыках. А ведь знаете, что досадно? Что ни в спецшколах, ни где-то ещё, как я понимаю, зная опыт свой, зная опыт своих друзей, коллег, этому не учат.
К. ТЕЛЬПУК: У нас тоже не учат.
А. ЯШИН: И это чрезвычайно досадно, потому что, с одной стороны, конечно, важно, наверное, уметь плести из бисера. Безусловно, это навык, который, наверное, пригодится каждому. Ну, как минимум, чтобы развить мелкую моторику. Немного сарказмирую, немного говорю с какой-то уважительной штукой.
О. ШЕВКУН: Как раз мелкой моторикой это всё и объясняется.
А. ЯШИН: Ну, вот да. Но ведь человеку жить одному. И люди не думают (люди – преподаватели, я имею в виду) о том, что ему когда-то придётся вот это всё делать. Кстати, одному моему знакомому трудовик когда-то сказал: «Ну ты же слепой. Что, соседа позовёшь, он тебе всё починит». Кстати, коллеги, а вас, особенно если кто учился в спецшколах, учили работать со смесителями? Или, может быть, устранять засоры, или чинить стулья? Не знаю, что-нибудь ещё. Было ли у вас так?
О. ШЕВКУН: Мы, Саша, крутили выключатели, крутили патроны, и какие-то вещи из этого оказались полезными, а какие-то оказались совершенно бесполезными. Оно просто у нас ушло куда-то в прошлое. Мы уже даже особенно по этому поводу, я думаю, уже никто не заморачивается. Кристина Кузнецова откликается к пятнадцатилетию портала «Тифлокомп»: «От всей души поздравляю портал «Тифлокомп» с очередным юбилеем. Да, на десятилетие портала появилось много интересных и полезных материалов. Компьютер осваивала самостоятельно, так что и сайт, и рассылка очень помогли. Да и сейчас помогают». Вот. «Тифлокомп» всё равно остаётся ресурсом полезным, несмотря на то, что кто-то скажет, что он не такой красивый, может быть, и ещё что-то, но полезным он остаётся.
А. ЯШИН: «Тифлокомп» – прекрасный ресурс, на самом деле. И если б не было бы сейчас столько много всяких технологий и прочего, наверное, для коммуникации слепых людей, я думаю, что популярность была бы больше гораздо. Ну и плюс, мне действительно непонятно, почему не пытаются делать «Тифлокомп» аккумулятором подкастов тематических. То есть, они там есть, но люди-то публикуют эти подкасты чуть ли не каждую неделю. Качество их, конечно, вызывает вопросы, оставляет желать лучшего, но, мне кажется, что если бы кто-нибудь этим занялся, было бы здорово. Мне бы, например, было бы интересно модерировать нечто подобное. Я думаю, что нашлись бы и другие. Кстати, у нас ожил чатик. Здравствуйте, Алексей Щербаков, здравствуйте, Эльмир! И вот Эльмир пишет, что был отличный трудовик, который вложил много практических знаний. Ну, видите, как вам действительно повезло. Николай пишет: «Привет от закоренелого брайлиста». Вадим тоже пишет: «Привет, ребятушки! Менять краны, выключатели и прочие розетки учился уже после школы. В школе мы, разве что, меняли лампочки, не более».
О. ШЕВКУН: Вывинтил – ввинтил. И рукой не потрогал, куда ввинчиваешь. Ну, или, по крайней мере, выключил выключатель и понял, что выключать нужно было. Да, кстати говоря, по поводу закоренелых брайлистов. В ближайший понедельник, 2 декабря, Сергей Новиков будет у нас в эфире. Будем говорить об изнанке и реальности брайлевского книгоиздания. Ну, и, в принципе, о том, что происходит с Брайлем, потому что есть сегодня лобби людей, которые говорят о том, что Брайль не очень нужен. Ну, и книги реально получаются дорогие. Есть реальные проблемы у брайлевского книгоиздания. Всё это будем очень подробно обсуждать в ближайший понедельник, поэтому присоединяйтесь обязательно. Александр пишет: «Два с половиной года назад у меня появился первый iPhone. Подкаст «Доступность XXI век» помог мне, в частности, научиться пользоваться стандартным приложением «Почта», а также открыл мне великолепную возможность – шрифт экрана Брайля. Но даже про Android интересно было слышать. Анатолий, Владимир, Павел, тряхните стариной!»
А. ЯШИН: А я никогда не слушал подкаст «Доступность XXI век».
К. ТЕЛЬПУК: Я слушала.
О. ШЕВКУН: И я слушал.
А. ЯШИН: Я послушал после того, как вышел эфир про «Тифлокомп». Я послушал кусочек. Вы знаете, насколько у нас ток-шоу, настолько я там этого формата ток-шоу не понял. Так что, видимо, я в меньшинстве. Наверное, все очень любят этот подкаст, а я что-то в этой жизни не понимаю. Зато на «Тифлокомпе», между прочем, есть очень хороший учебник по операционной системе. По какой операционной системе, Кристина?
К. ТЕЛЬПУК: По операционной системе MacOS.
А. ЯШИН: С такой скорбью сказала, как будто…
К. ТЕЛЬПУК: Нет, просто мне очень неловко об этом говорить, если честно.
А. ЯШИН: Хороший учебник!
О. ШЕВКУН: А почему неловко говорить? А твой ли учебник?
К. ТЕЛЬПУК: Это учебник не только мой. Это учебник также Анны Кондратьевой, которая ещё известна как Angelitsa. Мы с ней делали вдвоём.
А. ЯШИН: Хороший никнейм. Мне всегда нравилось.
О. ШЕВКУН: Мне тоже.
К. ТЕЛЬПУК: Да, набирали группу, обучали её и вот, на основе этого всего, этих записей…
О. ШЕВКУН: Кстати, коллеги, я думаю, что вот эту тему мы обязательно должны взять. iOS и MacOS.
А. ЯШИН: Да, обязательно надо взять.
О. ШЕВКУН: MacOS конкретно. Я тут продолжаю формирование расписания наших потоков, наших программ. Так вот, просто пока выкладываю темы и раскладываю хотя бы примерно на даты. Дошёл до 17 марта.
А. ЯШИН: Восхитительно. Смотрите, какое хорошее сообщение пишет Ирина Береговская: «А вообще, незрячих бытовым навыкам могут научить только такие же незрячие. Проверено на собственной шкуре».
О. ШЕВКУН: Ну, кто-нибудь поспорит с ней.
А. ЯШИН: Тут просто вообще трудно поспорить, потому что…
О. ШЕВКУН: Кто-нибудь поспорит.
А. ЯШИН: Ну, кто-нибудь пускай спорит. А вообще говоря, в спецшколах для слепых всё-таки большая часть преподавателей должны быть тоже слепыми, потому что очень многие навыки, которые они могут передать, не передаст больше никто, даже если он 150 раз дипломированный тифлопедагог. Ну, видали мы таких тифлопедагогов, одним словом.
О. ШЕВКУН: В одном из недавних эфиров мы спрашивали: «Есть ли смысл поздравлять с днём слепых?» Тогда как раз был Международный день слепых. И Сергей пишет из Харькова: «Относительно поздравления в этот день, ну, это как Матроскин Шарика поздравлял: «Поздравляю, Шарик, ты…»
А. ЯШИН: Балбес.
О. ШЕВКУН: Не знаю, кажется мне, что Сергей зря так.
А. ЯШИН: Ну, каждый имеет право. Почему?
К. ТЕЛЬПУК: Мне вообще всё равно. Я индифферентно отношусь к этому дню, к поздравлениям, ко всему прочему. Поздравят если – ну и ладно.
А. ЯШИН: Я тоже. Ну, это такая забавная штука. Есть же День пожилого человека. День какого-нибудь программиста, день ещё кого-то. Ну, чего греха таить! У нас субкультура, нравится нам это или не нравится.
О. ШЕВКУН: Есть такое дело.
А. ЯШИН: У нас свой сленг, свой фольклор, свои какие-то взгляды на жизнь. Мы не всегда совпадаем в этом контексте со зрячими людьми. Нравится кому-то это или не нравится, ассоциирует себя кто-то со слепыми или нет. Ну, вот так. Праздник дурацкий, честно говоря. Ну, что уже поделаешь. Вот есть он. Кому-то нравится, пусть празднует. Стишки вон прикольные пишут они.
О. ШЕВКУН: Было интересное замечание у Кристины Кузнецовой. Она говорит: «Ой, не знала, что такой праздник. Надо было подарок у родственников выклянчить». 3 декабря будет День инвалида. Так что, Кристина, вы ещё успеваете.
К. ТЕЛЬПУК: А сегодня День денежного дерева. Вот так-то.
О. ШЕВКУН: Тоже можно подарки.
А. ЯШИН: Николай Федяев, между тем, утверждает, что сам учился менять смесители, розетки, выключатели, и говорит о том, что это вполне возможно. И действительно, в общем-то, возможно, особенно у нас сейчас, в век интернета, многие вещи можно почитать. Главное – немножко фильтровать информацию, потому что иногда пишут разные,странные вещи. Всегда хорошо, когда есть с кем это обсудить.
О. ШЕВКУН: По поводу эфира «Незрячие глазами зрячих» было немало интересных отзывов. Кстати, скажу, что скоро, 9 декабря, у нас будет эфир, в котором будет и элемент видеоигры, аудиоигры. Эфир называется «Разговор без слов». Мимика, жесты. Как это всё делается, как это всё работает в реальности. Я не буду выдавать всех секретов, но к этой тематике мы ещё будем возвращаться. Так вот, «Незрячие глазами зрячих». Несколько комментариев от Андрея Поликанина: «Моей зрячей, тогда ещё, невесте мой отец, отведя её в сторону, как-то сказал: «Зачем тебе, молодой, красивой девушке, слепой муж?» Естественно, она мне это дело передала при следующей нашей встрече в полном офи…» Изумлении, скажем так. В полном изумлении. Там ещё была тема визуального контакта. Иногда зрячие жалуются, что невозможно установить визуальный контакт с незрячим. Он пишет: «Надо спросить у жены. Ну, вообще, мы очень много говорили, говорили, говорили, прямо с момента знакомства, и помногу общаемся до сих пор. Поэтому не думаю, что в этом плане ей чего-то не хватает. Опять же, прикол уже теперь с моей мамой. «Что делаешь?» – «Сидим, с Наташей разговариваем». – «О чём вы столько говорите? Неужели находятся темы!»
А. ЯШИН: Ужас какой! Нет, чтобы телевизор посмотреть, они сидят и разговаривают! Просто беспредел!
О. ШЕВКУН: И даже за компьютером, они за компьютером не сидят.
А. ЯШИН: За компьютером ведь не сидят. Нет, чтобы за компьютером, в социалочках, а они разговаривают, прости, Господи!
О. ШЕВКУН: На самом деле они и за компьютером тоже могут разговаривать. Это всё сочетается. Да, была тема в том же эфире про некрасивые глаза. Андрей пишет: «Очень часто слышу, что прям жутко (извините, коллеги, это не мои слова), жутко воспринимается, когда глаза у человека стоят на одном месте. Получается – застывший взгляд, или когда глаза совсем удалены».
А. ЯШИН: Ну, это проблема воспринимающего.
О. ШЕВКУН: Вот. Это как раз ситуация, при которой незрячий ничего не может сделать. Мы, помните, пытались подразделить.
А. ЯШИН: Ну, очки.
К. ТЕЛЬПУК: Я ношу очки как раз потому, что мне говорили очень много.
О. ШЕВКУН: То есть, тебе это знакомо?
К. ТЕЛЬПУК: Да, мне это знакомо, и мне говорили в открытую, что очень страшно смотреть, очень некрасиво. Я плевала, когда подростком была. Потом, когда стала постарше, подумала, что, наверное, не стоит плевать. Просто в силу того, что у меня окружение, в основном, зрячее.
А. ЯШИН: Ты же презентуешь себя в сообществе, и не хочется. Люди на тебя смотрят, люди делают выводы.
К. ТЕЛЬПУК: Они смотрят, они разглядывают. Причём, разглядывают очень внимательно. И хочется выглядеть хорошо, действительно.
А. ЯШИН: И нравится нам это или нет, зрячие люди преимущественно встречают по одёжке, и им абсолютно неинтересно, какой у тебя там внутренний мир исходно. Очень многим зрячим людям это действительно неинтересно.
К. ТЕЛЬПУК: Это правда.
А. ЯШИН: Они смотрят, как ты одет, какая у тебя внешность и т. д. И опять, я сталкивался с мнением человека, который говорил, что «нет, да ни в жизни, да никогда я не буду идти в угоду зрячим. Я как выгляжу, так выгляжу».
О. ШЕВКУН: Да, да, я отстаиваю своё право.
А. ЯШИН: Ну, естественно, у него соответствующее окружение. Он очень много общается с незрячими людьми. И для незрячих, тоже не для всех, это приемлемо, потому что среди нас есть слабовидящие люди, например, люди, которые тоже могут увидеть это.
О. ШЕВКУН: Да, они тоже что-то могут увидеть.
А. ЯШИН: И, честно говоря, это просто элемент уважения. Да, так принято. Если тебе не нравится, уезжай в лес, тебе понравится жить там, очевидно.
О. ШЕВКУН: Кстати, про очки. У нас был разговор в этом эфире, и одно важное замечание, которое здесь делает Андрей: «Да, очки – модно. Это не плохо, но бывают очки, которые тебе удобны, а бывают, которые не удобны». Более того, бывают очки, от которых начинают глаза слезиться, особенно, если ты слабовидящий. И тебе могут сколько угодно говорить: “Вот это модно, это хорошо!” Ну, я сам на себе это пережил. Очки всем нравятся, но тебе невозможно, голова начинает болеть, и ты начинаешь думать, что компромисс какой-то нужен. Ну, не буду я ходить ради всех вас с головной болью.
К. ТЕЛЬПУК: Должно быть удобство. Я, например, каким образом из положения вышла? Я подобрала отдельно оправу, и потом взяли линзы ноль и их покрасили. Сделали такой тон, который был бы удобен.
О. ШЕВКУН: Специально для тебя?
К. ТЕЛЬПУК: Да, специально для меня.
О. ШЕВКУН: То есть, ты сама участвовала в выборе.
К. ТЕЛЬПУК: Да, я участвовала. Меня спрашивали, как мне. То есть, насколько мне это мешает, не мешает. У меня небольшой остаток ещё есть, слава Богу. И мы просто подбирали, чтобы это мне не мешало ориентироваться, с одной стороны, а с другой стороны, чтобы не было видно снаружи.
А. ЯШИН: Сейчас такой километраж подобных услуг! Мне кажется, что тут главное – желание и возможность выбирать. Вот нам тут пишут. «Друг с другом разговаривать неинтересно. С самим собой – куда продуктивней», – говорит Николай Федяев. А ещё у нас есть новый зритель. Алексей Викторов впервые присоединился к нам.
О. ШЕВКУН: Алексей Викторов, привет! У нас был выпуск, который вызвал не просто разговоры, но очень полезные разговоры, потому что мы были в гостях у Олега Пилюгина в Санкт-Петербурге, в издательстве «Чтение». И после этого Олегу через нас стали приходить письма. Вообще, это один из самых таких востребованных выпусков, в смысле откликов. И Олег Николаевич, директор издательства, реально отвечал нашим читателям, нашим слушателям, но, прочитав эти ответы, которые он мне пересылал, я понял, что и другим нашим зрителям и слушателям это будет весьма полезно, потому что речь идёт о Брайле для профессионалов и о других, достаточно нужных и редко поднимаемых темах. Пишет Кристина Кузнецова: «Третий год подряд заказываю сборник «Музыканту-любителю». В 2018 году очень порадовали Грибоедовские вальсы, ноты которых в доступном виде найти раньше не удавалось. Кстати, Брайль, – пишет она, – изучила самостоятельно в 12 лет без особых трудностей. Через несколько месяцев после того, как я потеряла зрение, в больнице бабушка увидела, как незрячая девочка читает брайлевскую книгу, и решила, что мне обязательно нужно этому научиться. Сразу после приезда домой она нашла контакты магазина и заказала мне письменные принадлежности. А «Азбуку» (плоскопечатный вариант с обложки брайлевской тетради) и пластиковый лист с обычными и брайлевскими знаками нам подарили знакомые. Мне очень в этом плане повезло. Я сама не столкнулась с той глупостью, которую уже несколько раз встречала. Некоторые родители наотрез отказываются учить своих детей Брайлю, как правило, после того, как какие-нибудь шарлатаны среди медиков и целителей скажут им, что если ребёнок будет читать руками, то он никогда не прозреет».
А. ЯШИН: Ужас-то какой! Не прозреет ведь никогда, вот что! И иностранные языки не надо учить – на своём говорить разучится. И по улице не надо ходить, а то по дому не сможет.
О. ШЕВКУН: И в интернет не надо заходить.
А. ЯШИН: А в интернет вообще! Всё запретить, Олег!
О. ШЕВКУН: Перестанет быть патриотом.
К. ТЕЛЬПУК: И общаться разучится ещё, между прочим.
А. ЯШИН: Патриотом перестанет быть. А общаться надо только с себе подобными, и ходить только в Общество слепых на чаепития, и больше никуда.
О. ШЕВКУН: А ещё на улицу выходить не надо. Там иногда матюгаются.
А. ЯШИН: На улицу не надо, только социальное такси до Общества слепых и обратно домой, всё.
О. ШЕВКУН: Александр Давиденко поднимает ещё один интересный вопрос. Он пишет: «Есть ли брайлевские книги по традиционному китайскому массажу?» Ответ и комментарий Олега Николаевича Пилюгина меня, честно говоря, немножко, скажем так, напряг. «Раньше мы издавали, – говорит Олег Николаевич, – разные книги по классическому массажу. Однако современные издания сплошь построены из картинок. Описывать их словесно – нужен специалист, а делать это непрофессионально просто опасно, особенно, когда речь идет о точечном массаже». Значит, смотрите, что получается: одна из профессий незрячих – массажист.
А. ЯШИН: Крайне популярная профессия.
О. ШЕВКУН: Правда, мне тут сказали, что многие из этих массажистов по Брайлю не читают. Они потому и не читают, что незачем.
А. ЯШИН: Да Бог их знает.
К. ТЕЛЬПУК: Есть поздно ослепшие, которые не учили.
А. ЯШИН: Да, есть поздно ослепшие, которые просто не учили, которым не надо. Есть такая категория людей поздно ослепших, которые говорят: «Зачем мне учить Брайль? Мне это не надо». Я, в принципе, их понимаю. Если это никак не связано с профдеятельностью… Но потом они слушают синтезатор речи «Катерина» и теряют грамотность.
О. ШЕВКУН: А никакому массажисту книги по точечному массажу, в общем-то, тоже синтезатор речи не прочитает. Если есть массажисты среди вас, скажите, как вы с этим поступаете. Что делать?
А. ЯШИН: Профдеятельность, в любом случае, предполагает чтение специфической литературы. Насколько я знаю, что вроде для слепых довольно много же массажной литературы издавалось, именно перепечаток, которых и в интернете не найдёшь. Поэтому мне всегда очень странно, когда специалисты, будь они массажисты или не массажисты, поздно ослепшие, не учат Брайль, потому что иногда его можно очень круто применять в профдеятельности. Например, я планы всегда к занятиям по Брайлю себе пишу, мне так удобно. У меня нет дисплея, я пишу всегда планы, мне очень удобно по Брайлю.
О. ШЕВКУН: Максим Бельский предлагает: «Неплохо бы наладить издание литературы по шашкам и шахматам». Ответ Олега Николаевича Пилюгина: «Я сам сторонник, чтобы такое издание, как постоянный ежегодный сборник, существовало. И делал для этого всё возможное, хотя сложности были те же, что и с нотами. У нас ведь по Брайлю тоже свои правила записи, и идеограммы нужно расшифровывать. Нашёл двух людей – совместимую пару – зрячего и слепого шахматистов. Но люди постарели, слепой был не против продолжать, а зрячий категорически отказался. Дело заглохло, и тиражи были мизерные. В школах нет кружков, как в наше время, люди играют в гаджеты». Про гаджеты – это особая история. Вот некому подготовить брайлевскую книгу, такое восклицание главного редактора.
К. ТЕЛЬПУК: Мне кажется, можно было бы волонтёров найти попытаться. Но опять же, кто будет этим заниматься?
А. ЯШИН: Да, желающих. Многие же в шахматы играют.
К. ТЕЛЬПУК: Или если не волонтёров, то специалистов-то хватает, но тут опять же встаёт вопрос: а кто им будет платить? А платить-то ведь никто не хочет.
А. ЯШИН: А платить надо будет много, потому что материалы, любая редактура предполагает очень серьёзное погружение. Я сейчас, например, перевожу большую книжку одной польской дамы (она уже в серьёзном возрасте) про то, как она жила после войны и т. д. Она незрячая, интереснейшая книжка, я надеюсь, что где-нибудь к весне я закончу. Она мне ничего не платит, просто потому, что не может. Но настолько крутая книжка! Но это же надо «по сердцу» переводить, а есть люди, которые не захотят эти «по сердцу» заниматься. И я их отлично понимаю, потому что любой труд, в общем-то, должен быть оплачен.
О. ШЕВКУН: Смотрите, я тоже понимаю всю эту ситуацию, потому что мы делаем наши программы «Тифлостримы», и сейчас все эти передачи делаются на добровольческой основе. Там будет проект дипломный, это не совсем добровольческая или волонтёрская основа, людям просто и диплом тоже надо защитить. Но «Тифлострим» никому не оплачивается и дипломы никому не защищать. И я думаю, а что, если вдруг участники скажут: «Да нам это неинтересно, нам это надоело». А если у вас это издательство, если у вас поставлено уже это на поток? В общем, я не знаю, как это решить, у Сергея Новикова в следующий понедельник это обязательно спросим.
А. ЯШИН: Вы знаете, тут про «прозреть» Вадим прислал прекрасное сообщение. Не могу его не процитировать: «Мне как-то прислали фотку без описания. И на вопрос: «Зачем вы это сделали? Вы что, надеетесь, что я прозрею?» ответ был: «Да». Занавес!» Это восхитительно, по-моему. Я не мог это пропустить. Николай Федяев говорит: «Не в Катерине дело. А дело-то как раз в том, что синтезатор не превратит звук, – давайте, я скажу более профессионально, – в фонему». Не превратит, конечно, я понимаю, что вы имеете в виду. Человеку действительно стоит читать по Брайлю, всё равно чтение немножко человека облагораживает. Оно улучшает, в какой-то степени, грамотность человеческую и на письме, и везде. Всё равно под руками видя текст, человек немножко иначе это воспринимает. Я, в какой-то мере, например, жалею, что у меня нет брайлевского дисплея. Потому что, будь он с возможностью подключать по bluetooth, наверное, читал бы я на нём брайлевские книжки периодически. Когда у меня он был, я, в общем-то, делал так. Просто тут вопрос в приоритетах. Кому-то это надо, кому-то не надо. Наверное, люди просто не видят смысла, потому что Елена пишет: «Очень многие пользуются скринридерами, и им нормально». В принципе, надо всё-таки понимать, зачем тебе читать по Брайлю. Тут к вопросу опять «головой» или «сердцем», что человеку нужно, что он хочет реализовать. Про кружки ведь в школах – то же самое: был бы PR этих шахматных кружков, было бы это как-то интересно, завлекали бы ребят, так, наверное, были бы кружки. Но у нас же сейчас и в школах стоит вопрос больше о наградах, каких-то финансовых достижениях, ещё чём-то. Всё везде очень сложно сейчас с увлечённостью людской.
К. ТЕЛЬПУК: Что касается дисплея брайлевского, я в своё время его купила, когда поняла, что у меня катастрофически падает грамотность.
А. ЯШИН: У многих падает, кстати. У меня тоже, я много сейчас по Брайлю не читаю, у меня есть книжки. Кстати, спасибо издательству «Чтение» за то, что в своё время они у меня появились. У меня есть книжки брайлевские, мне некогда, что называется, в руки взять. А дисплей если бы я возил, и читал бы текст и редактировал, мне было бы да, возможно. Кстати, Антон Попов, я так подозреваю, что он массажист, пишет о том, что если бы были книжки по тому самому массажу, он с удовольствием бы пользовался.
О. ШЕВКУН: Но вопрос, а кто бы эти книжки делал? Они золотыми получаются. Максим Павлов продолжает эту тему в письме, на которое тоже подробно ответил Олег Николаевич. Я вообще благодарен Олегу Николаевичу за его серьёзный подход к этому эфиру. Он воспринял это именно как возможность мини-конференции со слушателями. Максим пишет: «Хотелось бы обратить внимание на три вещи: музыкальные издания, издания на иностранным языкам и литературу по точным наукам. Это литература, которой сейчас остро не хватает, и которая недоступна восприятию, или труднодоступна иными средствами, кроме как по Брайлю. По этой причине по моему мнению, – пишет Максим, – необходимо увеличить выпуск таких изданий. В передаче вы сами комментировали этот факт. Но некоторые литературные произведения можно послушать в аудиоформате, следовательно, необходимости в таких изданиях нет. К сожалению, ограничителем, – пишет Максим, – который не позволяет издавать вам в достаточном количестве литературу, указанную выше, является низкая степень образованности слепых и слабовидящих людей. Однако, в результате, страдают люди, которые занимаются на профессиональном уровне тем или иным видом деятельности. Они не имеют литературы, в которой остро нуждаются. По этой причине, в некоторых случаях, возможна некоторая неполноценность такого работника. Можно признать, что выпуск профильных изданий для профессионалов очень дорог. Естественно, вы не можете полно обеспечить людей такой литературой. Однако, к сожалению, издательство ваше, в основном, ориентировано на художественную литературу. По этой причине, просто не хватает средств на выпуск изданий других направлений». Там длинное письмо, и смысл про то, что если перераспределить и всё-таки поменьше печатать «художки», а печатать иностранные языки и т. д., музыку, то в общем вопрос можно решить.
А. ЯШИН: Это очень актуально на самом деле, потому что когда я поступал на филфак, в своё время, не было литературы тематической, которая была бы мне актуальна и нужна. Я понимаю, что слепых филологов не очень много. Плюс, в нашей сфере есть разные направления. Кто-то – журналисты, кто-то – переводчики, языковеды, литературоведы, и всем не угодишь, естественно. Но мне было некомфортно без брайлевской литературы. Кстати, Олег, тебя тут хвалят, потому что Алексей Викторов из Самары пишет о том, что только благодаря Олегу стал больше интересоваться брайлевским дисплеем, и больше желания стало читать. «Жаль, что мой Focus слишком мал».
О. ШЕВКУН: И мой тоже, 14 клеток, товарищи!
А. ЯШИН: Слушайте, а ведь профессиональные коллеги тоже пишут. Вот Вадим, например: «Мне с Брайля учить однозначно легче, чем со скринридера». И я солидарен 300 раз. Например, разбирая тексты для коллектива для фольклорного, которым руковожу, я очень часто попутно делаю брайлевские заметочки, попутно по Брайлю всё это себе переписываю. Во-первых, выучиваешь; во-вторых, удобно. Пока перепишешь, пока потом прочитаешь. Очень хорошо. И не могу не процитировать это объявление от Вадима: «Куплю дисплей Брайля. Дорого». Коллеги, услышьте, наконец, Вадима, и продайте ему!
О. ШЕВКУН: Подождите, а чего Вадим не может у компании купить? Они все дорого продают.
К. ТЕЛЬПУК: Нет, они продают слишком дорого!
А. ЯШИН: Елена пишет: «Я по Брайлю не читала со школы. Если что-то непонятно скринридером, текст выверяю, в том числе, глазами по символам и словам».
О. ШЕВКУН: Я всё-таки прочитаю пока ответ Олега Николаевича Пилюгина на этот крик души. Он пишет так: «В 1995 году, когда Центральное правление ВОС принимало решение о нашем создании, Олег Тимофеевич Муравьёв (был тогда в руководстве такой достойный и понимающий человек) в учредительном постановлении определил нашу задачу так: «Обеспечить круг чтения незрячих, использующих систему Брайля. Способствовать популяризации системы Брайля среди инвалидов по зрению». Это не формально-бюрократический ответ, – пишет Олег Николаевич, – дескать, выполняю постановление. Это описание нашей основной задачи, нашей ниши в брайлевской печати. Вы поняли, что проблема финансирования Брайля существует и очень остро, но предлагаете её неверное решение. В целом, для страны задача стоит так: нужно возродить Брайль, сделать его массовым. Создать условия, при которых изучение и использование Брайля все слепые ощутили бы, как необходимость. Поэтому обязательный выпуск высокохудожественной литературы для каждого жанра, ибо у каждого жанра свои законы и свои правила, является основной нашей работой, поскольку обеспечивает, чтобы массовому читателю было, что читать. Вы же предлагаете перераспределить наши куцые средства в пользу литературы для специалистов-профессионалов, издания для которых не только дороги, в силу их сложной подготовки, но и заведомо малотиражны. Где заявки, кроме вашей, на «Концерт для баяна с оркестром?» Вы – на сегодня единственный, от кого такая заявка поступила в обозримом периоде. Какие именно издания по точным наукам вы рекомендуете выпускать? Нет никакой конкретики, а ведь наверняка мы, если бы даже могли провести опрос среди нуждающихся специалистов, а мы просто их не знаем, потому что они к нам не обращаются, то оказалось бы, что одному нужно одно, а другому – другое. Чем выше профессионализм, тем уже специализация и специфичнее потребности. У нас ещё в 2000-е годы издавались два сборника: «Математика» и «Программирование». Но действующая редколлегия, состоявшая из специалистов, от раза к разу всё сложнее принимала решения, что публиковать дальше. И не потому, что не было на эти темы ничего нового, а потому, что «лебедь, рак и щука» тянули в разные стороны, а тиражи молчаливо, при отсутствии писем, падали, и, наконец, опустились до уровня, при котором использование типографских мощностей бессмысленно. Малотиражные издания до 50 экземпляров во всём мире изготовляет децентрализованная печать». То есть, в библиотеки обращайтесь и т. д.
А. ЯШИН: Всё сложно, короче, всё плохо. Специалистов не знаем, никто к нам не приходит. Друзья, чтобы к вам кто-то приходил, наверное, надо соответствующий запрос куда-то отправлять.
О. ШЕВКУН: А вот куда?
А. ЯШИН: А вот никуда, потому что общество слепых у нас не работает, друзья мои, никак. И это к вопросу, кстати, об организациях работников интеллектуального труда, ещё о чём-то. Я – не член ВОС, с радостью я вступил бы в ВОС, если бы мы могли, допустим, взять коллективненько и повлиять на издания. Например, мне было бы очень актуально парочку польскоязычных учебников, по которым я работаю со своими студентами, мне было бы очень актуально издать.
О. ШЕВКУН: Ты один, а им нужно 50 экземпляров!
А. ЯШИН: Нашлись бы специалисты. У нас, в Польше, в Украине. Да, конечно, это уже международное сотрудничество, там куча проблем. Но филологи бы нашлись, но это же проще говорить, что нет никого, чем что-то делать. Я прочитаю сообщение от Александра, с вашего позволения: «Работаю массажистом в санатории, различные учеты веду на Macbook’е. Поверьте, Брайль лучше. Собираюсь покупать брайлевский дисплей». То есть, Брайль-то актуален, но у меня складывается такое ощущение, что не знают люди, что он актуален, сидящие в этих издательствах, либо нет какого-то контакта адекватного. Я вот пока не понимаю. Ты понимаешь, Кристина, в чём проблема?
К. ТЕЛЬПУК: Мне кажется, что просто контакта нет. И, в принципе, понятно, что у нас ВОС толком не работает, и можно было бы пытаться как-то через библиотеки. В каждом городе крупном есть библиотека специальная.
О. ШЕВКУН: Кстати, в некоторых есть читательские советы, например.
К. ТЕЛЬПУК: Вот! И можно же делать туда запрос: «Ребята, опросите своих читателей».
О. ШЕВКУН: Издательства это делают, когда формируют планы издания литературы. Я не знаю, что из этого получается.
К. ТЕЛЬПУК: А формируют же как? Формируют на художественную литературу, на медицину, то есть, на вещи, которые тогда перечислялись в эфире.
А. ЯШИН: К литературе доступ и так ведь есть, к художественной.
К. ТЕЛЬПУК: А именно на такую, специализированную запрос. Нужны ли вам учебники по английскому языку? Всяко нужны.
А. ЯШИН: Если да, то какие?
О. ШЕВКУН: Но их сложно делать.
А. ЯШИН: А это уже другой вопрос.
К. ТЕЛЬПУК: Да, потому что современные учебники, зрячие, плоскопечатные, их сложно делать, но электронными ими очень сложно пользоваться, если ты не видишь, потому что они рассчитаны не на нас.
О. ШЕВКУН: На самом деле я думаю, что очень скоро оно созреет, очень близко оно к этому подошло. Многострочные брайлевские дисплеи.
А. ЯШИН: Так сколько они будут стоить, Олег?
О. ШЕВКУН: Где-то порядка пары тысяч долларов. Не так много.
К. ТЕЛЬПУК: Всего?
О. ШЕВКУН: Да.
К. ТЕЛЬПУК: Да ладно!
О. ШЕВКУН: Вот как только это будет, мы обязательно здесь покажем.
К. ТЕЛЬПУК: Как только это будет, я куплю, честное слово!
А. ЯШИН: И я куплю.
О. ШЕВКУН: Подожди, надо сначала убедиться, что он работает.
К. ТЕЛЬПУК: Естественно!
А. ЯШИН: Вот Елена Огородникова, кстати, задаёт вопрос, на который у меня, например, нет ответа: «Как в школах борются с тем, чтобы дети читали руками и глазами, если такое изобилие аудиокниг сейчас? И требуют ли сейчас в школах технику чтения?» Я, как человек, который заканчивал в 2013 году, могу сказать, что в наши времена требовали. У нас были прямо чуть ли не экзамены по технике чтения. Я думаю, что сейчас тоже требуют. Здесь тоже момент: издавать книжки художественные – всё это прекрасно, всё это здорово. А, в таком случае, может быть, стоит посмотреть на то, что читают эти современные подростки?
О. ШЕВКУН: А что, ты будешь их ограничивать, что ли?
А. ЯШИН: Нет.
О. ШЕВКУН: Издавать то, что они читают?
А. ЯШИН: Олег, ты пойми, я видел эти каталоги, что «Чтение» издаёт. У меня нет претензий к каталогам, потому что они издают, например, Абгарян. Очень качественная, хорошая литература, ничего не имею против.
О. ШЕВКУН: Это говорит редактор.
А. ЯШИН: Да, но вы, пожалуйста, дайте людям читать то, что они любят. А у нас ведь система ВОС рассчитана на людей в возрасте. Литература тоже, в общем-то, рассчитана на людей постарше. Детская литература есть, но она рассчитана, в свою очередь, на детей помладше. Получается, ниши уже практически нет. То есть опять, целевая аудитория, которая бы и могла, может быть, это читать, она, в итоге, убегает в гаджеты, в интернет, потому что зашёл, скачал книжку в библиотеке той же av3715 аудио. Или если, как я, человек не любит, допустим, аудиокниги, скачал текстовую книгу, и читаешь её синтезатором. Вовсе не потому, что у тебя брайлевской нет в доступе, а потому что её и не будет. И ты отчётливо понимаешь, что её не будет.
О. ШЕВКУН: Коллеги, мы про ВОС на самом деле несколько раз говорили. Я тут был очень близок к тому, чтобы похвалить ВОС, спеть здесь пару дифирамбов абсолютно искренних. Но потом кое-что произошло. Есть там что-то почитать из сообщений?
А. ЯШИН: Алексей Щербаков пишет нам, что у него тоже было требование по технике чтения, но закончилось это всё в начальной школе.
К. ТЕЛЬПУК: Та же ситуация, потому что мы с Лёшей в один год школу заканчивали. Не одну, правда, разные, но у нас тоже только в начальных классах.
А. ЯШИН: Вот Елена пишет тоже, что возможности читать книги ушами отсутствовали практически, поэтому тоже читали по Брайлю, и требовали технику. Вот Алексей сказал очень хорошую мысль, и мы когда про форум в Новосибирске будем говорить, я её ещё раз повторю: «Не забываем, что молодёжь для ВОС – это люди до 40». Алексей, до 40 с гаком, и, кстати, на молодежный форум не пустили человека, которому 52. То есть, всё-таки в 52, видимо, молодость заканчивается.
О. ШЕВКУН: У нас тут была история целая. Я рассказывал о том, что мы сделали рассылку по E-mail’у для того, чтобы распространять наши анонсы. И я сказал о том, что я не очень понимаю, зачем это надо, потому что сегодня все в соцсетях, зачем кому-то нужен E-mail. Насколько я понимаю, Кристина Тельпук сказала: «Нет, мне нужен».
К. ТЕЛЬПУК: Да, я настаивала, Олега за горло взяла практически. И он решил, что проще сделать и отвязаться.
А. ЯШИН: Конечно.
О. ШЕВКУН: Кристина Кузнецова после этого пишет: «Видимо, ещё одна Кристина, которой не нравятся соцсети».
К. ТЕЛЬПУК: Ура!
О. ШЕВКУН: «…Я о вашем канале узнала из «тифлокомповской» рассылки. По-моему, кто-то присылал ссылку на выпуск с обзором Orbit Reader. Лично мне, – пишет Кристина, – не хватает анонсов на e-mail. Для меня гораздо проще разбирать письма, а навигация по соцсетям отнимает у меня слишком много времени, а это бесценный ресурс. В мире столько всего интересного, хочется всё успеть. Так что это здорово, когда есть выбор, и можно найти для себя наиболее удобный способ получения информации».
А. ЯШИН: Читайте Twitter, друзья.
О. ШЕВКУН: Соцсеть.
А. ЯШИН: Соцсеть, но очень лаконичная. Особенно, если подписаться только на то, что действительно интересно.
О. ШЕВКУН: И у нас есть Twitter.
А. ЯШИН: У нас есть Twitter, он прекрасен. В нём мысли, рассуждения, размышления. И, конечно, ссылки на наши всякие-разные записи.
О. ШЕВКУН: Нас можно найти, twitter.com/tifloinfo. А я читал сайт ВОС.
А. ЯШИН: О Боже мой!
О. ШЕВКУН: Да, а как же. Надо же быть в курсе. И вижу заголовок пресс-релиза, который, как мне кажется, просто поспорил с обеими Кристинами сразу. Президент ВОС, Александр Яковлевич Неумывакин…
А. ЯШИН: Сидит ВКонтакте?
К. ТЕЛЬПУК: На Facebook’е он сидит.
О. ШЕВКУН: «Социальные сети, – говорит он, – становятся одним из ведущих каналов коммуникации для инвалидов по зрению». Я думаю: «Вау!»
А. ЯШИН: Уже лет пять, наверное, становятся.
К. ТЕЛЬПУК: И всё никак не станут.
А. ЯШИН: Никак не станут. Как сидели в рассылках, так и сидят.
О. ШЕВКУН: Да. И дальше пресс-релиз: к Международному дню слепых. Опять он, день слепых! К нему была приурочена прошедшая в Негосударственном учреждении (НУ ИПРПП) «Реакомп» 13 ноября 2019 года 19-я научно-практическая конференция «Социальные сети и их возможности для инвалидов по зрению». На конференции состоялась встреча президента ВОС Александра Неумывакина с участниками мероприятия: молодыми представителями и активистами региональных и местных организаций ВОС, представителями библиотек и образовательных учреждений.
К. ТЕЛЬПУК: Явление Самого народу.
А. ЯШИН: И он, очевидно, узнал там про Facebook, я подозреваю.
О. ШЕВКУН: Нет, мне очень понравился, на самом деле, релиз. Написано «обсуждали стоящие перед ВОС задачи», и Неумывакин отметил, что соцсети стали важным инструментом и т. д. И я думаю, вот тут у нас люди говорят про электронную почту, электронные рассылки, а президент говорит: «Ребята, в соцсети пора идти».
А. ЯШИН: Дошло, слава тебе, Господи!
О. ШЕВКУН: Да! И это я и хотел сказать сегодня в эфире. А потом я увидел, в пресс-релизе об этом мероприятии на сайте «Реакомпа» имена
докладчиков, и я смотрю, там Алия Нуруллина. Я звоню Алие Нуруллиной и говорю: «Алия, расскажи, что там было?» Она говорит: «А ты зайди ко мне на Youtube канал «Алия Нуруллина», и узнаешь».
А. ЯШИН: Зашёл и узнал, видимо, да?
О. ШЕВКУН: Саш, а ты зашел, узнал?
А. ЯШИН: Я частично зашёл и узнал, но я предвкушал сегодняшний эфир.
О. ШЕВКУН: И ты посмотрел?
А. ЯШИН: Нет, я не стал это смотреть, я хочу узреть это прямо сейчас.
О. ШЕВКУН: Как ты думаешь, Саша, для Александра Яковлевича Неумывакина что самое главное в соцсетях?
А. ЯШИН: Я даже не знаю. Для меня лично, если бы я руководил, я бы старался как-то расположить людей к организации. И постараться предложить им какие-то варианты, почему стоит туда вступать, что будет, чего клёвого есть. Если бы я был президентом ВОС, вот это для меня было бы главное.
К. ТЕЛЬПУК: А одним словом, Саш?
А. ЯШИН: Соборность и уют?
К. ТЕЛЬПУК: Нет, соборность у нас в другом месте.
А. ЯШИН: И скрепы.
О. ШЕВКУН: Давайте послушаем коротенький фрагмент. Я сделал здесь выжимку, потому что выступление было 15 минут. На канале Алии Нуруллиной тоже только фрагменты, я сделал фрагменты из фрагментов. Я хотел бы услышать вашу реакцию, потому что это то, в чём мы сегодня, друзья мои, живём.
(Начало видеосюжета).
Александр НЕУМЫВАКИН: Главная у нас беда в том, что мы не выработали в своём направлении работы идеологию. Постулаты простые: это любовь к отечеству, второе – уважение к руководящим органам, президенту России, правительству и т. д. И самое главное – ответственность и выполнение своих обязательств перед родиной, перед нашим отечеством, а наше отечество малое – Всероссийское общество слепых. Поэтому я прошу: акцентируйте внимание, что действительно надо иметь призывы, действительно надо, чтобы в сетях напечатали о каком-то предприятии, о каком-то работнике, рабочем, руководителе среднего уровня или высшего, не важно, оно должно звучать С ГОРДОСТЬЮ! Ну, обратите внимание, как пресса у президента нашего работает, Владимира Владимировича. Я тоже своих называю, Валерия Яковлевича, Песковым иногда. Ну, в шутку, так сказать. Ну, по-дружески. Но это ведь действительно так. Они очень хорошо трудятся и своевременно. Но надо ещё не хватает. Главное – о идеологии.
(Окончание видеосюжета).
А. ЯШИН: Я не могу подобрать, к сожалению, приличных слов, чтобы характеризовать. Но я хочу сказать, что это дико. Я понимаю, что это отвечает контексту современной российской идеологии.
О. ШЕВКУН: Конечно.
А. ЯШИН: То есть, он в ногу прям идёт! Скрепы, патриотизм, вот это вот всё.
О. ШЕВКУН: По-моему, он обгоняет.
А. ЯШИН: Нет, он не обгоняет! У нас всё в стране именно так, как он и говорит. Всё хорошо. Он всё правильно говорит. И я думаю, что очень многих это устраивает, наверное. Есть люди, которым это очень близко. У нас, слава Богу, пока свободная страна, каждый что-то там может выбирать.
К. ТЕЛЬПУК: Есть на это запрос.
А. ЯШИН: Запрос на это есть. Но насколько же это дико смотрится! Я просто скажу буквально две вещи. У тебя в организации люди компьютерно неграмотные иногда. У тебя в организации люди не знают современных средств доступности. Но ты упираешь на то, что им надо держаться духовных скреп. Да, им, конечно, может, и надо держаться духовных скреп. А жить им на что при этих скрепах? Потому что вот как бы техника-то всякая компьютерная, она вообще-то становится окном в мир и путём, например, к заработку, на секундочку. И к образованию, и к прочему. Чем духовные скрепы-то поддерживать будешь?
О. ШЕВКУН: А для меня на самом деле, друзья, вот это была очень-очень мотивирующая история. Знаете, бывают такие мотивационные спикеры. Вот для меня здесь это был мотивационный спикер. Я не буду подробно комментировать это выступление. Я скажу здесь про себя и про нашу команду. Вот теперь я ещё больше понимаю, почему и зачем мы работаем. Есть интернет-площадки, которые, так или иначе, принадлежат Всероссийскому обществу слепых, для которых сейчас все вот эти ограничения. Они должны будут С УВАЖЕНИЕМ. Да, мы можем с полным уважением говорить то, что считаем нужным, говорить то, что считаем важным в рамках закона Российской Федерации, естественно. И мы будем выпускать эти программы, мы будем выпускать другие программы для того, чтобы молодые люди, не очень молодые люди могли высказываться.
А. ЯШИН: Могли иметь доступ к нормальной, адекватной информации, в конце концов.
О. ШЕВКУН: Ну, и там, кстати, произошла подмена понятий, потому что конференция-то по соцсетям, а речь-то у него шла о СМИ в соцсетях и идеологии СМИ в соцсетях. Вот президент. У него там такие СМИ, у меня такие СМИ. Да, мы будем давать другую информацию, вот и всё.
А. ЯШИН: И слава Богу, что мы друг у друга есть. Вот что я хочу сказать. Вот, кстати, сейчас Вадим пишет, Анастасия пишет. Я вас, простите, не буду прям полностью цитировать. Алексей Щербаков, Алексей Викторов тоже пишут. У всех выходит вот одна мысль. Неумывакин сказал, что ВОС – это наше малое отечество. Так вот, что-то мы без родины, по-моему, дорогие коллеги, все. Вот что я хочу сказать.
О. ШЕВКУН: Безродные космополиты.
А. ЯШИН: Безродные, косноязычные слепые, которые сидят в своих этих интернетиках и о скрепах не думают. Ужас, ужас! Ещё и разговаривают между собой. Кстати, не забудьте.
О. ШЕВКУН: Да, и очень активно разговаривают.
А. ЯШИН: И имеют наглость ещё рассуждать.
О. ШЕВКУН: Да. Свобода слова заключается в том, чтобы и Александр Яковлевич говорил то, что он считает нужным, другие люди говорили то, что они считают нужным. Мы также говорили то, что мы считаем нужным. Ну, а аудитория будет выбирать. Нам иногда говорят: «Ребята, вы необъективны». Ребята, у вас есть выбор. Мы – одно из СМИ, которое вам этот выбор даёт, хотя мы не официальное СМИ и т. д. Но фактически, часть этих функций, по крайней мере, мы выполняем. Вот выбирайте. Если хотите, присоединяйтесь, помогайте. Кстати, расшифровщики нужны? Или уже не нужны?
А. ЯШИН: Да было бы недурно, наверное.
К. ТЕЛЬПУК: Нужны.
О. ШЕВКУН: Так что, если хотите участвовать в расшифровке, адрес: komanda@tiflo.info. Пишите, пожалуйста.
К. ТЕЛЬПУК: Я думаю, что нам и редакторы не помешали бы, на самом деле.
А. ЯШИН: Вообще, если вы готовы чем-то помогать, это очень ценно, потому что вдруг у вас есть какие-то хорошие материалы по технике, вдруг у вас есть что-то про доступность, вдруг вы готовы писать, вдруг вы готовы прийти в эфир. На самом деле это очень важно, потому что вы видете, что делается!
О. ШЕВКУН: Я зря сказал, что до 17 марта материал есть уже, потому что люди скажут: «Да у них тут всё есть!» Ребята, приходите. Материал ещё передвинем, добавим и т. д. Это все вопросы можно решить. А то не придут потом из-за меня.
А. ЯШИН: «Ты лежишь в степях, без роду и племени», – пишет Вадим Чагин и просит у нас прощения.
О. ШЕВКУН: За что?
А. ЯШИН: Вадим, не мог я не прочесть этого.
О. ШЕВКУН: А за что у нас прощения просить?
А. ЯШИН: Пятая колонна мы, друзья. Вот почему.
О. ШЕВКУН: Саша вернулся из Новосибирска. Что там было?
А. ЯШИН: Там был четвёртый молодёжный форум новосибирской организации ВОСовской. Он, по-моему, назывался «Смотрим в будущее».
О. ШЕВКУН: Четвёртый новосибирский информационно-реабилитационный образовательный молодёжный форум инвалидов по зрению ВОС «Смотрим в будущее».
А. ЯШИН: Суть была одна – рассказать о перспективах, возможностях. Куда идти, чем заниматься, как работать, с чем работать. Я, честно говоря, попал туда случайно.
О. ШЕВКУН: Как вообще попал? Вот реально, как такие люди на форумы попадают?
А. ЯШИН: Вообще отвратительные люди. Против скрепов. И вообще, как они приезжают! Ужас! У меня просто в Новосибирске живёт очень хороший друг. Мы давно очень хотели встретиться, и тут такая возможность подвернулась. И он говорит: «Слушай, ну, вообще, форум будет. Может, пойдёшь?» А я, честно говоря, друзья мои, я не член ВОС, как я уже говорил, я никогда им не был. Наверное, в ближайшей перспективе не суждено. Ещё посмотрит руководство, скажет, вообще, Господи, анафеме предать. Но, тем не менее, мне было интересно. Правда, я никогда не был на таких мероприятиях. В общем, суть была одна. Приходили разные люди, рассказывали о возможностях для инвалидов: по реабилитации, по образованию, по трудоустройству. Я должен вам сказать, что вообще-то довольно много чего делается. Это хорошо, это отрадно. Потом были мастер-классы. Я, к сожалению, на мастерклассах не был, потому что мы совместно с тем самым хорошим другом вели мастеркласс по информационным технологиям. И тут меня чуть не хватил родимчик, честно говоря, по одной простой причине. Люди, ещё в городе они что-то знают про IT, про доступность про какие-то аспекты вот эти, про смартфоны. Чуть вот в область – всё. То есть, там были люди после 30 преимущественно. Были, конечно, люди, которым было 20 с чем-то лет. Но, в основном, после 30, потому что даже та категория незрячих ребят, с которыми я общался в Новосибирске, которые как раз после 20 и до 30, они, в большинстве своём, или работают, или учатся. То есть, молодёжный форум, но молодёжь, такая вот прямо молодая молодёжь, для которой, казалось бы, всё это вот – про возможности, про то, как им жить – ей некогда. Она не приходит, она и не придёт. При том при всём, что это можно было бы реализовать в выходные, например. Например, какие-то штуки перенести на вечер, ещё как-то. В общем, если бы было действительно желание привлечь молодёжь, о котором ВОС много говорит, то её бы привлекли. Но, тем не менее, приехало что-то порядка 50 человек. Не только были из Новосибирской области, но и из соседних регионов. Обманывать не буду, не скажу, откуда. Кемерово, кажется, было, и ещё что-то было. Какой-то из Алтаев был. В общем, суть в одном. Люди хотят получать знания, люди хотят работать, люди хотят быть полезными, людям это важно, людям это нужно. Я много говорил про «Тифлострим», много говорил про то, что мы здесь делаем. И, в общем, многие заинтересовались. Я надеюсь, что действительно они пополнят ряды наших зрителей.
О. ШЕВКУН: Кстати, я думаю, что пополняют. У нас количество подписчиков растёт на YouTube.
А. ЯШИН: Были, конечно, те, кто пропитан вот этой вот пропагандой, что без ВОСа никуда, что как же мы вот так, кто же нас слепых защитит, кому же мы нужны. Ну, такие люди всегда будут, есть. И куда же их денешь? Это выбор человека, и очень хорошо, что он его сделал. Возможно, он полезен в ВОС. Даже если он бесполезен, то это уже не наши проблемы. В общем, ну, суть одна: людям нужна информация, людям нужны знания. Мы помогли многим людям, смогли помочь настроить им девайсы, рассказали про современные приложения. Там, кстати, были представители КСРК (Культурно-спортивный реабилитационный комплекс ВОС), Радио ВОС, в том числе. Они тоже выступали. Но вы знаете, что меня тоже покоробило? Ну, вот я рассказывал, в том числе, про свой ВУЗ, где я сейчас работаю и учусь. и я рассказывал в том контексте, что у нас есть, в общем-то, возможность трудоустройства после ВУЗа, как в рамках института, так и за его пределами, что, в том числе, устраиваются и инвалиды. Поскольку со слепыми прецедентов не было, я – первый и последний пока незрячий студент. И рассказываю, и у всех были такие глаза, как будто вот они не то, что первый раз это слышали, а как будто это на свете вообще никогда не происходило. Многие задавали вопросы с таким неподдельным удивлением, что «ой, это существует? Это бывает? Так возможно?» И мне стало горько, что, опять-таки, всё то же прекрасное Всероссийское общество слепых никак не пытается налаживать контакты, как я это вижу, по крайней мере. Но вот этот форум мне это так показал. Может быть, я не прав. Как хорошо будет, если я окажусь не прав. Вплоть до того, что вот есть в Новосибирске некая организация, называется она «Интеграция». Она отвечает как раз за трудоустройство людей. Они работают с московской «Перспективой». «Перспектива» – ну, тоже специфическое, в какой-то мере, место, но, однако же, оно трудоустроиться как-то помогает. И я знаю человека, который, благодаря этой «Интеграции», устроился работать прекрасно. Он – массажист. В общем, он что искал, туда и пришёл. Вот, слушайте, тоже к вопросу о том, что, оказывается, вот вне ВОС, при поддержке других организаций, или самостоятельно, что-то делается, и трудоустроиться можно. И у них там, оказывается, есть реабилитационные центры, при которых есть, оказывается, компьютерные классы, при которых, оказывается, есть какие-то кружки, в том числе, направленные на развитие на какое-то, на культуру, на творчество. Но опять, это делается муниципалитетом, это делается городом. ВОС делает. Он немало делает, да. Но опять, вот когда говорят вот эти представители этих всех реабилитационных центров, они вспоминают не сам ВОС, а, например, библиотеку для незрячих. Кстати, шикарная библиотека.
О. ШЕВКУН: Одна из лучших.
А. ЯШИН: Шикарная библиотека. Я прям вот посмотрел. Я, честно говоря, был приятно удивлён. Мне очень нравится свердловская библиотека, мне очень нравится, собственно, новосибирская. Мне очень понравилось, как организована доступная среда в библиотеке. Мне понравилось, что они для читателей что-то делают. Это настолько классно. Это действительно хороший, одновременно, и клуб по интересам, и реабилитационный центр, и учебный центр, потому что люди приходят и с техникой туда, в том числе, с помощью местных специалистов настраивают её, ещё что-то.
О. ШЕВКУН: Жизнь идёт, короче.
А. ЯШИН: Жизнь идёт, да. Но ВОСа в этой жизни я особо не вижу, вот в чём дело. Может, я плохо смотрел, может, я мало видел. Я готов извиниться, если что, и сказать, что я не прав. Но, в целом, у меня сложилось впечатление такого, знаете, ну, наверное, интерната, что ли. Наверное, отчасти потому, что мы были в реабилитационном центре. Мы были в таком реабилитационном центре с чудесным названием «Надежда». Нас кормили в столовой котлетками, мы туда гуськом все дружненько шли. Ой, поверните! Ой, заверните! Ой, не ушибитесь! Это был вот такой контекст. Это забота, это поддержка, и это очень круто, что вот это всё делалось, что людей накормили, что людей встретили. Но ощущение такого общевзрослого интерната меня не покидало. Может быть, в дальнейшем, я бы лично, если бы что-то такое делал… Стоит изменить, может, формат чуть-чуть, именно под людей, которые помоложе. Как минимум, под тех же школьников, которым нужна профориентация, которые заканчивают ВУЗ. Ой-ой, школу. Которым надо в ВУЗ идти. Ну, хотя некоторым и после ВУЗа нужна профориентация.
О. ШЕВКУН: Что же дальше делать с этим дипломом…
А. ЯШИН: Да, что дальше вот. Ну, просто даже школьникам тем же. Куда им пойти, чем им заниматься. В Москве что-то такое делается, в регионах – не знаю, делается или нет. В общем, мне, по результатам форума, не было до конца понятно, зачем и для кого. На мой взгляд (это даже не мои слова), потом люди говорили: «Ребята, вы уехали, и всё, для нас форум кончился». То есть, какие, получается, у людей насущные задачи-то? Очень даже бытовые, очень даже связанные с навигацией, с доступностью каких-то вещей бытовых. Многие спрашивали, как счётчики вот проверить. А что такое Be My Eyes? А как текст распознать? А зачем? А купюру? А куда вот обратиться? А что делать?… Их не интересовало, какие у них там песни будут в ВОСе, и когда на них приходить. Им было интересно именно вот, а жить-то как. Жить вот с этими современными технологиями, которые все так вот рассказывают. Как с ними жить? И вот это, оно очень актуально. И, видимо, ВОС делает на это упор. И хорошо, может быть, что он на это делает упор. Но видимо, действительно недостаточно, потому что, извините, если люди при 30 годах, и старше 30, и за 40 этих вещей не знают. Я о пожилых тогда молчу.
О. ШЕВКУН: Ну, на самом деле, это ещё раз подтверждает то, что мы занимаемся правильным делом. Мы будем им заниматься. Вот эти темы, которые касаются жизни, которые касаются повседневности. Я думаю, что вместе мы это сделаем и будем работать. Кристина, а ты на таких мероприятиях когда-нибудь бывала, нет, форумах молодёжных и прочее? Или это мимо тебя прошло?
К. ТЕЛЬПУК: Нет.
А. ЯШИН: Слушайте, а смотрите, что пишет Алексей Щербаков: «В моём районе (это Ленинградская область) живёт 133 слепых, и с информированностью очень большая беда». 133 человека!… Представляете? Вот Анастасия спрашивает: «А доступны ли форумы для не ВОСовцев, для не своих?» Да, доступны. Ну, вот я ж попал. По знакомству, наверное…
К. ТЕЛЬПУК: Да, мне кажется, любой может прийти, приехать. Какая разница-то?
О. ШЕВКУН: Ты как-то регистрировался? Саша, как это работает?
А. ЯШИН: Да, там надо было предоставить чуть ли не девичью фамилию матери. Мы посылали свои данные, паспортные и справку об инвалидности. Это, в общем, довольно адекватно. У них отчётность там, миллион бумажек, я подозреваю. Потом по результатам надо заполнить, отчитаться. Потом мы когда уже приезжали, мы регистрировались, говорили, какую организацию мы представляем.
К. ТЕЛЬПУК: А если никакую?
А. ЯШИН: Ну, с кем приехал, ту и представляешь. Были, кстати, ребята с собаками-поводырями. Для них создавали какие-никакие условия. На самом деле, вот я черню вот это всё, да, друзья, на самом деле там есть не такие уж плохие моменты. Но беда в том, что те, кто всё вот это организует, кто вот это всё делает, кто вот этим занимается, – это люди, которым уже довольно много лет. Они, к сожалению, к сожалению… Ну, посмотрите даже на то, что говорит Александр Яковлевич. Они не ориентируются немножко в том, что актуально для молодого человека. Ну, нравится нам это или не нравится. Ну, не ориентируются они. Кто-то идёт в ногу со временем, а кто-то – нет. И, к сожалению, у власти стоят те, кто не идёт. Да, и потом, не нужно им это просто, они и не идут. Может быть, тоже не знают, может быть, не могут. Я не знаю. Хотя, в принципе, в том же вот новосибирском ВОСе относительно молодая и технологичная председатель. Видимо, значит, сверху что-то, может было. Может, они что-то не предусмотрели. Форум, как развлечение, он был, наверное, актуален. С точки зрения информационной составляющей, в первый день он тоже был актуален. Во второй день, по-моему в настолки играли, ещё что-то такое. КСРК что-то им такое привозил. Но уже информационной какой-то составляющей там было меньше. Он был актуален, он был нужен, но если бы немножко под другим соусом и в другое время, просто выхлоп был бы больше. Вот в чём дело. Вот это, мне кажется, большая проблема. Вообще, город мне очень понравился. Вы знаете, я правда хочу сказать, что мне очень понравился город, мне очень понравились люди, очень простые, очень открытые. И хоть незрячие, хоть зрячие готовы на какой-то диалог, на какие-то вещи. Мне очень понравилась местная незрячая молодёжь. Не ВОСовская, а именно вот местная. Они круто ориентируются по городу многие. Не знаю, чья это заслуга. То ли школы, то ли, может быть, их самих, трудно сказать. Многим, многим молодым слепым стоило бы у них каким-то вещам поучиться. И вот опять, кто-то говорит про опору ВОС. Но ведь вот это опора! Что же вы этой опорой пренебрегаете? Придите к ней как-то по-другому. Может быть, она будет вас слушать. Вот Анастасия Парфёнова нам тут пишет про то, что не по знакомству она пыталась участвовать в форуме, ей было отказано на основании, что она не числится. Анастасия, ну, вы же понимаете, что это бюрократия.
О. ШЕВКУН: А что теперь делать? Приехать и сказать: «Я здесь»?
А. ЯШИН: Ну, наверное, только так. Либо с кем-то вот со знакомым, всё-таки. Ну, не пробьёшься, не пробьёшься, видать, иначе. Я не знаю, как вот это работает. Наверное, там обсуждаются такие секретные вопросы, до которых вас, простую смертную, не могли допустить.
О. ШЕВКУН: Смотрите, друзья, на следующей неделе, в понедельник Сергей Новиков, заместитель генерального директора Московского издательско-полиграфического объединения «Репро». Будем говорить с ним об изнанке и тонкостях брайлевского книгоиздания. В среду у нас необычный эфир. Мы выезжаем в командировку вместе с Татьяной Крук на целый день в Московскую область, где находится офис компании «Исток-Аудио Трейдинг». Это магазин «Доступная среда». Компании исполняется 25 лет.
А. ЯШИН: Кстати, у них обновился Smart Bee, если кому-то интересно. И если кто-то страдал от дурацкой системы навигации в версии 1.6.8, то имейте в виду, что новая прошивка, 2.17, этот вопрос решает, и решает многие другие вопросы, хотя там есть и недочёты. Я думаю, что уже непосредственно в этом «Тифлостриме» это как-нибудь будет обсуждено, в том числе. Стало стабильнее, стало удобнее, стало лучше. Я вот обновился. Есть у меня такой аппарат. Не знаю, правда, зачем он мне, но он у меня есть. По воздуху оно не прилетает. Это надо скачивать с сайта, распаковывать на эсдишку и с эсдишки уже ставить. Так что, если у вас не приходит обновление, это просто вот потому, что вторая версия, а не первая. Видимо, что-то там настолько изменили, что надо вручную.
О. ШЕВКУН: Что ж, друзья. Завершаем сегодняшний выпуск. Кристина в Москве на этой неделе, аж два раза была здесь, в «Тифлостриме». Я думаю, что это уж точно не последнее твоё появление здесь. До понедельника, друзья! Александр Яшин, Кристина Тельпук, Олег Шевкун. Всем – пока!
А. ЯШИН: Всем – пока!
К. ТЕЛЬПУК: Всем – пока!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *