Тифлострим, № 57. Своими руками.

Текстовая версия
• Повесить люстру или полочку
• Поменять раковину или унитаз
• Собрать стол или шкаф
Всё это, и многое другое, вполне возможно сделать без зрения. Но как этому научиться?
Да и стоит ли заморачиваться, если всегда можно вызвать мастера?
Выясняем в «Тифлостриме»
Участники: Александр Пивень, Светлана Цветкова, Александр Аксенченко
Ведущие: Татьяна Крук, Олег Шевкун
Выражаем признательность студентам Института журналистики, коммуникаций и медиаобразования МПГУ, а также администрации Культурно-спортивного реабилитационного комплекса ВОС за участие и содействие в подготовке и организации эфира.
“Тифлострим”. Не только для незрячих.

Олег ШЕВКУН: Всем привет, друзья! «Тифлострим» у нас сегодня выездной. Олег Шевкун, Татьяна Крук. Тань, привет!
Татьяна КРУК: Всем привет!
О. ШЕВКУН: Скажи, мужик должен быть рукастый? Уметь что-то делать, и еще наслаждаться этим желательно, Таня?
Т. КРУК: Да, замечательно.
О. ШЕВКУН: По дому должен ли обязательно?
Т. КРУК: Наверное, не обязательно, но было бы большим плюсом.
О. ШЕВКУН: Было бы большим плюсом. Незрячий мужик должен уметь делать что-то по дому? Или это просто большой плюс, или это вообще не обязательно, спрашиваю Александра Пивня. Саш. Привет!
Александр ПИВЕНЬ: Да, привет всем! Конечно, должен, иначе жить же скучно!
О. ШЕВКУН: Скучно жить, если ничего не делать по дому?
А. ПИВЕНЬ: Конечно.
О. ШЕВКУН: Светлана Цветкова, незрячий мужчина имеет какую-то индульгенцию, потому что он незрячий? Вот по этой причине он не может гвоздь забить, полочку повесить, розетку починить, просто потому, что он незрячий? Сколь велика индульгенция?
Светлана ЦВЕТКОВА: Здравствуйте! Я сначала думала, что имеет, до тех пор, пока не встретила Пивня.
О. ШЕВКУН: Пивня Сашу? То есть, ты раньше думала, что?..
С. ЦВЕТКОВА: Да, я думала…
О. ШЕВКУН: Друзья, мы задаем вопрос вам, нашим слушателям, зрителям: незрячий мужчина имеет индульгенцию, не имеет индульгенции? Александр Пивень, Светлана Цветкова, сегодня мы в консультативно-аналитическом отделе КСРК беседуем с нашими друзьями. Ребят, спасибо, что пригласили и приняли нас у себя в гостях! Но и еще есть один участник этого эфира, Александр Аксенченко. Александр из города Омск. Александр, добрый день!
Александр АКСЕНЧЕНКО: Добрый день!
О. ШЕВКУН: Александр, тот же вопрос к вам: незрячий мужчина имеет индульгенцию от того, чтобы что-то делать своими руками? Как вы к этому сами относитесь?
А. АКСЕНЧЕНКО: Я сам к этому отношусь отрицательно, ё-моё!
О. ШЕВКУН: В смысле, отрицательно?
А. АКСЕНЧЕНКО: Ой, наоборот, положительно. То есть, любой абсолютно человек должен уметь что-то делать. Никаких, я не знаю, ограничений или разделений по поводу того, что ты незрячий, зрячий, мне кажется, не должно быть. Просто есть какие-то вещи, которые мы делать можем, а есть вещи, которые мы делать просто не можем в силу особенностей.
А. ПИВЕНЬ: Но все равно нужно.
А. АКСЕНЧЕНКО: Нужно, естественно.
О. ШЕВКУН: А вот об этой границе, о том, где она проходит, я понимаю, что многие скажут – она для каждого своя. Именно об этом мы с вами, среди прочего, сегодня будем говорить. Вопрос к вам, нашим слушателям, зрителям: где граница возможностей незрячего человека в работе по дому? Как вы проводите для себя эту границу? И еще более сложный вопрос: как помочь людям, которые эту границу проводят как-то очень-очень ограниченно, как помочь эту границу расширить? Татьяна, нас вообще смотрят, слушают, что происходит вокруг у нас?
Т. КРУК: Пишут: «Всем привет!»
С. ЦВЕТКОВА: Разминка.
О. ШЕВКУН: Да, это разминка.
Т. КРУК: Вступительная такая часть.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Давайте, раз уж мы здесь находимся, в консультативно-аналитическом отделе, между прочим, нас спрашивали…
Т. КРУК: Проконсультируют, проанализируют.
О. ШЕВКУН: Да, сейчас они нас проанализируют. Сначала они проконсультируют, потом проанализируют, что получилось. Что нового в консультативно-аналитическом отделе КСРК ВОС за последние, может быть, несколько месяцев? Что сейчас тут, как по-английски говорят: «What’s new, what’s hot? – Что нового, что горячего, только что выпеченного?»
А. ПИВЕНЬ: У нас периодически появляется новая техника. Мы показываем ее у себя на канале, поэтому, кто интересуется – у нас там материала много, просто рассказывать об этом… Мне кажется, что лучше прийти на канал Tiflo4Blind.
С. ЦВЕТКОВА: Нет, Tech4Blind – значит, «Тэк четыре блинд».
А. ПИВЕНЬ: Расшифровали.
О. ШЕВКУН: Tech4Blind – это ваш Youtube-канал, и там есть всё?
А. ПИВЕНЬ: Да, там есть всё. Мы знакомим со всеми девайсами, которые появляются, со всеми устройствами, которые оказываются доступными для незрячих, и ознакомительные ролики туда выкладываем. А более подробная информация есть на сайте отдела, который называется Tiflo.pro. И там можно в текстовом виде доступную для незрячих информацию получить о тех девайсах, которые мы демонстрируем.
О. ШЕВКУН: Я, кстати, очень рад тому, что мы здесь находимся. Я был не уверен, сможем мы сюда попасть, или нет. Попасть смогли, спасибо большое, ребята, это круто! Так что, если во время эфира будут вопросы к Светлане Цветковой и Александру Пивню – задавайте, пожалуйста! И по нашей теме, и не только по нашей теме, потому что сами люди интересные. Света, я тебя перебил, ты что-то хотела сказать?
С. ЦВЕТКОВА: Да я хотела сказать, чтобы он не жадничал. Потому что я буквально все выходные наблюдала просто шоковое состояние Александра Владимировича по поводу недавно приобретенного им прибора, про который мы вчера сняли ролик. Прибор, определяющий номиналы всех возможных радиодеталей.
О. ШЕВКУН: В смысле?
С. ЦВЕТКОВА: Я давно не видела впечатления такого у него, он как бы человек спокойный.
А. ПИВЕНЬ: Это для тех людей, кто занимается электроникой, полезная штука. Этот прибор не просто как мультиметр определяет номиналы радиодеталей, он определяет и сами радиодетали.
О. ШЕВКУН: То есть, ты мне объясни по-простому?
А. ПИВЕНЬ: Вы любую радиодеталь вставляете в разъем этого прибора, а он вам говорит, это диод или конденсатор, транзистор или резистор. И соответственно, озвучивает номинал, так что если вы наощупь не отличаете диод от резистора, то этот прибор вам в этом поможет.
О. ШЕВКУН: Слушайте, подождите, Александр Аксенченко, Александр омский, потому что из Омска, вы отличаете наощупь диод от резистора?
А. АКСЕНЧЕНКО: У меня как-то опыта особо не было.
О. ШЕВКУН: Ни с тем, ни с другим?
А. АКСЕНЧЕНКО: Как сказать, резистор, если он переменный, я отличу конечно, у него же регулировка есть. А так, с мелочевкой, я тут интереса ради подостаю себе. Конденсатор-то я по-любому отличу, а вот диод, транзистор? Транзистор тоже отличу – у него три ноги бывает зачастую.
непонятное
А. АКСЕНЧЕНКО: А диод от резистора простенького, наверное, вряд ли отличу – надо будет тестировать.
А. ПИВЕНЬ: Вот хороший прибор, я на самом деле в восторге от него. Главное, что он если диод определяет, то еще и где катод, где анод, к какой клемме подключен. В общем, прибор открывает совершенно новые какие-то границы, горизонты для незрячих радиолюбителей.
А. АКСЕНЧЕНКО: А это с нуля созданный девайс, или это всё-таки какая-то адаптация?
А. ПИВЕНЬ: Это адаптация существующего тестера радиодеталей, просто сделано, чтобы он всё это озвучивал.
С. ЦВЕТКОВА: «Ивона» озвучивает его.
А. ПИВЕНЬ: Да, этими разработками занимается в Новосибирске Максим Павлов. Это его уже третье, даже четвертое изобретение на моем веку за короткий период времени. Говорящий штангенциркуль, говорящий мультиметр, вот теперь говорящий тестер радиодеталей.
О. ШЕВКУН: Слушайте, колоссально!
А. АКСЕНЧЕНКО: Я на самом деле могу сказать, что я тоже пользуюсь. Пока что у меня говорящий мультиметр и говорящий штангенциркуль. Притом, у меня мультиметр еще, наверное, линейки не «G», а «F», то есть, который без термопары. Поэтому тоже мне очень нравятся, достаточно, такие приборы. В отличие от тех, что подключаются к смартфону, эти всё-таки более независимые, что ли.
О. ШЕВКУН: Подождите, коллеги. Сейчас, наверное, это вопрос ко всем сразу, ко всем участникам, сначала к Александру омскому, а потом к Саше и Свете. Сейчас наоборот, насколько я понимаю, идет тенденция к тому, чтобы всё работало через смартфоны. И ты вдруг говоришь, что это более независимое, это больше нравится. То есть, эта тенденция, она не совсем положительна, скажем так?
А. АКСЕНЧЕНКО: По моему мнению, тут каждому свое. В таких приборах должны быть автономные. Потому что, допустим, у меня есть мультиметр. Я встал на стремянку, у меня на шее висит барсетка, в руках щупы. На щупе кнопка, кстати, и мне нужно самое простое – определить, включено ли в цепь что-нибудь? То есть, грубо говоря, есть ли сопротивление в цепи, или там обрыв провода какой-то, вверху у лампочки. Или работает ли выключатель?
О. ШЕВКУН: Понятно, что для этого телефон, вообще говоря, как-то совсем ни к селу, ни к городу.
А. АКСЕНЧЕНКО: Как сказать! Тут, если нет такого мультиметра, то конечно можно обойтись тем, который подключается к телефону. Ну так я же должен, грубо говоря, «крокодилами» можно зацепить, люди же спросят: «А что «крокодилами»-то не зацепишь и не посмотришь на телефоне?» А зачем мне тратить лишнее время? Я поднес щупы и проверил сразу – на кнопку нажал, мне всё озвучилось. Быстро и хорошо.
О. ШЕВКУН: Саш, есть, что по этому поводу сказать, добавить?
А. ПИВЕНЬ: Так это очевидный факт, что автономность таких приборов очень часто выигрывает. То есть, когда неудобно, когда руки заняты, еще лишний девайс в руках держать не всегда представляется удобным. У меня тоже есть и такие приборы, которые к телефону подключаются, но, собственно, я всегда отдаю предпочтение автономным приборам. Когда ими пользоваться удобно, когда у тебя ограничено поле деятельности или заняты руки, и т. д., тут даже и выбирать не приходится. Всё-таки, говорящий прибор сам по себе выигрывает по сравнению с телефонами. Хотя по качеству устройства, которые подключаются к телефону и к компьютеру, часто бывают с большими возможностями, с расширенными параметрами. А говорящие приборы, как правило, они где-то низкого класса получаются. Но для решения большинства задач они подходят.
О. ШЕВКУН: А скажите, друзья, мы сейчас подойдем обязательно к тому, что я называю «Toolbooks» – набор инструментов, который нужен каждому человеку. Зрячему, незрячему, неважно, и незрячему особенно. Но сначала о вашем опыте. Я уже слышал про опыт работы с электричеством и электроприборами. А я предполагаю, что есть опыт другой. Есть опыт сантехники и есть опыт столярного дела. Как вообще пришли к тому, что руки у незрячего могут и должны, вообще говоря, расти из плеч? Александр, который омский, как вы лично к этому пришли? Вы уже потеряли зрение, когда всё это умели? Или вы учились, или вас родители учили? Потому что я просто примеряю на себя, и у меня с этим реальная проблема. У меня руки в этом плане далеко не из плеч растут. Я сижу, вас слушаю с некоторой такой завистью. А жена бы моя как завидовала, это уже особый вопрос. Так вот, Александр, как к этому пришли?
А. АКСЕНЧЕНКО: Всё на самом деле, как сказать, для меня-то просто.
О. ШЕВКУН: Опять для него это просто!
А. АКСЕНЧЕНКО: Для меня это всё просто, потому что это я, я-то к этому приходил. Мне с детства были интересны всякие устройства, магнитофон. Я уже в свои пять лет ходил в один, назовем его «реабилитационный центр», так, мелкого масштаба. И естественно, первое, что я полез изучать – где там расположены выключатели, розетки. Научился включать туда все приборы абсолютно, то есть, как оно работает, как функционирует. Благо, была женщина-психолог, которая мне позволила это делать.
О. ШЕВКУН: Подождите, а не было родителей или педагогов, которые говорили: «Значит, туда не лазь, там током тебя дернет!»?
А. АКСЕНЧЕНКО: Конечно, были. А что делать-то? Вот я хочу музыку послушать, а никого нет. Включил магнитофон, слушаю, радуюсь. Пришли – включил, всё, раз включил, что теперь, выключать, что ли?
О. ШЕВКУН: Когда впервые этот магнитофон разобрал?
А. АКСЕНЧЕНКО: Именно разобрал, наверное, в свои лет 11. Я разобрал, посмотрел, что у него внутри, и обратно собрал. Потому что исправить поломку не мог, т. к. там была проблема с платой. Да и не умел, в принципе мало что еще умел. То есть, разобрал, понял, что я тут не справлюсь – собрал, и всё, в общем-то. А с электричеством начал удачные эксперименты, когда я отремонтировал настольную лампу. Я посмотрел, выключатель перестал работать. Я думаю: «А что это он перестал работать?» Смотрю, от него проводок оторвался. Я взял, его оторвал к чёрту и соединил проводки – лампа заработала, отлично.
А. ПИВЕНЬ: Остались лишние детали.
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, это выключатель, который всё равно бы надо было выкинуть.
О. ШЕВКУН: Слушайте, но это хорошо, это значит, что человек не боялся. И он соединил проводки правильно, и оно всё заработало. Саша, Света, у вас? Я думаю, сейчас прежде всего Саша, потому что у Саши большой радиолюбительский опыт. Но как вот это начиналось? Александр омский рассказал нам о таких, удачных своих попытках.
А. АКСЕНЧЕНКО: А о неудачных я еще не рассказал.
О. ШЕВКУН: Да. А мы сейчас спросим у Саши Пивня про неудачные. Много ты ломал, у тебя взрывалось, током дёргало?
А. ПИВЕНЬ: Давайте начнем всё-таки с удачных.
О. ШЕВКУН: Хорошо.
А. ПИВЕНЬ: Я всё-таки в продолжение темы. Я вырос в семье незрячих родителей, поэтому, собственно, у меня отец немножко видел, остаток зрения небольшой был. Он тоже всё делал, и магнитофоны ремонтировал, и приёмнички чинил. И делал всё по дому, и сантехнику, и слесарил, и строгал-пилил. Антенны мы с ним для телевизора делали, он что знал – старался этому меня научить. Повезло мне еще в школе. У нас получилось так, что одна из наших воспитательниц, потом их стало две, новая пришла, они тоже приобщали нас к этому всему. То есть, покупали конструкторы, и мы из них собирали, планеры вот эти, которые папиросной бумагой обклеены, с резиновыми моторчиками. Мы собирали пароходики деревянные, выстругивали.
О. ШЕВКУН: Сейчас-сейчас, Саш, подожди. Тань, ты понимаешь, о чем он говорит? Планеры собирали, которые чем там обклеены?
А. ПИВЕНЬ: Папиросной бумагой. Там такие каркасы были из тонких реечек.
Т. КРУК: Это такое, совсем давнишнее.
А. ПИВЕНЬ: Да, это давнишние конструкции такие, не современные, которые из пластика. Тогда всё это было деревянное, тоненькие реечки, проволочки такие. И они покрывались тонким слоем папиросной бумаги, и на этих крыльях они летали. В общем, много было таких интересных наборов именно для творчества. Они продавались в «Юном технике», в магазине, и в «Детских мирах».
О. ШЕВКУН: А то, что оно не адаптировано, там доступной среды нет и т. д.? В общем, тебя тогда, насколько я понимаю, это не шибко волновало?
А. ПИВЕНЬ: Нам вообще помогали, конечно, понять, как это всё. Были такие вещи, где нужно было выпиливать лобзиком что-то по контуру по нарисованному, который переносился через копирку, через бумагу. Но тогда помогали ребята в группе, которые были с лучшим остатком зрения. А когда я потом попал, уже после школы слабовидящих, в школу слепых, так там вообще на труде работали на станках на фрезерных, на сверлильных. И никого это не удивляло, на труде спокойно можно было попросить преподавателя, что мне нужно порожек для гитары отфрезеровать. Он говорит: «Ты же смотри, аккуратно, пока шпиндель крутится – руки туда не суй».
О. ШЕВКУН: Кстати, Свет, я не знаю, застала ты это, или нет. В нашей школе, в первом интернате, в мои времена был Александр Михайлович Дудоров, такой курильщик со стажем.
С. ЦВЕТКОВА: Да, застала, конечно.
О. ШЕВКУН: Преподаватель труда, который нам как раз устроил для мальчиков занятия именно на станках. То есть, мы там валы, всякие валики вытачивали, и очень этим наслаждались. И я помню, мама моя говорит: «Что вы делаете? Рука попадет, палец себе!» Вот как это, да?
С. ЦВЕТКОВА: Да, в современных школах даже представить себе это невозможно, чтобы сейчас вот так.
О. ШЕВКУН: Потому что, насколько я понимаю, считается, что слепой ребенок…
С. ЦВЕТКОВА: Детей оберегают от всего, да.
О. ШЕВКУН: Александр омский, в вашей школе, там, где ты учился, это было?
А. АКСЕНЧЕНКО: Было, но тут получилась ситуация: трудовик, который начал меня обучать, это было году в 2007 где-то, ему просто-напросто ничего было не надо. Он нас посадил выпиливать лобзиком всякую ерунду, то есть, кто что придумает, тот и пилит, либо выжигает.
О. ШЕВКУН: И пилили!
А. АКСЕНЧЕНКО: Да. У меня просто-напросто любовь к столярке ушла куда-то в небытие, поэтому я это делаю очень неохотно. Зато следующий трудовик, во-первых, пришел из массовой школы. И не знаю, как сейчас, конечно, но в моё время он пытался постигнуть науку работы с нами. И соответственно, что-то мы делали. Но до токарных станков дело не дошло, потому что он пришел достаточно поздно, а труды в восьмом классе благополучно закончились.
О. ШЕВКУН: Как так? У нас, я помню, до 11-го были.
С. ЦВЕТКОВА: До самого конца трубили мы, патроны собирали. Нам даже потом денег заплатили.
А. ПИВЕНЬ: А кто подносил?
О. ШЕВКУН: Кто подносил, никто не подносил!
А. АКСЕНЧЕНКО: У вас-то были труды, а сейчас труды заменили на технологии после восьмого класса. Это что-то вроде информатики, только бесполезная трата времени. Две информатики – на одной преподают создание сайтов, на другой –
тоже создание сайтов.
О. ШЕВКУН: И потом все дружно эти сайты создают все незрячие.
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, просто информатику увеличили.
А. ПИВЕНЬ: А что касается отрицательного опыта, то он у меня начался с детства. Когда я был маленький, наверное, мне года три было, я поработал «Павликом Морозовым». У меня отец занимался, как это называется, хулиганил в эфире. Крутил пластинки на средних волнах.
О. ШЕВКУН: Радиохулиганы.
А. ПИВЕНЬ: Да. И вот когда, значит, он успешно попрятал аппаратуру и к нам пришла милиция, я ходил по комнате и кричал: «Я Байкал, перехожу на прием!». И они сказали: «Ну, тогда всё понятно».
О. ШЕВКУН: Начитался ты про пионеров-героев.
А. ПИВЕНЬ: Да, забрали, короче, всё, вплоть до утюга. Короче, всё, что включалось в розетку, из дому у нас забрали. Естественно, папа на меня за это дело очень обиделся и всю жизнь мне не позволял хулиганить в эфире. Но я всё равно это делал и прятал передатчик под кровать, когда они приходили с работы. И вот однажды они пришли раньше, чем я ожидал. И я этот передатчик, который на открытом шасси был собран, вверху там аноды ламп торчали и всё такое, под кровать засовывал, и панцирной сеткой это дело перемкнул. У меня там взорвалось несколько электролитических конденсаторов. Они когда взрываются, наполняется комната таким белым-белым, красивым дымом. Не видно ничего. Ну, и мама забегает в комнату, отец, значит начинает искать ремень, чтобы меня воспитывать, а мама говорит: «Ты хоть живой? Хоть отзовись».
С. ЦВЕТКОВА: Нет, а фикусом, помнишь, тебя придавило?
А. ПИВЕНЬ: Да. Я как-то опыт Ломоносова хотел повторить. То есть, папа говорит: «Переключи антенну на заземление». Я встал на табуретку, протянул руку к рубильнику на окне, чтобы перевести его с верхнего в нижнее положение, и тут гроза. И меня по руке щёлкнуло, я на табуретке не удержался. Хотел за фикус ухватиться, чтобы не потерять равновесие. Ну, короче, упали мы оба.
Т. КРУК: У нас тут много сообщений в чате. Елена пишет: «Согласна с тем, что любой человек должен уметь что-то делать. Далее – зависит от способностей, склонностей и того, кто чему научился и способен научиться. Хочу поблагодарить Александра Владимировича за то, что на экскурсии в отдел среди прочих экспонатов показал сигнальную ориентирующую трость для слабовидящих. С тех пор я без трости не хожу».
О. ШЕВКУН: Это вот такая, тощая тросточка?
А. ПИВЕНЬ: Да-да-да.
С. ЦВЕТКОВА: Ну, прям приятно слышать.
О. ШЕВКУН: Ну так, ваша деятельность, она плоды приносит.
С. ЦВЕТКОВА: Да, бывает. Вот сейчас всех будут на умные счётчики разводить для воды. Готовьтесь! И сколько они будут стоить, неизвестно. Мне вот звонили, предлагали за 12 тыс. А на самом деле, мы купили за 2500 коробочку, к вайфаю подключили, к воде подключили, и она теперь сама у нас передаёт записи в телефон…
О. ШЕВКУН: Подожди, подожди! Об этом подробнее, потому что нас это уже коснулось, я как раз для себя этот вопрос решаю.
С. ЦВЕТКОВА: Так что у нас там на канале всё лежит. Смотрите!
А. ПИВЕНЬ: Ну, и сайт такой: www.saurez.ru. На нём можно почитать про всё это. Есть контролер, который на батарейках работает.
С. ЦВЕТКОВА: И мы уже год забыли, как вот это вот всё выглядит. Никому ничего не показываем, и оно само всё передаёт. И на телефон, и туда, в кабинет.
О. ШЕВКУН: Подожди, а к счётчикам-то он как подключается?
А. ПИВЕНЬ: Импульсные счётчики. У нас всё время, сколько вот мы в доме в этом живём, всё время стояли счётчики, и из них висели какие-то проводки, никуда не подключённые.
О. ШЕВКУН: Да-да-да, у нас тоже висят.
С. ЦВЕТКОВА: Вот это то самое.
А. ПИВЕНЬ: Это то самое и есть. Вот эти проводки подключаются к этому контролеру. Соответственно, через телефонное приложение контролер настраивается, ему указывается, какие проводки от горячего, какие от холодного счётчика.
С. ЦВЕТКОВА: В общем, мы сделали всё сами. Без всякой помощи, без всего.
А. ПИВЕНЬ: У меня просто стояла задача попробовать, чтобы я был уверен, что я это смогу. Если я смогу, значит, другие незрячие тоже смогут.
О. ШЕВКУН: Александр, омский, вот вопрос к вам. Если я смогу, то другие смогут. Стояла задача попробовать. Были в жизни опыты, были в жизни случаи, когда вот, собственно, так для себя вопрос и решал?
А. АКСЕНЧЕНКО: У меня такое почти постоянно. Ну, например, я пробовать-то начал тоже с детства. Я решил просто попробовать лампочку запитать трёхвольтовую. Я гирлянду разобрал. Мне же тогда было абсолютно всё равно, у меня не было ни наставника, который мне объяснит, что тут плата, на ней –
преобразователь. Ну, лампочка на проводе и лампочка. Взял я её, аккуратненько к вилке приделал, воткнул в розетку.
А. ПИВЕНЬ: Ну, ничего страшного. Небольшой просто хлопочек, и всё.
А. АКСЕНЧЕНКО: Даже свет не выключился. Всё нормально.
О. ШЕВКУН: Не испугался, Александр?
А. АКСЕНЧЕНКО: Испугался. Правда, я не понимал, почему оно произошло. Мне когда-то объяснили, что лампочка-то трёхвольтовая. Такая, знаете, на советских гирляндах. Они ещё вкручивались.
О. ШЕВКУН: Я помню, года в четыре выкрутил лампочку и решил потрогать, что там внутри. А гирлянда-то работала. Ну, и потрогал, что там внутри.
С. ЦВЕТКОВА: Это я как решила духовку научиться зажигать газовую. Просила, просила всех: «Помогите, покажите!», лет 13 мне было. Мама всё от меня как-то… Ну, опасно же всё-таки. Надоело мне это. Ушла мама из дома, я это сделала. Я зажгла духовку, я даже ничего себе не подпалила. Вот так вот делать приходится нам.
О. ШЕВКУН: Да, а мне интересно, кто-нибудь из наших зрителей скажет или подумал, может быть, но ещё не сказал о том, что, ребята, зачем подвергать себя опасности? Вот зачем всё это делать: лампочки в руках, понимаешь, взрываются, за фикусы хвататься приходится. И так в нашей жизни опасностей немало. Есть специалисты, которых можно вызвать, которые вам сделают.
А. ПИВЕНЬ: А какая опасность, собственно? Конечно, если вы ни с того ни с сего схватили зубило и молоток и начали выковыривать розетку из стены, ну да, это дело опасное. Но, в принципе, есть же цивилизованные какие-то методы этого всего. Есть инструменты нормальные. Вот у меня недавно была ситуация. У меня подшипники загремели в стиральной машине. Их надо было поменять. Я посмотрел: ну, цена ремонта стоит столько, что ещё добавить 5 тыс., и можно новую машину купить. А подшипники стоят что-то 2500.
С. ЦВЕТКОВА: Он пошёл на сайт, на форум, там погуглил, с мужиками пообщался на форуме. Я смотрю, час прошёл, уже всё стирает, всё работает.
А. ПИВЕНЬ: Пришлось сделать ключ для того, чтобы выкрутить суппорт. Не было у меня такого ключа, у которого рожки на таком большом расстоянии. Просто взял рейку какую-то от старой полки металлическую, просверлил в ней два отверстия, туда вкрутил два болта, сделал себе рычаг для откручивания суппорта, и спокойно поменял левый и правый подшипник, и никаких проблем.
О. ШЕВКУН: А не возникает проблема, что, допустим, вы смотрите инструкцию по поводу того, как что-то делать, а там картинка за картинкой? Потому что текстовых-то инструкций сегодня становится всё меньше.
А. ПИВЕНЬ: Ну, при определённом опыте… Не всегда, конечно, бывает нужна посторонняя помощь, но можно же снять крышку, как я и сделал с машиной, и посмотрел, как эта штука выглядит. Потом посмотрел на этот суппорт, который купили в магазине, как он выглядит, и понял, что откручивается, и что вместо него нужно.
О. ШЕВКУН: Мне кажется, что ты ещё и удовольствие при этом получаешь, Да, Свет, ты подтвердишь, что для него это не просто вот?…
С. ЦВЕТКОВА: Я, честно говоря, сама получаю удовольствие от того, какое он получает удовольствие.
О. ШЕВКУН: А вы вместе что-то делаете, ребята?
С. ЦВЕТКОВА: Я – ломаю. Нет, на самом деле есть ещё очень хорошие сейчас варианты дистанционной поддержки, по скайпу, по WhatsApp. Саша часто звонит своим друзьям, они ему рассказывают, как что на картинках расположено, или просто покажет что-нибудь по скайпу, вот где чего. Это помогает.
О. ШЕВКУН: Есть какие-то особые инструменты, которые вам помогают? Ну давайте, раз мы уже так с электрических дел начали, давайте мы вот по этому поводу пройдёмся. Ну элементарно: посмотреть, есть ток, нет тока, замерить и т.д.?
А. ПИВЕНЬ: Смотрите. Есть ток или нет тока. Вот обычный инструмент, который копейки стоит в магазине. Это отвёртка. Причём она звуковая. (Показывает в камеру отвёртку). Включаем эту отвёрточку, и если прикоснуться к нулевому выводу в розетке, она не будет пищать, а если к фазе, то будет. И больше вам скажу. Здесь есть сбоку клеммочка такая, куда пальчик можно поставить. И если вокруг розетки поводить, то можно понять, в какую сторону от неё отходит провод в стене, и потом, проведя по стене в том направлении, можно довольно точно по вот этому звуковому сигналу отследить, где проложен провод. Это на предмет того, что если надо повесить полочку, то можно просверлить так, чтобы не попасть в провод, который нам не видно.
О. ШЕВКУН: То есть, это даже не тифлоприборы. Александр, омский, у тебя есть какой-то инструмент, который мог бы порекомендовать, когда ты имеешь дело с электричеством?
А. АКСЕНЧЕНКО: У меня для электричества такая же точно отвёртка есть. Ну, чем я ещё хорошо пользуюсь? Это мультиметр. Опять же, помогает в работе.
О. ШЕВКУН: Это берётся где?
А. АКСЕНЧЕНКО: Я брал у Максима Павлова в Новосибирске.
О. ШЕВКУН: Напрямую просто связываешься и берёшь.
А. ПИВЕНЬ: Ну, контакты есть у нас на сайте.
А. АКСЕНЧЕНКО: Я-то брал в то время, когда ещё на Tiflo.pro не было ничего. У меня просто знакомый в Новосибирске живёт. Он говорит: «Слушай, вот такой человек есть». Я говорю: «Так. И что он делает?» Мне вообще рассказал мой знакомый, чем занимается Максим, что он сделал говорящий мультиметр. Ну, и, соответственно, я у него его приобрёл.
О. ШЕВКУН: Сейчас мы пойдём дальше. Но сначала, у нас есть что-то интересное почитать, Таня, или у нас тихо всё?
Т. КРУК: У нас много сообщений. Я прочитаю часть. Виктория пишет: «Определение границ – понятие растяжимое. Просто надо брать и пробовать. В пределах разумного, конечно».
О. ШЕВКУН: Ну, вот некоторые из нас настолько запуганы, что боятся пробовать. Касается это не только домашних дел, а ориентировки и многого другого в жизни.
С. ЦВЕТКОВА: Потому что сильно поменялось отношение к незрячим. Реабилитологам удобнее работать с незрячими, как с «овощами». Вот довести до состояния «овоща» – так с ним уже удобнее работать.
О. ШЕВКУН: Короче, сначала надо создать проблему, а потом её доблестно решать.
А. ПИВЕНЬ: На самом деле, хороший инструмент – это уже решение проблемы процентов на 70. То есть, если у вас нормальные бокорезы с изолированными ручками, то, в принципе, уже есть больший шанс, что вас не стукнет током, когда вы будете чего-то там отрезать от розетки.
С. ЦВЕТКОВА: А кстати, на уровне «горит свет – не горит», там, лампочка, диод, очень хорошо помогают определители цвета. И австрийский Кертек, и «Сонар» питерской фирмы неплохо тоже сделан. Видно индикацию.
А. ПИВЕНЬ: Потом есть приборчик компании «Сонар», который определяет, горит или не горит светодиод. Малогабаритный абсолютно такой вот. Поэтому просто надо интересоваться. Я вот когда на голосовых чатах, где собираются радиолюбители… Ну, давно уже подходил к таким комнатам для радиолюбителей. И там обсуждают: «Вот я бы спаял усилитель, если бы у меня были приборы». А я говорю: «Есть приборы». – «Как есть?» – «Ну я уже лет, наверное, 12 пользуюсь приборами, которые подключаются к компьютеру и озвучиваются Jaws’ом, потом – телефоном, потом сами приборы начали говорить». То есть, проблем-то никаких нет, приборы есть.
С. ЦВЕТКОВА: А кстати, Саша и паяет сам. Ну, может, не микросхемы, но провода он паяет.
А. ПИВЕНЬ: Ну, кабели можно, микрофонные там всякие для музыки, которые используются.
О. ШЕВКУН: Так, ещё у нас что из сообщений? Давайте пойдём дальше, а то потом скажут, что не читают.
Т. КРУК: Интересное у меня замечание есть. В чате пишет Кристина: о том, что отвёртку освоила на уроках труда, ещё освоила молоток и дрель, про замену лампочек я и не говорю даже. Больше, к сожалению, ничего». И пишет Маргарита: «Я вот, например, только отвёрткой умею орудовать. Спасибо папе, научил, когда мне было лет семь». И Елена пишет: «Кристина, я примерно так же». Меня интересует, почему у нас в чате обсуждают, что умеют женщины, а не мужчины?
О. ШЕВКУН: Ну подождите, а равенство же нынче, равенство! Света, у тебя как: больше, чем отвёртка?
А. ПИВЕНЬ: Она, наверное, и отвёрткой не умеет.
С. ЦВЕТКОВА: Что-то я как-то расслабилась.
Т. КРУК: Мужчины тоже тут пишут, давайте я прочитаю. Виктор пишет: «Слепые могут изготавливать мебель, вырезать замки, сами собирают компьютеры. Я сам собираю мебель, ремонтирую сантехнику и электрику». Руслан пишет тоже: «Добрый вечер! Если осторожно и соблюдать технику безопасности, то всё нормально. Но, друзья, берегите себя!»
О. ШЕВКУН: Так, это к любым ситуациям.
А. ПИВЕНЬ: А вы думаете, что болгарка для зрячего человека не представляет опасности?
О. ШЕВКУН: А вы знаете, незрячим иногда кажется, что для зрячего никакой опасности даже болгарка не представляет. На самом деле это не так.
Т. КРУК: Да вы что! Всё представляет опасность.
С. ЦВЕТКОВА: Это страшная вещь.
А. ПИВЕНЬ: С умом всё делать, и тогда всё будет нормально. Соблюдать технику безопасности. Слава Богу, появились вот эти штангенциркули для мелких работ, измерительные. Рулетки говорящие есть. Я без рулетки, конечно, тоже не могу обходиться, хоть она и дорого стоит, пришлось её купить.
О. ШЕВКУН: То есть, вот эти огромные деньги ты потратил.
А. ПИВЕНЬ: Ну, конечно!
С. ЦВЕТКОВА: А вы знаете, я когда на кухне, Саша же мастерит на кухне у нас, я когда готовлю, и он берёт в руки электродрель или лобзик, я честно, я прямо готова под стол залезть. Я так боюсь! И звуков, и этого ветра, который дует из этого инструмента. Я просто переживаю пять минут там, десять, шока. Вообще!
О. ШЕВКУН: Александр, готов заплатить огромные деньги за говорящую рулетку?
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, при наличии этих денег, почему бы не заплатить?
О. ШЕВКУН: Нет, ну смотри, ты экономишь эти деньги за счёт того, о чём Саша со Светой уже рассказывали. То есть, экономия получается за счёт того, что не нужно никого вызывать, но зато есть возможность уложиться.
А. ПИВЕНЬ: Вы знаете, есть одна вещь, о которой я хочу сказать. Если человек научился что-то делать, он же ведь делает для себя. А для себя вы сделаете хорошо. Если с первого раза хорошо не получится, вы переделывать будете до тех пор, пока не получится хорошо. А тот человек, которого вы наняли, не факт, что сделает хорошо. Очень часто я сталкиваюсь с ситуацией, когда делают кое-как, лишь бы получить деньги и побежать в другое место снова продолжать зарабатывать, а мне потом приходится переделывать. И я пришёл к выводу, что лучше я буду сам всегда всё делать, и не хочу я видеть этих сантехников, которые не получили достаточного образования.
О. ШЕВКУН: Александр Аксенченко, согласен, не согласен?
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, конечно, согласен! Я именно потому много что начал делать. Наверное, всё-таки мне рулетка пригождалась, не так, чтобы вот сильно вот пока была необходимость, но в планах всё равно приобрести её стоит. То есть, эта графа есть. Я её когда-нибудь приобрету. Но действительно, полностью согласен, потому что был случай недавно. Наверное, год назад. Я поставил смеситель в кухню, и что-то накосячил. Накосячил со шлангом. Скупой платит дважды, называется. Ну что, думаю, новый покупать? Я на старый поставлю. Ну, а старый, видимо, ставил сантехник, который этого делать не умеет. В результате, он там много что попортил, но он поставил. Я же об этом не знал. А уже ночь, уже, наверное, часов 12 вечера. С утра вставать на учёбу. То есть, днём-то никак, а жене надо готовить. Смеситель-то в кухне нужен! Плюс, кранов-то нет, чтобы перекрыть только кухонный смеситель. Перекрывается вся вода в квартире. В итоге, просто так получилось, что я его сделал. Но рано или поздно, это дало свою течь. Так вот, история немножко про другое. Когда я стал всё менять, труба, у нас трубы ещё не пластиковые, а советские, и в результате, с холодной трубы ссыпалась резьба. Я вызвал сантехника нарезать резьбу. Он пришёл, нарезал эту резьбу. Ну, и решил же гайку закрутить от шланга, на место поставить. В итоге, как только он ушёл, я тут же взял ключ, открутил эту гайку, поставил туда фумленту и закрутил снова, потому что он ничего такого не сделал. Хоть бы у меня спросил, что ли, эту ленту, если свою тратить было жалко.
О. ШЕВКУН: Ну, он решил просто помочь.
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, он решил помочь, но он же знал, что это будет капать.
О. ШЕВКУН: А, сойдёт!
А. ПИВЕНЬ: В общем, часто такое бывает, что лучше сделать самому для себя любимого, на долгие годы, чтобы потом к этому не возвращаться, потому что по дому работы хватает. Я себе там и этажерки на балконе сделал, на которых аппаратура радиолюбительской связи стоит. Сейчас в магазинах продаётся всё: и сверла перьевые по дереву, и всевозможные фланцы, и трубки, на которых можно собирать эти самые полки; и лента для того, чтобы после распила закрыть торец с помощью утюга, и всё это красиво лакировано, полировано получается.
С. ЦВЕТКОВА: Ой, а рэковую стойку какую они мне в студии сделали с другом, в домашней студии!
А. ПИВЕНЬ: Посмотрел, нужного рэка в магазинах нет. Ну, сделали сами. Это же не проблема. Опять же, всё есть, всё продаётся. Руки есть, дрель есть, свёрла есть, винты. О чём разговор? Сделал – красота.
О. ШЕВКУН: А мне было интересно вот что. Люди, которым сегодня 18, 19, 20 лет. Как они относятся к утверждению о том, что нормальный мужик должен и полочку прибить, и баньку сделать и многое другое? Как относятся наши современные студенты к этой мысли, особенно сейчас, в эпоху гендерного равенства и прочего? И вот наши друзья, студенты из МПГУ, устроили небольшой опрос. И я думаю, что мы сейчас сделаем коротенький перерыв в нашей беседе, мы посмотрим этот трёхминутрый опрос, а потом продолжим наш разговор.
(Начало видеосюжета).
Корреспондент: Здравствуйте! Меня зовут Ольга Хрисанова, и я – студентка Института журналистики, коммуникаций и медиаобразования МПГУ. Принято считать, что настоящий мужчина должен быть хозяйственным и рукастым: и полочку прибить, и баньку построить. А так ли это на самом деле? Или же это стереотип? Ответ на этот вопрос мы получили у студентов Института журналистики, коммуникаций и медиаобразования.
РЕСПОНДЕНТ 1: В семье никто никому ничего не должен. Ни женщина ничего не должна мужчине, ни мужчина ничего не должен женщине. Я считаю, что всё это навязанные обществом какие-то гендерные роли, которые идут вообще с незапамятных времён, и на самом деле каждый может заниматься в семье и вообще, где угодно, тем, чем он хочет заниматься. И неважно, мужчина он или женщина.
РЕСПОНДЕНТ 2: Я считаю, что мужчина действительно должен что-то делать по дому, помогать своей женщине, хотя бы потому, что если ты будешь делать это одна, по сути, зачем тогда такой мужик нужен.
РЕСПОНДЕНТ 3: Потому что у меня может быть другой профиль образования, другая сфера интересов. И почему я должен это уметь? Если появится запрос, я могу загуглить, вбить в YouTube, посмотреть, как это сделать. Не получится – вызвать мастера. Сейчас есть мастера во всех сферах.
РЕСПОНДЕНТ 4: У него будет всё дома чисто и по хозяйственному, значит, у него на работе всё будет чисто по хозяйству, и не будет бардака в голове. Это первое. Во-вторых, это всё исходит от воспитания. Если его воспитывали настоящий мужчина, то бишь, его отец, то он вырастет, в итоге, настоящим мужчиной, который сможет быть опорой для своей женщины. И, конечно же, это круто, это здорово.
РЕСПОНДЕНТ 5: В экстренных случаях, конечно, я думаю, что каждый человек должен уметь что-то сделать. Если вдруг обвалится у тебя полочка как ты говоришь, или банька сломается, то нужно уметь быстро и срочно всё починить и сделать.
РЕСПОНДЕНТ 6: Главное, чтобы просто было желание облегчить, в той или ной степени, жизнь своего партнёра. Если это есть, неважно, насколько он там умеет что-то делать, умеет ли вообще. Может, он там пойдёт, заработает больше денег и наймёт кого-то или там срочно кому-то наберёт из друзей, не важно. Главное, чтобы было желание помочь, а умеет он это делать или нет – неважно. И навязывать это как стереотип, я тоже не вижу смысла.
РЕСПОНДЕНТ 7: Я считаю, если мужчина раздолбай, ничего не делает по дому, девушка его такого любить не будет, поэтому все мальчики должны быть рукастыми, помогать, слушать. И это самое главное.
РЕСПОНДЕНТ 8: Во-первых, бывают разные мужчины, если начинать с этого. Но если говорить, допустим, конкретно обо мне, то я считаю, что настоящий мужчина должен уметь делать всё по дому. Бывают разные ситуации, разные условия существования. Но я считаю это более правильным, потому что женщина не может делать мужскую работу. Всё должны делать мужчины.
РЕСПОНДЕНТ 9: Спорный вопрос. То есть, если мужчины, которые сами по себе хозяйственные и мужественные, есть мужчины, которые немного иначе относятся к этому. То есть может быть в семье хозяйственная женщина, может быть хозяйственным мужчина. Не стоит хозяйственность определять по какому-то полу.
О. ШЕВКУН: Вот так друзья! Я понимаю, что Александру этого не было слышно. Саша, Света, хотите что-то прокомментировать или всё и так понятно?
А. ПИВЕНЬ: Ну, я не знаю, что тут можно прокомментировать.
С. ЦВЕТКОВА: Ну вот, женщины сами добились того, чтобы мужчины на такую позицию встали, а теперь жалуются.
О. ШЕВКУН: Да, что-то как-то всё не так, да, получается.
А. ПИВЕНЬ: А вы знаете, ведь дело не в этом, что там кто-то чего-то должен, кто-то обязан. Ведь работы по дому, особенно связанной с какими-то техническими решениями, там, насчёт полочек, дополнительных полок каких-то, там каких-то конструкций водопроводных, электрических и так далее – это же творческий процесс. Это же должно ну просто доставлять удовольствие в момент выполнения, а потом ты этим просто наслаждаешься и радуешься, что у тебя всё хорошо получилось и отлично работает. И все довольны. И друзья приходят и спрашивают: «А как ты это сделал?» «Да вот легко!» – и показываешь. Они потом там кто-то это повторяет. То есть, это не просто интересно, то есть, как бы необходимость что-то исправить и сделать дома. Она просто доставляет какую-то удовлетворённость собой, что ты это смог, что ты это сделал и что потом… Да, в конечном итоге, сэкономил деньги и купил себе что-то такое – игрушку какую-то, которую хотел.
О. ШЕВКУН: Жене что-то.
А. ПИВЕНЬ: Жене, там, я не знаю, парфюм какой-то.
Т. КРУК: Жене (Смеётся).
А. ПИВЕНЬ: Я не знаю, какой-то новый инструмент – дрель там с выкрутасами какую-нибудь, с чемоданчиком.
Т. КРУК: Ведь есть же люди, которым нравится этим заниматься, а есть те, которым это вообще не нравится.
О. ШЕВКУН: Кстати, да. Ведь вы постоянно говорите о том, что вот это должно быть в кайф, что называется, да. А человек говорит: «Слушайте, я найду нескольких хороших мастеров, которым я могу доверять».
С. ЦВЕТКОВА: Вот, если бы это так легко было!
А. ПИВЕНЬ: Это полное заблуждение. Понимаете, хороших мастеров – их очень мало.
С. ЦВЕТКОВА: Да, их всё меньше и меньше сейчас.
А. ПИВЕНЬ: И вряд ли вы их найдёте.
Т. КРУК: Есть женщины, которые ненавидят готовить.
С. ЦВЕТКОВА: А мужчина ещё подумает, как он такую женщину – возьмёт или не возьмёт он её себе в партнёры.
О. ШЕВКУН: Да ладно, есть те, которые берут!
С. ЦВЕТКОВ: Вот некоторые.
А. АкСЕНЧЕНКО: Вы знаете, я вставлю свои пять копеек.
Т. КРУК: Давайте.
А. АКСЕНЧЕНКО: Недавно столкнулся. Короче, я, ну, вообще-то, я по профессии программист. Ну как – закончил колледж, дабы была корка, вот. Ну и у меня очень часто бывает такая ситуация – допустим, на материнке что-то там не работает, вот. Ну банально там она упала материнка и не работает. Я точно знаю, что починить её можно. Даже знаю, как это сделать. То есть, что нужно перебрать все элементы и какой-то один заменить. Половина мастеров этого просто не умеют.
О. ШЕВКУН: Это самое страшное. Всё, покупай новый комп. Материнская плата не работает.
А. ПИВЕНЬ: А вы знаете, в электронике есть всего две неисправности: отсутствие контакта там, где он нужен, и наличие контакта там, где он не нужен.
А. АКСЕНЧЕНКО: Вот. В итоге, просто-напросто, современные мастера – они этого не могут определить. И всё.
Т. КРУК: Я помню, у меня была проблема. Меня просто заставили купить новую материнку. Я её купила, мне её поменяли, и компьютер всё равно не работал. Я говорю: «Вы нормальные вообще?» Они мне ремонтировали его что-то месяца три, наверное. В итоге, я отдала больше, чем он сам стоил изначально, за ремонт. И в итоге, они его не починили. То есть, он…
С. ЦВЕТКОВА: Ну да. Мы уже в сервис вообще не обращаемся, давно-давно. Это разводилово такое, что…
Т. КРУК: Ужастно-ужастно!
О. ШЕВКУН: То есть, вы это понимаете на себе. Хорошо, тогда несколько конкретных задач – повесить полочку. Мы это в анонсе писали. Начать с того, где дрелить, а где не дрелить.
С. ЦВЕТКОВА: А уровень же есть звуковой и в рулетке и такой.
О. ШЕВКУН: То есть, отдельный прибор, звукового уровня – это чтобы это потом, полочку правильно повесить. Прямо чтобы она была.
А. ПИВЕНЬ: Ну да. Ну если даже нет ни того, ни другого, то можно воспользоваться отвесом. То есть, нитку и гайку потяжелее всегда ведь можно найти, и треугольник ученический всегда можно найти. То есть, как бы можно приспосабливаться к ситуации. Для того, чтобы расстояние между отверстиями выдержать, то можно применять, например, детали детского конструктора. Знаете, бывают такие металлические конструкторы, в которые входят там всякие планочки, уголочки, прямоугольные детали…
О. ШЕВКУН: Конечно.
А. ПИВЕНЬ: У которых квадратно-гнездовым способом насверлены отверстия. И вот, из этих планочек можно собрать рейку фактически любой длинны и использовать её как кондуктор для того, чтобы вымерить расстояния между отверстиями и перенести их на стену. То есть, ну как это, фантазия должна работать.
О. ШЕВКУН: Хорошо, ещё одна задачка. Вы купили стол или шкафчик, купили его в магазине. Я не буду называть конкретные магазины, чтобы не было рекламы, потому что нам за рекламу никто всё равно ничего не заплатит. Вот, а этот шкафчик или этот стол пришёл в нескольких коробочках. Или вы его привезли в нескольких коробках. Там есть инструкция – картинка на картинке. И всё это надо собирать.
Т. КРУК: Я собрала сама себе стол из этого магазина. Я была собой так горда!
О. ШЕВКУН: Я не назвал магазин, как ты поняла?
А. ПИВЕНЬ: По картинкам, да?
Т. КРУК: Да, там по картинкам.
А. ПИВЕНЬ: Вот, видите.
Т. КРУК: Ну потому что – это единственный магазин такой.
С. ЦВЕТКОВА: Саша без картинки собирает.
А. ПИВЕНЬ: Да, а я без картинки мебель собираю.
О. ШЕВКУН: Из этого же магазина.
А. ПИВЕНЬ: Достаю все детали…
Т. КРУК: Я, причём, собрала его наоборот. То есть, у меня…
О. ШЕВКУН: Смотрите, подожди, наоборот собрала. Что значит, Таня?
Т. КРУК: У меня ножки были сверху (смеются). Я его разобрала и собрала заново. Получила море удовольствия, смеха, но больше не хочу этим заниматься.
О. ШЕВКУН: Александр!
А. АКСЕНЧЕНКО: Зря!
А. ПИВЕНЬ: Ну я раскладываю эти детали на полу в общем-то.
О. ШЕВКУН: Сейчас-сейчас-сейчас, подождите, Александр сказал: “Зря”. Что зря-то? Что Таня не хочет больше этим заниматься?
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, конечно!
Т. КРУК: Ну я же девушка!
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну можно столько интересного получить.
О. ШЕВКУН: Собрать! Такой конструктор.
Т. КРУК: Из стола, да, можно было бы ещё что-то собрать – тумбочку, да, там…
А. АКСЕНЧЕНКО: Из стола, да!
А. ПИВЕНЬ: Ну это, знаете, был такой анекдот, когда дед, уходя на пенсию с завода, решил натащить деталей. А работал на кроватном заводе. Думает: «Мне кровать-то пригодится в хозяйстве». Натащил деталей, начал собирать. Как не собирает, всё пулемёт получается (смеются).
О. ШЕВКУН: Ну да. Так, подождите, Александр – Александр омский – Аксенченко, как вы в этом случае поступите. Вот у вас есть, некие там, несколько коробочек и детали. Вот в них, в этих коробочках, да, и какая-то инструкция. Вот, надо собрать. Может быть, вы к этому как-то подготовитесь заранее. Что вы будете делать?
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, во-первых, если я сам покупаю мебель, первое, что я сделаю – я посмотрю, как оно выглядит в магазине. А то, может быть, оно там не придёт. А оно мне. Я его соберу даже по картинке, а оно мне не понравится.
О. ШЕВКУН: То есть, насколько я понимаю, вы будете очень внимательно осматривать и ощупывать эту мебель для того, чтобы понять.
А. АКСЕНЧЕНКО: А зачем внимательно!
О. ШЕВКУН: Ну, чтобы…
А. АКСЕНЧЕНКО: Я проверю основные детали. То есть, как она должна в общем выглядеть, ну, в целости, да. Посмотрю ящики, то есть, сколько у неё чего. Всю осмотрю её. Ну в результате, я-то, я же запомню, как она выглядит. И в любом случае, даже если я что-то не туда поставлю, ну и чего! Ну, если оно будет там нормально смотреться, если оно будет соответствовать, ну и ладно.
О. ШЕВКУН: И потом, если жена, я думаю, это дело утвердит, скажет: «Ах, нормально всё!» А если она не утвердит, так всё равно переставлять придётся.
А. ПИВЕНЬ: Знаете, при сборке мебели, есть одно золотое правило – не нужно сверлить отверстий. Если у вас что-то куда-то не подходит, то не надо подгонять это дело. То есть, если оно не подходит, значит оно не отсюда.
О. ШЕВКУН: Подожди, а нельзя предположить, что на заводе забыли просверлить, нет?
А. ПИВЕНЬ: Предположить можно, но это случается достаточно редко.
А. ОКСЕНЧЕНКО: И на дешёвой мебели особенно.
Т. Крук: Знаете, мне ваши вот эти разговоры напоминают, ну не знаю, мозаику, конструктор, то есть, какую-то.
А. ПИВЕНЬ: Да, головоломка. Ведь собирают же.
Т. КРУК: Да, какое-то такое развлечение – головоломку.
О. ШЕВКУН: Так ребята к этому так, по-моему, ребята к этому так и относятся. То есть, такой конструктор для взрослых. Ты же не пойдёшь конструктор покупать, а стол покупать ты пойдёшь!
А. ПИВЕНЬ: Почему, а я покупаю!
Т. КРУК: Почему, а я с удовольствием.
А. ПИВЕНЬ: Я вот, вроде, конструкторы покупаю.
О. ШЕВКУН: Ага.
А. ПИВЕНЬ: Я вот, например, недавно увидел, есть такой контроллер «Ардуино». Итальянцы разработали давненько так. И он был достаточно долго недоступным для незрячих, потому что нужно было на макетных платах паять элементы там и так далее. Ну, а к контроллеру уже подключать можно было его там проводками. Так вот компания разработала все шины и деталюшки, которые собираются и подключаются к этому контроллеру, на макетных досках без пайки совершенно. Я попробовал, всё собирается.
О. ШЕВКУН: Ух!
А. ПИВЕНЬ: Пришлось начинать учить язык программирования C ++. Ну вот сейчас и развлекаюсь этим.
С. ЦВЕТКОВА: У него дома-то плеер на весь стол разложен, работает там. Отдельно лежат части эти все.
О. ШЕВКУН: Слушай, а ты не говоришь!
А. ПИВЕНЬ: Тут был на рабочей группе, когда мы утверждали ГОСТ по плеерам. И смотрю, люди так страдают и мучаются MP3 плеер для чтения наших книг-то озвученных. У них проблемы – собрать, и звук у них не такой, и то у них не такое. Я думаю, ну неужели это нельзя собрать? Сел дома, собрал. У меня хороший звук. Лучше, чем у тех плееров, которые нам по ИПР предлагают.
О. ШЕВКУН: Вот так. Свет, а ты не достаёшь мужа мыслью о том, что «Чего у тебя опять тут всё разбросано! Всё валяется!»?
С. ЦВЕТКОВА: Вот я наверное в этом плане комплемент себе сделаю – идеальная.
О. ШЕВКУН: Идеальная жена.
С. ЦВЕТКОВА: Идеальная, потому что я знаю: у Саши много знакомых радиолюбителей. У них эти женские ворчания и всё – это прям притча во языцех. Они всё время жалуются на то, что жёны им всё время не дают ничего делать.
О. ШЕВКУН: Ну, я понимаю, Света, что ты изначально знала вот, в смысле, за кого идти, да. То есть, ты знала, что Саша, ну то есть…
С. ЦВЕТКОВА: Да, мы, бывает, просто дома, честно говоря, и не видимся. Вот так вот. Я вот что-то делаю у себя, допустим, в студии, а Саша что-то у себя. Ну там приходишь: «Саш, хочешь поесть?» Ну так вот у нас.
О. ШЕВКУН: Александр Аксенченко, потерял какую-то детальку – винтик ускакал, а он единственный. Он реально нужный. Поиск этой детальки сослепу, как это для тебя работает?
А. АКСЕНЧЕНКО: Я ещё добавлю условий – квартира однокомнатная.
О. ШЕВКУН: Так!
А. АКСЕНЧЕНКО: В этой однокомнатной квартире ещё очень много системных блоков, ноутбуков. Ну короче, квартира захламлена оборудованием, так!
О. ШЕВКУН: Квартира зас… – захламлена оборудованием, так?
А. АКСЕНЧЕНКО: заставлена, захламлена. Ну, потому что, ну что, оборудование-то моё, что я о нём буду плохо говорить.
А. ПИВЕНЬ: Берёшь большой динамик, выковыриваешь его из колонки – из монитора, который 100 тыс. там, и на верёвочку.
О. ШЕВКУН: И магнит. Подожди, ты его ради магнита оттуда выковыривал?
А. ПИВЕНЬ: Магнит на верёвочку.
О. ШЕВКУН: Ты его реально ради магнита оттуда выковыриваешь?
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, у меня лежит жёсткий диск, из которого я всё надеюсь достать магниты. У меня просто что-то так получается, что у меня руки до него так и не доходят.
О. Шевкун: Ну, из динамика, конечно, помощнее получается.
С. ЦВЕТКОВА: И всё это квадратно-гнездовым способом, к сожалению.
А. ПИВЕНЬ: И да, между системными блоками протаскиваешь эти магниты до тех пор, пока за них не уцепится винтик.
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, мне кажется, всё-таки у жёсткого диска магнит помощнее будет, чем у динамика, хотя смотря у какого динамика.
О. ШЕВКУН: Да, он сказал про мощный динамик.
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну мощный – это вот, как у нас в школе. Там он сантиметров 50 был. Мы с одноклассником, в общем-то, ну тоже… Надо было сделать так, чтобы он работал. Ну, одноклассник просто обмотку в нём перематывал.
А. ПИВЕНЬ: Ну, это уже был электромагнит, да.
А. АКСЕНЧЕНКО: Да.
С. ЦВЕТКОВА: Понимаете, для нас важно, чтобы всё-таки порядок был. Это вот реально.
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, порядок – это обязательно.
Т. КРУК: Александр, который Пивень, к вам вопрос: «В какой среде программирования вы работали с «Ардуино»»?
А. ПИВЕНЬ: C++
О. ШЕВКУН: То есть, пришлось осваивать?
А. ПИВЕНЬ: Ну, к радости оказалось, что «Ардуино» и DUE – приложение, которое взаимодействует с этим контроллером, оказалось доступным под JAVA и хорошо озвучивается JAWS. И в общем-то никаких проблем с освоением этого дела не возникло. Книжек, благо, по этому языку, который ERwin называется, это упрощённая версия C++, вполне достаточно. Так что всё зависит только от желания освоить.
О. ШЕВКУН: Свет?
С. ЦВЕТКОВА: Да вам надо было просто не здесь снимать, а вот прийти туда, к Пивню домой, и там у него на балконе радиорубка.
О. ШЕВКУН: Так пригласите, придём. Вы же пригласите. Тань, мы же придём?
Т. КРУК: Конечно.
С. ЦВЕТКОВА: Там у него такой столик – железненький, раскладной столик, для блюд первых и вторых двухъярусный. И там у него лаборатория такая. Там лежат все эти деталюшки. Он с бортиками как раз, этот столик. Всё это там у него так…
А. ПИВЕНЬ: Коробочки всякие, контейнеры с выдвижными ящичками. Они тоже продаются.
С. ЦВЕТКОВА: Сейчас очень много продаётся для этого, да.
А. ПИВЕНЬ: И для того, чтобы раскладывать всё это. У меня есть картотека, где что лежит, если мне нужен какой-то модуль или микросхема, я в компьютере посмотрю.
С. ЦВЕТКОВА: Для транзисторов мы придумали очень хорошо использовать файлы вот эти визитные…
О. ШЕВКУН: Так!
С. ЦВЕТКОВА: На 4 визитки. Разложить номиналы и подписать.
О. ШЕВКУН: Удобно как раз, да? Это, опять, к вопросу об упорядоченности. То есть – это не такая коробка. У меня у отца была большая коробка.
С. ЦВЕТКОВА: Ой – это страшное дело.
О. ШЕВКУН: В которую он запускал руку и долго-долго что-то там искал. Для нас эта вещь уже очень мало реальная.
А. ПИВЕНЬ: Я и слесарные инструменты люблю, которые в коробочках, и свёрла, которые в ячеечках – в коробочках. Их, во-первых, аккуратно туда можно поставить, а, во-вторых, зная номинальный ряд тех же свёрл, можно просто пальцем отсчитать и знать, что если четвёртое сверло вытащишь, то оно будет на 2 миллиметра и, в общем, все проблемы.
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, и не надо уже штангеном мерить.
О. ШЕВКУН: Коллеги, вот тут прозвучала эта мысль, прозвучала мысль про книжку какую-то, которую можно прочитать. Я ещё даже не про книжку. Вот смотрите, есть курсы типа там, я не знаю, «Доступность сенсорных устройств». Есть курсы: компьютер, Windows, JAWS, NVDA. Есть много разных курсов. Почему до сих пор нет, и что нужно, чтобы было, ну допустим, аудиокурс – хороший курс – «Столярное дело без зрения». Там, или, «Чиним сантехнику». Или, «Как починить розетки и не сделать короткое замыкание»? То есть, люди, которые именно взяли это, и человеку, которому интересно и которого отец когда-то в жизни не научил, объяснили бы это? Вот насколько это далеко от реализации и что для этого надо?
А. ПИВЕНЬ: Так вы знаете, курсы, наверняка, такие есть для зрячих людей.
О. ШЕВКУН: Для зрячих! Для зрячих, да, я-то сказал «без зрения».
А. ПИВЕНЬ: А вот, что касается для незрячих, мне всё-таки продолжает казаться, что такие вещи нужно показывать руками. То есть, вот так вот дистанционно рассказывать по телефону – это очень долго.
О. ШЕВКУН: У вас у обоих очень хорошие отцы. А нас с вами слушают люди, которые скажут: «А мне никто не показал!» Вот что ему делать-то теперь?
А. ПИВЕНЬ: Ну, вы знаете, я часто, когда ещё работал на УПП, прихожу, а мне говорят: «Вот, значит, хочу смеситель на кухне поменять. Вот какие меня ждут проблемы?» Я начинаю рассказывать. Рассказываю-рассказываю, а потом он говорит: «Слушай, я всё равно этого не запомню». Я на следующий день прихожу со смесителем на работу и показываю ему, где какие гайки, куда чего крутится, куда фум мотать, где прокладки смотреть, он: «Ну вот – это другое дело!»
С. ЦВЕТКОВА: К сожалению, каждому самому. Каждый сам должен ликвидировать этот пробел. Найти какого-то или друга хорошего, потому что у нас нереально ничему вот этому научиться в нашей среде.
А. ПИВЕНЬ: Потом, ведь я много чего разбирал. Я вот, например, когда купил первую стиральную машинку “Вятка-автомат”,
О. ШЕВКУН: Разобрал.
С. ЦВЕТКОВА: Бедная жена. Она с ума сошла, наверное!
А. ПИВЕНЬ: Это было давно, в 80-ом году. Я её тут же разобрал. Жена приходит и говорит: «Ты чего сделал, она же 400 рублей стоит, машинка!» А я говорю: «А, если она сломается, как я буду знать, как она была устроена, пока работала?»
О. ШЕВКУН: Коллеги, я ровно за это три месяца назад ругал своего сына. Он купил компьютер. Он отдал за этот компьютер большие деньги. А он у меня с подглядом всё-таки. Он говорит: «Пап, я купил компьютер. Всё в порядке, но только там мне плата, ну не плата, а что-то там – монитор, да – вот это самое то, что показывает. Вот он плохо показывает. Сам монитор плохой, я нашёл лучше для этого компьютера. Я поменяю». Я говорю: «Дорогой, ты гарантию потеряешь!» Он говорит: «И чего, а так я зрение потеряю!». И вот я, я был в неистовстве, товарищи! Ты купил компьютер два дня назад. Ты уже заменяешь вот этот вот экран, но оказалось, что он прав. Понимаете, он, не я!
А. ПИВЕНЬ: Ну, на самом деле, разобрал я много всякой техники за свою жизнь, и бит был батей за это дело неоднократно. Ну, понимаете, оно же денег стоит, да. Иногда, после разборки, не удавалось собрать обратно. Поэтому тут такое дело, но зато опыт.
О. ШЕВКУН: Александр, как учиться? Сейчас, подождите, да, Тань.
Т. КРУК: Я хотела, наверное, мы уже ближе к концу, да, подходим. Я хотела какой-то итог подвести по сообщениям по нашим.
О. ШЕВКУН: Давай.
Т. КРУК: Саша пишет: «Главное не то, умеет ли мужчина или женщина что-то делать по дому, а то, какой человек в душе. Я, например, не умею работать в столярной или какой-то мужской сфере».
О. ШЕВКУН: Я тоже, Саша.
Т. КРУК: «Зато умею писать программы и уже модифицировал несколько программ, полезных для других».
О. ШЕВКУН: А я даже этого не умею, Саша.
Т. КРУК: «Я мог бы написать про труды в школе, но в Ютубе очень большое ограничение по символам».
О. ШЕВКУН: Да, там 200 символов. Кстати, кстати, кстати, друзья, нам, чтобы снять это ограничение нам нужна тысяча подписчиков. На канале должно быть тысяча подписчиков. Сейчас нас 800 с чем-то – 812, по-моему. Если хотите внести лепту, предложите, пригласите своих друзей и знакомых подписываться на канал Tiflo.info. Будет 1000 подписчиков – не будет этого ограничения. Вот и всё.
Т. КРУК: Замечательно, я не знала, что такое решение существует.
О. ШЕВКУН: Вот существует.
Т. КРУК: Елена пишет: «Мужчина и женщина по отношению к друг другу, мало того, что помощники в каждой сфере, ещё и друзья».
О. ШЕВКУН: Вот. И не ссорятся.
А. АКСЕНЧЕНКО: Мне кажется – это главное.
Т. КРУК: То есть тут, наверное, больше о том, что тут неважно – умеет человек, не умеет, а важно, – хочет ли он научиться, чтобы помочь своему спутнику жизни.
С. ЦВЕТКОВА: Мы просто говорим о том, что это реально. Если кто-то хочет, то в принципе можно.
Т. КРУК: Виктория пишет: «Когда-то я была уверена в том, что незрячим недоступно то, о чём сегодня идёт речь, но, столкнувшись с тем, что делает Саша, чётко осознала, что большинству слепых должно быть стыдно».
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну это я.
О. ШЕВКУН: Александр, тот Александр – Аксенченко.
т. КРУК: Елена пишет: «Гораздо хуже, когда человек считает, что ему все должны и никак не стримится сам что-то постигать».
О. ШЕВКУН: Кстати, я на самом деле могу признаться: здесь вот я, действительно, вот у меня руки явно растут не из того места. Много работы у нас по дому делает жена, и ради каких-то вещей мы вызываем мастера. Мне по этому поводу не стыдно. В нашей семье мы к этому пришли, и нам с этим нормально. Но бывают же семьи, которые ругаются из-за этого. Они ни к чему, вот они ни к чему не пришли. Ну, поэтому, если у вас так, пусть у вас так – хорошо. Главное, чтобы между вами было согласие и между вами было понимание. Мне вспоминается один мой…
Т. КРУК: Счастье ведь не в полочках!
О. ШЕВКУН: Вот, мне вспоминается один мой…
А. АКСЕНЧЕНКО: А в содержимом полочек!
О. ШЕВКУН: Чтобы ещё было чего наполнить, товарищи. Мне вспоминается один мой хороший знакомый, он пастор – пастор церкви. Он говорит: «Всякий раз, когда мои друзья уезжают в командировку, говорю их жёнам так: «Так, от тебя уехал муж, если какие-то проблемы что-то отвалится, что-то не работает – стиральная машинка стучит. В любое время дня и ночи звони мне, и моя жена придёт и всё починит!». Так что, так тоже бывает.
А. ПИВЕНЬ: Так вы знаете, не обязательно, конечно, каждому незрячему чинить всё по дому и так далее. У кого-то одни увлечения, у кого-то – другие. Но и, знаете, если вы живёте с родным человеком, то это очень приятно. Это повышает имидж мужчины, да.
Т. КРУК: Самооценка.
С. ЦВЕТКОВА: Самоутверждение.
А. ПИВЕНЬ: Жена готовит очень вкусно, зато муж чинит всё по дому и получается полный альянс, взаимоуважение.
О. ШЕВКУН: Подожди, Саша, а если он случайно сломал что-то – это не роняет имидж?
А. ПИВЕНЬ: Да нет, ведь вещи ломаются.
С. ЦВЕТКОВА: А Саша что-то не ломает ничего, я что-то не помню. У нас я по ломанию специалист.
А. ПИВЕНЬ: Ну иногда бывает, когда что-нибудь там делаю. Вы знаете, ради любительских конструкций, только 30 % работает с первого включения. Остальные 70 – это праздник дыма и огня.
О. ШЕВКУН: Ну и надо понять, что ломают и косячат и зрячие тоже. Да, Александр Аксенченко, согласитесь?
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, абсолютно! Даже профессионалы косячат и косячат тоже довольно сильно, но это не потому, что они не умеют, а потому, что есть теория вероятности.
Т. КРУК: Человеческий фактор, да, к тому же.
О. ШЕВКУН: Есть.
А. АКСЕНЧЕНКО: Человеческий фактор и теория вероятности.
О. ШЕВКУН: У нас есть ещё один аспект этой темы. В декабре мы собираемся к этому вернуться. Ремонтируем компьютер или собираем компьютер своими руками. Для многих это…
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну…
О. ШЕВКУН: Что, Саш?
А. АКСЕНЧЕНКО: Я бы очень хотел в этом поучаствовать, потому что имею отличный опыт.
О. ШШЕВКУН: Вот. Это мы обязательно сделаем. Из ближайших эфиров. В следующий понедельник Вадим Чагин будет у нас в гостях. Не по Скайпу будет, напрямую. Вадим Чагин – звукорежиссёр. Насколько я понимаю, работает в зрячей среде, в зрячем коллективе. Коллеги, не знакомы с ним случайно, нет?
С. ЦВЕТКОВА: Нет.
О. ШЕВКУН: Тема сформулирована так: «Интеграция без профанации». Вот у нас была, не у нас, а в других СМИ, «Инклюзия без иллюзий», а у нас будет – «Интеграция без профанации».
А. ПИВЕНЬ: А я думал «Профанация без интеграции»!
О. ШЕВКУН: Так это сколько угодно! Это сколько угодно. Вот, и куча сообщений у нас есть, которые приходят после эфиров. В следующую среду будем сидеть и отвечать на сообщения, будем сидеть и читать – разбирать ваши письма, ваши комментарии. Вот, а я не понимаю, получили мы сегодня приглашение от Пивней приехать к ним домой или нет?
С. ЦВЕТКОВА: Ну это мы уточним, да.
А. ПИВЕНЬ: Дополнительно, да, потому что нас трудно застать дома.
С. ЦВЕТКОВА: Мы вас ещё хотели в студию “Тифлобэнд” пригласить на репетиционную базу. Если вам совсем будет уже вот…
О. ШЕВКУН: А она здесь, в КСРК, да?
А. ПИВЕНЬ: Да.
С. ЦВЕТКОВА: Ну да!
О. ШЕВКУН: Хорошо.
С. ЦВЕТКОВА: Мы бы вам концерт по заявкам бы тут…
А. ПИВЕНЬ: А вот я бы хотел бы, конечно, тут пожелать всем, кто пытается научиться чему-то. Вы пробуйте, ошибётесь раз, ошибётесь два, потом научитесь. Это такое дело – интересное, увлекательное. Я вот бывает, как увлекусь чем-нибудь, так и не могу остановиться. Просто интересно разобраться с темой до упора. И компьютеры собирать, и вообще что-нибудь там паять и чинить, бывает так вот. Мне тут с КСРК приносят очень часто различные приборчики – глюкометры не работают. Удаётся починить, люди просто удивляются, говорят: «Как, я вот всё перепробовал, не работает, а у тебя почему-то работает».
О. ШЕВКУН: Александр, Александр Аксенченко, последний вопрос к вам. Как избавиться от страха? Человек боится, что его сейчас ударит током. А, кстати, есть товарищи… Почему-то некоторые считают, что можно открыть электронное устройство, не отключив аккумулятор, и копаться там, не отключив аккумулятор. «Да чего, аккумулятор-то маленький, слабенький. Это же не ток в сети». Вот это есть. Как избавиться от страха, во-первых, того, что с тобой будет что-то не то, а, во-вторых, что ты начнёшь чинить, а в результате сломаешь?
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, риск всегда есть. Я, когда разбирал первый ноутбук, вот, я сразу хозяина предупредил. Он меня попросил его банально почистить. Я ему говорю: «Слушай, ну, а ты как бы уверен, что я его не сломаю?»
О. ШЕВКУН: Подожди, то есть, ты сказал, ты ему сказал напрямую: «Знаешь чего, я никогда ноутбуков не разбирал. Ты будешь подопытным кроликом».
А. АКСЕНЧЕНКО: Да, я ему напрямую сказал. Он знакомый мой, да. Он сказал: «Да пожалуйста, если чего, к мастеру отвезём. Всё равно гнездо ремонтировать».
О. ШЕВКУН: Хороший знакомый.
С. ЦВЕТКОВА: Да, таких ещё надо поискать!
А. АКСЕНЧЕНКО: Ну, в итоге, всё закончилось удачно, конечно. Тоже не с первой попытки. Я тоже собрал его. Включаю, а он не заводится. Ну, я расстроился: «Ну ладно, не заводится. Что же теперь делать-то!» Короче, в итоге выяснилось, что я его в розетку-то не включил.
О. ШЕВКУН: А часто так и бывает, что-нибудь очень, очень простое. Я в сервис носил ноутбук, и там дядька его несколько раз включал и выключал. Он говорит: «Слушай, всё работает, только wi-fi не работает». А потом выяснилось, что нужно было нажать FN+F8 и включить wi-fi. Он его собирал, он его разбирал, пока до него не дошло.
Т. КРУК: У нас с вами эфир почему-то прервался. Видимо решил, что всё, шесть часов.
О. ШЕВКУН: Ну на самом деле, зря он так решил, но запись-то в любом случае есть. Давайте его тогда завершать. Александр, ещё один Александр, Светлана. Спасибо огромное.
С. ЦВЕТКОВА: И вам спасибо.
А. ПИВЕНЬ: Всем спасибо, за то, что общались с нами, задавали вопросы.
А. АКСЕНЧЕНКО: Я, кстати, ещё раз убедился, что тоже для себя кое-что новое узнал, допустим, я до сих пор никак не доберусь до пайки. Желаю мне и всем, кто сегодня услышал, что паять можно… Ну я-то это знал, просто как-то не довелось.
О. ШЕВКУН: Одно дело знаю, а другое – попробую сделать.
А. АКСЕНЧЕНКО: Всё это попробую освоить. Вот, как бы, осваивайте, пробуйте, не бойтесь! Жизнь одна, и в этой жизни нужно сделать как можно больше техники.
О. ШЕВКУН: Александр Аксенченко, Александр Пивень, Светлана Цветкова, Татьяна Крук!
Т. КРУК: Олег Шевкун!
О. ШЕВКУН: Всем пока!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *