Тифлострим, № 49. ElBraille, QBraille и прочий брайль

Текстовая версия
Дисплеи Брайля. Брайлевские органайзеры. Рельефные принтеры.
Да, это совсем не дёшево. Однако, в отличие от увеличителей, во многих случаях альтернативы такой технике просто не существует.
В этом выпуске мы снова отправляемся в офис компании «Элита групп». Знакомимся с новыми техническими средствами. Отвечаем на ваши вопросы. И говорим обо всём, что касается Брайля.
Участники: Светлана Васильева, Сергей Флейтин.
Ведущие: Полина Иванкевич, Олег Шевкун.
Дата выхода: 23.10.2019
«Тифлострим». Не только для незрячих.

Олег ШЕВКУН: «Тифлострим» в эфире, и я не могу понять, мы где. Мы в эфире, или мы в офисе компании «Элита Групп»? И то, и другое, наверное.
Полина ИВАНКЕВИЧ: И то, и другое, да.
О. ШЕВКУН: Это Полина Иванкевич.
П. ИВАНКЕВИЧ: Здравствуйте-здравствуйте!
О. ШЕВКУН: Здравствуйте! Какая-то она расшаркивающаяся, вежливая сегодня, Полина.
П. ИВАНКЕВИЧ: Такое бывает.
Сергей ФЛЕЙТИН: Свинговая.
О. ШЕВКУН: Да. Сергей Флейтин. Сергей, привет!
С. ФЛЕЙТИН: Всем привет! И тебе, Олег, – персонально.
О. ШЕВКУН: Спасибо. И Светлана Васильева!
Светлана ВАСИЛЬЕВА: Всем добрый вечер!
О. ШЕВКУН: Всем добрый вечер! Светлана Васильева, Олег Шевкун, подкаст компании «Элита Групп». Помнишь такое время?
С. ВАСИЛЬЕВА: Конечно.
О. ШЕВКУН: Давно. Было давно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. Похоже, что да.
С. ФЛЕЙТИН: В прошлой жизни.
О. ШЕВКУН: В прошлой жизни.
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну, не в прошлой, в этой.
О. ШЕВКУН: Вот! Света, я слышу… Понимаете, друзья, прошлая жизнь – она же связана с этой. Она, на самом деле, одна и та же. Сегодня мы говорим о Брайлевских устройствах. У нас продолжение беседы, которая была у нас в прошлый раз. Полин, нас смотрят, слушают? Что-то уже происходит?
П. ИВАНКЕВИЧ: Да, с нами уже здороваются. Алексей, Елена, здравствуйте!
О. ШЕВКУН: Да. Смотрите, давайте мы быстро ответим на некоторые простые вопросы, а потом перейдём к сложным. Потому что после прошлого эфира нас завалили вопросами, и вопросами хорошими. Один из вопросов, я думаю, не к нам, а скорее, к Полине. Полин, я тебя удивлю.
П. ИВАНКЕВИЧ: Да? Очень интересно.
О. ШЕВКУН: Мы в прошлом эфире показывали увеличители, и вот Алексей пишет: «У всех увеличителей нереалистичная передача цвета». – говорит Алексей, просто посмотрев на увеличители в Youtube, в нашей трансляции. Как человек, который занимается видео, что можешь сказать по поводу, в принципе, передачи света, цвета в наших Youtube трансляциях?
П. ИВАНКЕВИЧ: В наших?
О. ШЕВКУН: Насколько можно судить по тому, что сейчас на экране о тех цветах, которые есть на самом деле?
П. ИВАНКЕВИЧ: Знаете, я так сравниваю – вполне себе реалистично. Скорее, тут уже, возможно, проблема именно выводящего устройства, то есть телефона, или с чего нас смотрят. Так что вот.
О. ШЕВКУН: Да, потому что человек видит экран увеличителя, который проходит через нашу камеру, при нашем освещении. Потом это всё, соответственно, компрессируется для Youtube, потом вы смотрите на вашем телефоне, потом вы смотрите ещё где-то. И вы говорите: «Что-то не реалистично!» А сколько там промежуточных моментов было! Вопрос к Светлане и Сергею. Вот в принципе, в разных городах России незрячему человеку хочется посмотреть разные увеличители. Понятно, что в Москву не все и не всегда съездят. А с чего начать, если нужно увидеть устройство?
С. ВАСИЛЬЕВА: На самом деле, если нужен стационарный увеличитель, у нас есть случаи, когда для этого специально приезжают.
О. ШЕВКУН: Да, потому что они и стоят! Это большое приобретение.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, потому что слабовидящему не посмотреть. Вот у нас сейчас (только что вы наблюдали) приходили. Они очень долго выбирали для ребёнка, потому что здесь нужно, чтобы выбирал человек, который будет этим пользоваться. У всех слабовидение – и я не устаю об этом повторять – очень-очень разное! Нет двух одинаковых слабовидений!
О. ШЕВКУН: Да, это то, о чём мы говорим. Все слабовидящие слабовидят по-разному.
С. ФЛЕЙТИН: Точно так же, как все слабослышащие слабослышат по-разному.
О. ШЕВКУН: Обычно люди этого не понимают. «Не слышишь – всё, ща погромче крикну на ухо, и всё будет нормально».
С. ВАСИЛЬЕВА: Мы вот поэтому… У нас вебинары, собственно, у нас же есть ElSchool, портал образовательный. И вот, собственно, поэтому мы проводили когда вебинары для слабовидящих, мы говорили, что им гораздо даже сложнее, чем незрячим. Потому что с незрячими обычно всё понятно, а со слабовидящими вообще непонятно.
О. ШЕВКУН: Мне казалось, что ElSchool загнулся, кстати говоря.
С. ВАСИЛЬЕВА: Зря. Мы же сейчас получили образовательную лицензию.
О. ШЕВКУН: Не понял, ещё раз.
С. ВАСИЛЬЕВА: У нас есть, у ElSchool, у «Элиты» есть лицензия образовательная.
О. ШЕВКУН: То есть, вы можете вести занятия? Вы имеете лицензию на то, чтобы это делать?
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. И если вы не слышите пока об ElSchool, это ещё ни о чём не говорит, потому что мы обучение проводим. Просто оно не всегда публичное. Более того, мы недавно договорились с «Камератой», что в ноябре мы проведём как раз очередной вебинар. А вчера, когда мы обсуждали с Андреем Поликаниным вебинар, который планируем с «Камератой», мы придумали ещё один вебинар, так что…
О. ШЕВКУН: А оно так обычно и бывает. Мы задумываем эфир, и придумываем ещё один эфир. Ищем одного гостя – находим ещё одного гостя. И потом эта цепочка скручивается.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. Обучение у нас ведётся, просто, допустим, по каким-то конкретным проектам. И поэтому со стороны может так казаться, а на самом деле всё в процессе.
О. ШЕВКУН: Ещё один вопрос после прошлого эфира. Александр Пономаренко обратил внимание на очень такой, лаконичный и короткий ответ Нусрета Адигезалова по поводу OrCam’а. Значит, возможность приобрести OrCam, почему «Элита» не поставляет OrCam и т. д. Скажу на эту тему сам, потому что про OrCam у нас была передача. Мы беседовали с компанией, которая этот прибор представляет. Для того, чтобы этот прибор, как и любой другой прибор, был представлен на российском рынке, должно быть некое согласие. С одной стороны – производителей, и с другой стороны – российских дистрибьютеров. Не моё дело – лезть в вопрос, почему производители OrCam’а не могут договориться, или «Элита» не может договориться. Но когда какое-то устройство не предлагается, когда какое-то устройство не доступно, обычно это просто значит одно: вот по каким-то причинам договорённости нет. А причины могут быть разные. Опять-таки, комментировать их, наверное, – не совсем моё дело.
С. ВАСИЛЬЕВА: Но мы разговаривали, да.
О. ШЕВКУН: Вы разговаривали?
С. ВАСИЛЬЕВА: Мы разговаривали.
О. ШЕВКУН: Но не договорились.
С. ВАСИЛЬЕВА: Но не договорились.
О. ШЕВКУН: Света, я помню тебя, как дипломата. Дипломатом ты и осталась. «Каким ты был, таким ты и остался».
С. ВАСИЛЬЕВА: В общем, они хотели много денег.
О. ШЕВКУН: Все хотят много денег.
С. ВАСИЛЬЕВА: Инвестиций.
О. ШЕВКУН: А, инвестиций!
С. ВАСИЛЬЕВА: Да.
О. ШЕВКУН: Это история, когда для того, чтобы представлять продукт в определённой стране, ты не просто покупаешь сколько-то экземпляров этого продукта, а ты должен вложить ещё некоторую сумму на развитие проекта. Такое действительно бывает.
С. ВАСИЛЬЕВА: Некоторую. Там была очень сильно некоторая.
О. ШЕВКУН: Я сказал, «некоторую», да.
С. ВАСИЛЬЕВА: Просто есть вещи, в которые мы готовы, да, когда мы видим, что они действительно… Разные бывают ситуации, я не буду комментировать.
О. ШЕВКУН: И опять, компания имеет право решать. Смотрите, тут вот какая история. Если вы хотите этим бизнесом заниматься, есть компании, есть тифлотехника, которая ещё не охвачена. Вот можно открыть своё предприятие, ввозить OrCam. Если получится – пожалуйста. Это очень трудно сделать.
С. ВАСИЛЬЕВА: К нам же разные компании приходят. Не просто люди приходят.
О. ШЕВКУН: То есть, есть компании, которым вы отказываете?
С. ВАСИЛЬЕВА: А есть компании, которые к нам… Например, как у нас появился Hims? Они сами к нам пришли. Сказали: «Возьмите нас». Мы сказали: «Ну ладно».
О. ШЕВКУН: Но я понимаю, что есть также приборы, допустим, увеличители, которые вы не берёте.
С. ВАСИЛЬЕВА: А есть да, которые к нам приходят, но мы их не берём.
О. ШЕВКУН: По разным причинам. Ещё одна…
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну мы же… Олег, ты же всё знаешь.
О. ШЕВКУН: ну Света! Да. Я хочу, чтобы ты сказала слушателям.
С. ВАСИЛЬЕВА: То есть, мы же – пользователи сами. И с выставок, как раньше было, когда…
О. ШЕВКУН: Приезжали, смотрели.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. И сейчас это, в принципе, так же. Мы заказываем демо-образцы, мы смотрим, мы привозим. И иногда мы видим, что или оно по ремонту не очень, или мы видим, что заявлены свойства, но с пользовательской точки зрения не идёт.
О. ШЕВКУН: Меня до сих пор совесть гложет, товарищи. Я думаю, что кто-то из слушателей это может прокомментировать. Меня совесть гложет за одно моё решение, за то, что я подал это решение, когда работал вот здесь, в «Элита Групп». Я не буду называть, дабы не было рекламы. Был один французский навигатор, от которого у нас были очень большие ожидания. У меня лично от него были очень большие ожидания. И там говорили: «Ну да, мы его доделаем, и будет круто, и очень круто! Да, он сейчас, вот это здесь не работает. Он там спутники долго находит и т. д. Но в следующей версии…». И вот мы тогда пошли на эту историю. Мы, в частности, здесь подкастили, «Элита Групп» рассказывала про этот навигатор. Потом, кстати, буквально несколько месяцев назад, вот эта история, она с инерцией. Потому что буквально несколько месяцев назад я получаю письмо, в котором говорится: «Олег, ведь именно вы навязали России вот этот навигатор!». Так что ошибки, друзья, здесь очень дорого стоят.
С. ВАСИЛЬЕВА: А не ошибается тот, кто ничего не делает, как известно, да?
С. ФЛЕЙТИН: Совершенно верно.
О. ШЕВКУН: Да. Есть ещё одна история, которая здесь, в письмах присутствует. Это конкретно плеер Blaze ET, по-моему? Я в них путаюсь.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да.
О. ШЕВКУН: Blaze ET от компании Hims. Поддерживает Blaze ET библиотеку av3715 или нет?
С. ВАСИЛЬЕВА: Библиотеку он поддерживает. Да, там есть некоторые сложности, и есть обращения от пользователей. По-моему, вы в прошлый раз, в понедельник об этом чуть-чуть упоминали, да? Кто-то из моих коллег об этом упоминал. Но я ещё раз повторю: мы взаимодействуем с разработчиком, и активно. Но нельзя ожидать от разработчика, что он пойдёт и сделает в тот же час то, что мы ему скажем, и то, о чём мы его попросим.
О. ШЕВКУН: Я помню похожие разговоры, когда сам работал на «Элита Групп». Сейчас уже могу сказать, много времени прошло. Я здесь не работаю, поэтому увольнять меня больше неоткуда. Так вот, Plextalk, замечательный Plextalk, который многие из вас любили. Многим из вас это было приятно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, и любят до сих пор.
О. ШЕВКУН: Да, и до сих пор любят. И вот стоял вопрос о том, чтобы Plextalk поддерживал стандарт lkf, формат lkf. И тогда компания Shinano Kenshi, которая производила этот плеер, поставила конкретную цену. Они сказали: «Это будет поддерживаться, если вы заплатите столько-то». Вот сколько, я сейчас не скажу. И тогда руководство «Элиты Групп» должно было взвесить «за» и «против» и понять, а есть смысл в это вкладываться или нет. И в конечном счёте да, они вложились, они оплатили эту конкретную услугу, обеспечение этой поддержки. Потому что далеко не всегда срабатывает методика, при которой мы просто пишем письма и говорим: «Уважаемые производители! Поддержите, пожалуйста, эту «фишку», которая нам нужна». Они говорят: «А цена вопроса?» И вот тогда начинается действительно большой, серьёзный разговор.
С. ВАСИЛЬЕВА: А они говорят: «Когда у вас будут покупать их в вашей стране в таком-то количестве».
О. ШЕВКУН: А они стоят в четыре раза дороже обычного российского тифлофлешплеера. Как, кстати, эти устройства нынче позиционировать-то? То есть, мы понимаем, что…
С. ВАСИЛЬЕВА: Кстати, между прочим, если говорить о том, что для англоязычных пользователей прошивка Blaze не обновлялась уже очень давно, то всё-таки для наших пользователей после того, как мы начали работать с Hims и активно с ними взаимодействовать, всё-таки в июле вышло обновление.
С. ФЛЕЙТИН: И это касается не только Blaze, но и других устройств.
О. ШЕВКУН: А что ещё?
С. ФЛЕЙТИН: Тот же самый герой наш сегодняшний, QBraille.
С. ВАСИЛЬЕВА: QBraille, да.
О. ШЕВКУН: QBraille, КуБрайль. Да, мы поговорим. Вот это как раз устройство, которое я бы хотел видеть на своём рабочем столе. Я его не увижу, оно слишком дорого стоит, но очень хотел бы. К этому ещё вернёмся. Друзья, пишите, пожалуйста, в чате. Здесь есть ещё вопросы про ElBraille. К этим вопросам через какое-то время мы вернёмся.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, я хочу ещё чуть-чуть добавить, буквально два слова, по увеличителям. Всё-таки мы понимаем, что не все могут приехать к нам в офис посмотреть. И поэтому каждый раз, когда мы бываем на выставках, мы с собой стараемся максимум вариантов увеличителей брать. И обычно в новостях информируем, где мы, чтобы всё-таки люди могли использовать этот шанс и прийти посмотреть.
О. ШЕВКУН: Слушайте, а возможна история, в которой, я всё-таки возвращусь ещё на минутку, раз ты сказала про увеличители, а я возвращусь тогда к Blaze’у. Возможна история, что в каком-то регионе, или по какому-то тендеру Blaze прошёл, как тифлофлешплеер, при том, что на самом деле условиям российского тифлофлешплеера он не соответствует?
С. ВАСИЛЬЕВА: В чём он не соответствует?
О. ШЕВКУН: Насколько я понимаю, там усечённая работа с библиотекой av3715, там невозможно стриминг делать и т. д.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, это есть.
О. ШЕВКУН: Вот!
С. ФЛЕЙТИН: Но сам формат-то поддерживается, формат воспроизводится. Другое дело, там проблемы связаны с эргономикой использования этого дела.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да.
О. ШЕВКУН: Слушайте, но это немножко похоже, помнишь, Сергей, когда мы говорили про ввод по Брайлю на «Крустовских» приборах? Сам формат-то поддерживается, то есть, вводить по Брайлю, в принципе, можно по-русски, но вот с эргономикой там проблемы. Это не то же самое?
С. ФЛЕЙТИН: Но там проблема в том, что по ряду позиций ввести-то нельзя. Вот в чём дело.
О. ШЕВКУН: Понятно. То есть, тут на самом деле, история…
С. ВАСИЛЬЕВА: Но тут мы же ни от кого это не скрываем. Мы работаем с производителем, а плееры, обычно там всё-таки другая стоимость.
О. ШЕВКУН: Ну да.
С. ВАСИЛЬЕВА: В Казахстан было, да, много.
О. ШЕВКУН: То есть, на самом деле, друзья, здесь вывод очень простой. Я сейчас просто хочу сказать вам, что мы находимся на территории компании «Элита Групп», поэтому я скажу следующим образом. Когда вы покупаете что-то, или когда вы участвуете в тендерах, когда вы так или иначе принимаете решения, ребята, читайте инструкции. Смотрите приборы, знакомьтесь.
С. ВАСИЛЬЕВА: Задавайте вопросы.
О. ШЕВКУН: Да. У меня лично были такие ситуации, даже не с тифлоприборами, а вот я купил что-то. Я сейчас не буду, чтобы не делать рекламу. Я купил что-то, будучи абсолютно уверен, что у этого чего-то есть определённая функция. А я потом приношу домой и её нет. Я говорю: «Я же думал, что она есть!» А на каком основании я думал? Ну вот мне казалось, что она ну точно должна быть. А её нет, грубо говоря.
С. ФЛЕЙТИН: Это для меня, как для работника службы технической поддержки в том числе, это достаточно типичная ситуация, когда звонит пользователь и говорит: «Вот я купил у вас то-то, то-то и то-то. Думал, что там будет то-то и то-то. И даже мне вроде бы кто-то сказал, что это там есть, а этого там нет».
О. ШЕВКУН: Но тут определённая ответственность, смотрите, наша за то, что мы выбираем, за то, что мы всё-таки должны.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, потому что когда к нам обращаются и задают вопросы, мы стараемся максимально на них отвечать по характеристикам, по возможностям, да.
С. ФЛЕЙТИН: По поводу «посмотреть». Наверное, всё-таки я думаю, что тут ещё многое зависит от активности людей на местах. То есть, в крупных центрах, областных, региональных во-первых, есть библиотеки. А во-вторых, при Фонде социального страхования сейчас в очень многих местах организуются ресурсные центры, где они всё-таки пытаются выставку каких-то изделий организовывать постоянно. Нужно добиваться того, чтобы на этой выставке были представлены самые разные изделия. Я думаю, что это вопрос всё-таки ещё и личной активности конкретных людей в регионах.
О. ШЕВКУН: Я всё-таки задам тут ещё один вопрос. Вот раньше, в те времена, когда я был, собственно, в этом бизнесе, я понимал, как он работает. Были некоторые незрячие люди (да и не только незрячие), которые занимались продажами в регионах. То есть, вот такой, небольшой, может быть, бизнес. Он тяжелый, наверное, не очень прибыльный. И он реально затратный. Но когда кто-то начинал свой бизнес, и допустим, в Татарстане или ещё где-то предлагал тифлотехнику. А сейчас такие истории есть? Или это вопрос уже прошлого?
С. ВАСИЛЬЕВА: Их очень мало.
О. ШЕВКУН: Их всегда было мало, потому что действительно выходить на это поле – задача непростая. Я напомню, что вы нам можете писать в чате. Полина сидит очень тихо.
П. ИВАНКЕВИЧ: И как раз тут есть несколько вопросов.
О. ШЕВКУН: Так давай! А почему ты нас не перебиваешь?
П. ИВАНКЕВИЧ: Потому что слишком интересно. Саша спрашивает: «Будет ли «Элита Групп» выпускать новую версию ElSmart?»
О. ШЕВКУН: Господи, сколько вопросов про ElSmart!
С. ВАСИЛЬЕВА: Нет.
О. ШЕВКУН: Ребята, я поставлю вопрос по-другому: а вот тех пользователей, которые когда-то поверили ElSmart’у, купили его и т. д. То есть, я понимаю, что вы мне сейчас напомните про навигатор из Франции. Но не возникает ощущение, что компания людей подвела? Потому что думали, что это развивающийся продукт, думали, что там есть будущее, а будущего нет. Я не говорю про объективное, да, но получается, что человек заплатил, я не знаю, 25 тысяч рублей, и получил устройство, у которого, по-моему, серьёзные обновления были, но их было немного.
С. ВАСИЛЬЕВА: Вначале обновления были достаточно активные, да. И всё, что у нас было, оно ушло. То есть, все устройства, которые мы произвели – у нас не осталось ни одного.
О. ШЕВКУН: Я правильно понимаю?… Кстати, если кто-то из слушателей хочет сказать, возразить, вы можете это сделать в чате.
С. ВАСИЛЬЕВА: И да, мы ни от кого не скрываем: это был наш первый опыт разработчиков. Мы, в принципе, не говорим, что…
О. ШЕВКУН: Ну да.
С. ФЛЕЙТИН: На самом деле, опять-таки, работая в техподдержке, я знаю разные случаи. Конечно, мне приходилось отвечать на все вопросы, и на письма по ElSmart’у отвечать. Я видел и возвраты устройства. Но я видел и слышал звонки, когда человек говорит: «Вот ElSmart перестал работать (допустим, по какой-то причине), но я к нему привык, я не хочу никакого другого телефона. Я им пользуюсь постоянно. Помогите! Что мне делать?» Соответственно, мы его тогда ремонтируем.
О. ШЕВКУН: Есть и другая сторона.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, у меня тоже были звонки, когда говорят, что меня всё устраивает, но вот только если что-то там вышло из строя, почините и всё.
С. ФЛЕЙТИН: Просто это устройство предназначено для определённой категории людей. То есть, у этого устройства есть свои пользователи. Да, я согласен с тем, что были завышенные ожидания, мы его так, чересчур активно, возможно, пиарили в своё время.
О. ШЕВКУН: Но вы потом, кстати, научились. Вы гораздо меньше пиарите ElBraille. Мы к этому вопросу ещё перейдём. Информацию про ElBraille приходится вытягивать.
С. ВАСИЛЬЕВА: Но видите, это же всё-таки был наш первый опыт и разработчика, и поведения.
О. ШЕВКУН: Короче, ElSmart виноват во всём!
С. ВАСИЛЬЕВА: Поэтому уже после ElSmart’а мы поняли, что нам нужен обязательно дизайнер. Что нужно работать над дизайном, что нужно сначала понимать, на какой мы стадии, прежде, чем активно рассказывать.
О. ШЕВКУН: Ура, товарищи!
С. ВАСИЛЬЕВА: Но этому всему надо учиться. У нас не было такого опыта.
О. ШЕВКУН: Я правильно понимаю, что каких-то юридических невыполненных обещаний в связи с ElSmart’ом у компании нет?
С. ВАСИЛЬЕВА: Нет.
О. ШЕВКУН: Вот, хорошо. Есть что-то ещё из вопросов, или идём дальше?
П. ИВАНКЕВИЧ: От Максима комментарий: «У меня дисплей Hims Edge 40. Реально ли убедить производителя добавить таблицу с русским литературным Брайлем?»
О. ШЕВКУН: Подождите! А какая может быть таблица в дисплее? Дисплей показывает то, что ему другое устройство передаёт. Кто объяснит, коллеги, этот вопрос Максима? Или там органайзер тоже, этот Edge 40?
С. ВАСИЛЬЕВА: Там есть, там есть функционал.
О. ШЕВКУН: Это, на самом деле, наверное, вопрос про устройства от Hims в принципе. Как там с русским литературным Брайлем? Там Liblouis? Там что-то ещё? Как это работает?
С. ФЛЕЙТИН: В Брайлевских органайзерах, по крайней мере, текущего поколения, использовались их собственные таблицы. К ним есть вопросы. Но они, в принципе, рабочие, но вопросы к ним действительно есть. По крайней мере, BrailleSense U2 Mini – это устройство, которое я знаю очень хорошо – там периодически возникает ситуация, когда для ввода некоторых знаков препинания нужно переключаться на английский язык, потому что это обратная сторона того, что там правильно читаются все символы. Допустим, можно спокойно читать, используя русскую таблицу, украинский текст. Но, соответственно, когда вы хотите ввести круглую скобку открывающую или закрывающую, у вас получается, что вы вводите соответствующую украинскую букву. Или вопросительный знак, допустим. Это тоже украинская «и» у вас вводится. То есть, соответственно, для того, чтобы эти знаки ввести, приходится переключаться на английский язык. Ну, это делается простым нажатием определённого сочетания клавиш.
О. ШЕВКУН: А я правильно понимаю, что вот эти устройства типа U2 Mini или Edge 40 они, в общем-то, компанией уже не поддерживаются и не обновляются?
С. ФЛЕЙТИН: Совершенно верно.
О. ШЕВКУН: То есть, вот тут, как раз, та самая история. Опять, это история для тифлотехники, к сожалению, не новая. Есть некое поколение устройств, которое ну, наверное, никогда не будет делать то, что мы от него хотели. Может быть, я слишком пессимистичен, конечно, коллеги? Вы сейчас скажете: «Да не-не-не! Появится русская таблица!». Скажете, не скажете? Светлана, Сергей.
С. ВАСИЛЬЕВА: Не скажем.
С. ФЛЕЙТИН: Ну так, это история давняя. Она, наверное, будет всегда. Сколько сейчас есть народу и в Москве, и в регионах, у которых есть вполне рабочие, функционирующие Брайлевские дисплеи, которые они не могут использовать, потому что не поддерживаются современными операционными системами и программами экранного доступа.
О. ШЕВКУН: Ну, тут тоже вопрос. Смотрите, мы же… Я понимаю, что мы не можем заглянуть в будущее, но вот перед нами (мы сегодня про них будем говорить) несколько дисплеев Брайля. Где гарантия того, что через два-три года они будут поддерживаться, и причём, поддерживаться так, как нам бы хотелось? Единственная гарантия, которую я вижу – это если с самого начала, вот при разработке дисплея, при первых продажах дисплея, там сделали русскую поддержку правильно, тогда, скорее всего, она будет. Ну потому что она изначально, она есть в фундаменте. Если (как часто бывало ещё несколько лет назад) всё это нужно было потом дописывать, убеждать компанию, чтобы это дописать, ну тогда действительно поддержка может быть гораздо хуже, если она в принципе будет. Есть ещё что-то из вопросов?
П. ИВАНКЕВИЧ: Максим предлагает: «Если есть возможность, в регионах открыть филиалы компании».
О. ШЕВКУН: А на какие деньги, Максим? Вот смотрите, мы говорим про то, что устройства дорого стоят. Они действительно дорого стоят, потому что действительно есть накладные расходы. Теперь представьте себе: сколько у нас в России, 85, по-моему, Субъектов федерации? Давайте себе представим, что филиалы открыть нужно в 42 регионах. Как их содержать? И представьте себе: филиал в каком-то регионе, и в этом филиале они продают два дисплея в месяц. Как им быть? Вот это большой вопрос.
С. ФЛЕЙТИН: Может быть, в год?
О. ШЕВКУН: В год? Это совсем грустно, Сергей. Что-то это… Вот. То есть, и опять, по этой же причине сложно, например, взять и начать свой бизнес. «Я работаю с городом таким-то, городом таким-то». А в этом городе полгода закупок нет. И что? Вот тут действительно серьёзная, большая проблема.
П. ИВАНКЕВИЧ: Николай спрашивает: «Может ли компания как-либо поспособствовать появлению нормального русского Брайля в Liblouis? И как следствие – решение проблем с NVDA и на устройствах под Android».
О. ШЕВКУН: Слушайте, вот это история, которой я не понимаю. Может быть, что-нибудь объясните. Потому что Liblouis – это бесплатный, Брайлевский…
С. ФЛЕЙТИН: Это проект с открытым исходным кодом.
О. ШЕВКУН: Да, который модифицируют. Ну, насколько я понимаю, для того, чтобы ваша модификация попала в проект, её же не достаточно просто поставить в какое-то место… Что с Liblouis? Неужели до сих пор этот вопрос не прорабатывается?
С. ФЛЕЙТИН: Ну, я про это говорю так. В нашем сообществе есть, в принципе, незрячие программисты. Есть талантливые незрячие программисты, которым этот вопрос вполне было бы под силу решить. Но поскольку проект открытый, люди должны к этой работе быть хоть каким-то образом мотивированы. Мы давайте соберёмся, скинемся и заплатим кому-то, чтобы вот не компания «Элита Групп», а мы сами, сообщество тех, кому это надо.
О. ШЕВКУН: Подождите! Но компания «Элита Групп» продаёт продукты, в которых есть Liblouis.
С. ФЛЕЙТИН: Компания «Элита Групп», она продаёт уже конкретные решения, которые работают. Но это решения – да, коммерческие. Почему компания «Элита Групп» должна вкладываться в те решения, которые подхватят конкуренты компании «Элита Групп», которые со своей стороны, не вкладывают в развитие подобных проектов ни копейки, и будут выходить на рынок с этими решениями для того, чтобы убрать с него компанию «Элита Групп»?
О. ШЕВКУН: Коллеги, ну, я так понимаю всё-таки, что, допустим, если мы говорим о Liblouis, об этом трансляторе, или об этом комплексе, даже если найдутся такие программисты, они напишут вот для этого нормальные русские таблицы, дальше это будет вопрос к руководству проекта: включать эти таблицы в исходники или нет.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да.
С. ФЛЕЙТИН: У руководства проекта есть работающая почтовая конференция, в которой все эти вещи активно обсуждаются. Я на эту конференцию подписан. Я вижу, как выходят…
С. ВАСИЛЬЕВА: Там ещё знания нужны, чтобы это сделать.
О. ШЕВКУН: Ну да. А знания вообще в принципе по жизни нужны, Свет. Как-то вот без них сложно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Я просто к тому, чтобы люди понимали, что это не просто сел за минуту и сделал. Такого нет.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Давайте тогда пойдём дальше, потому что сегодня у нас здесь за этим столом три брайлиста. Свет, в день в среднем, сколько часов ты с Брайлем проводишь?
С. ВАСИЛЬЕВА: Ой, слушай, ну очень много. Ну, наверное, 12 точно обычно.
О. ШЕВКУН: Слушай, я про себя всегда говорю, что часов восемь. То есть, ты меня перебраилила. Ты меня перебраилила прямо здесь. Сергей, ты ведь тоже, естественно, да?
С. ФЛЕЙТИН: Ну да. Я думаю, что некоторым пассажирам московского метро уже замозолил глаза некий слепой, который сидит там постоянно, что-то там у себя на коленях такое держит, чем-то там щёлкает.
О. ШЕВКУН: А что вы держите и чем щёлкаете?
С. ФЛЕЙТИН: Ну, я конкретно держу, чаще всего, Focus 14.
О. ШЕВКУН: Маленький четырнадцатизначный дисплей.
С. ВАСИЛЬЕВА: Я обычно в самолёте достаю ElBraille 14, когда нам с Майей надо что-то срочно сделать.
О. ШЕВКУН: Вот у меня сразу вопрос, который, на самом деле, меня мучит, и люди часто его задают. Мне пишут, звонят и говорят: «Ну вот для ребёнка, допустим».
С. ВАСИЛЬЕВА: А так – Focus 40 пятый вот сейчас вот на постоянной основе я использую.
О. ШЕВКУН: Да. Четырнадцатиклеточный дисплей. Неужели этого достаточно для быстрой работы? У вас, брайлистов-профессионалов.
С ВАСИЛЬЕВА: Для мобильного – да. Набегу, находу.
С. ФЛЕЙТИН: Для мобильного использования этого достаточно. Чтобы прочитать СМС, ответить, чтобы контролировать рабочую почту, пока я перемещаюсь из одного конца Москвы в другой. Ну, или просто чтобы читать что-нибудь такое лёгкое в дороге, когда слишком шумно, чтобы что-то слушать. Этого вполне достаточно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Но для полноценной работы лучше, конечно, больше.
О. ШЕВКУН: Романы читаете на нём?
С. ФЛЕЙТИН: Читаю.
О. ШЕВКУН: Серьёзно?
С. ФЛЕЙТИН: Серьёзно. Ну, смотря какие романы.
О. ШЕВКУН: Что последнее прочитал?
С. ФЛЕЙТИН: Не «Войну и мир», конечно, но что-нибудь из серии книг Макса Фрая – вполне можно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Я – нет. Мне мало.
О. ШЕВКУН: Слушайте, я Макса Фрая слушаю и сплю под это. Но на самом деле, опять, это опровергает то, что я зачастую говорю. Я говорю о том, что для длинного чтения, для долгого чтения этот дисплей непригоден.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, я не могу.
О. ШЕВКУН: А Сергей может.
С. ВАСИЛЬЕВА: Я не могу. Мне надо, как минимум, 40.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Только меня достаёт тот факт, что есть 14, есть 40, а промежуточных вариантов, в общем-то, особенно и нет?
С. ФЛЕЙТИН: Я согласен. Меня это тоже достаёт.
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну, вот у нас есть здесь, допустим, Polaris. У него – 20.
О. ШЕВКУН: Я взял в руки Polaris Mini. Мы сейчас про него ещё расскажем несколько позже. Это органайзер. Он, кстати, очень красивый! Вот эта белая такая коробочка с закруглёнными углами. То есть, углов как таковых здесь нет.
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну, Hims дизайн умеет делать.
О. ШЕВКУН: И русская таблица там нормальная?
С. ФЛЕЙТИН: Их там вообще нет. Пока.
О. ШЕВКУН: Чё?…
С. ФЛЕЙТИН: Этот прибор не готов для использования…
О. ШЕВКУН: То есть, Макса Фрая на нём не почитаешь?
С. ФЛЕЙТИН: Макса Фрая почитаешь, только если в переводе на английский. Или на целый ряд других языков. Есть даже польский, например. Русского пока нет.
О. ШЕВКУН: Я понял. Теперь, коллеги, сорокаклеточные, сороказначные дисплеи. многим (и мне в том числе) кажутся слишком длинными. То есть, ну вот всё-таки слишком много места он занимает. А вам?
С. ВАСИЛЬЕВА: Нет, прекрасно. Сорокаклеточный – мой любимый размер.
О. ШЕВКУН: В самолёте, в такси можете?
С. ВАСИЛЬЕВА: Могу.
О. ШЕВКУН: Нормально?
С. ВАСИЛЬЕВА: Да.
С. ФЛЕЙТИН: Нет, в метро, например, в переполненном вагоне я пробовал сидеть с «сороковкой» и читать что-то с Focus’а. Я понял, что это очень неудобно.
О. ШЕВКУН: Значит, получается, щёлкаете четырнадцатиклеточными дисплейчиками Focus-14. Может быть, кто-то щёлкает Focus’ом-40? Но естественно, этот Focus должен быть подключен к какому-то другому устройству, к телефону, к компьютеру, к чему-то ещё. Правильно я понимаю?
С. ФЛЕЙТИН: Конечно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, но для мобильности…
С. ФЛЕЙТИН: Если это не Focus-5.
О. ШЕВКУН: Что?
С. ФЛЕЙТИН: Если это не Focus пятого поколения.
О. ШЕВКУН: Слушайте, Focus пятого поколения. Там действительно есть функция чтения каких-то файлов, brf файлов? Но для русского языка это всё не работает.
С. ФЛЕЙТИН: Работает.
О. ШЕВКУН: А что должно быть, чтобы это прочитать?
С. ВАСИЛЬЕВА: Новая прошивка и правильно приготовленная Micro-SD карта. И будет тебе счастье.
С. ФЛЕЙТИН: Для этого достаточно стандартного Блокнота Windows.
О. ШЕВКУН: Хорошо, у меня есть…
С. ВАСИЛЬЕВА: И сохранять, естественно, в UTF8.
С. ФЛЕЙТИН: Как это называется? Раньше это называлось BOM. В Блокноте это называется немножечко по-другому как-то.
О. ШЕВКУН: То есть, в Юникоде UTF8 сохранять?
С. ФЛЕЙТИН: Юникод с признаком, как-то так.
С. ВАСИЛЬЕВА: Более того, сейчас можно с новой прошивкой и сохранять в txt.
С. ФЛЕЙТИН: И единственное неудобство – на карте памяти надо создать определённую структуру папок, в конкретную папку положить.
С. ВАСИЛЬЕВА: Я и говорю, правильно отформатированная, подготовленная. Но инструкция по этому всему есть. То есть, если у кого-то есть Focus пятый и не знаете, как, пишите. Мы обязательно всё это сделаем.
О. ШЕВКУН: Когда вышла эта прошивка?
С. ФЛЕЙТИН: Уже достаточно давно, несколько месяцев как.
О. ШЕВКУН: Как человеку определить, допустим, у него есть этот дисплей, он купил недавно. Как он может понять, у него уже установлена эта прошивка, или что-то нужно по этому поводу делать?
С. ВАСИЛЬЕВА: Вообще, вот недавно у нас покупали для частного пользователя. Я лично сразу же обновила и после этого только отдала в руки. И сейчас у нас внутри компании дано распоряжение, что все, кто будет сейчас приобретать, будут получать уже с новой прошивкой.
С. ФЛЕЙТИН: На самом деле, это добрая традиция компании «Элита Групп». Прежде, чем продавать устройство конечному пользователю, мы производим его предпродажную подготовку. То есть, мы его стараемся обновить до актуальной версии прошивки и т. д.
О. ШЕВКУН: Но это конечному пользователю. А так ведь может быть, государственные органы закупили какое-то время назад, и тогда, естественно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Но они могут к нам обратиться, сказать, какая у них версия прошивки стоит, и мы конечно.
С. ФЛЕЙТИН: В компании «Элита Групп» работает служба технической поддержки.
О. ШЕВКУН: Не помните случайно, ведь когда включаешь дисплей, там указывается версия сразу? Там пять, точка, что-нибудь такое.
С. ВАСИЛЬЕВА: Когда включаете дисплей, входите в меню и там это отображается.
О. ШЕВКУН: Да, а вы не помните, какая должна быть? Что там должно быть написано, чтобы мы знали, что это новая прошивка?
С. ВАСИЛЬЕВА: Какая версия? К сожалению, я прям точно-точно сейчас не скажу.
О. ШЕВКУН: Но текстовые файлы читать…
С. ФЛЕЙТИН: Я тоже не пользователь этого дисплея, к сожалению, поэтому просто не знаю.
О. ШЕВКУН: Понятно.
С. ВАСИЛЬЕВА: А я – пользователь, но просто версию… Вот если принести сейчас мой дисплей, я скажу.
О. ШЕВКУН: Но его не принесли. Так, а создавать текстовые файлы можно? То есть, могу я сделать запись?
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. Вот я и говорю, что сейчас можно, потому что у нас есть SD карта. И если новая прошивка стоит, то мы можем сейчас.
О. ШЕВКУН: Сделать заметки и потом, допустим, их скинуть на компьютер.
С. ФЛЕЙТИН: Как раз сохранять можно заметки в текстовом формате.
С. ВАСИЛЬЕВА: Она сохранится, и потом мы её можем спокойно скопировать с SD карты на компьютер.
О. ШЕВКУН: Кодировка там та же, что и в JAWS? То есть, допустим, русский язык – это просто буквы, английский – это будет с восьмой точкой? Знаки препинания вот эти, известные, или там как-то по-своему?
С. ФЛЕЙТИН: Если это текстовый файл, то это будет, опять-таки, Юникод.
О. ШЕВКУН: Я понял. Нет, Брайль я имею в виду, таблицы Брайля.
С. ФЛЕЙТИН: Таблица Брайля, естественно, – это же продукт Freedom’а, – поэтому таблица та же, что используется в JAWS.
О. ШЕВКУН: И ещё вопрос пользователям этих дисплеев. Допустим, вы закачали туда книгу, она у вас в текстовом виде. Насколько хорошо работает поиск по этой книге? То есть мне нужно найти там главу 16, я нахожусь в начале книги. Могу я набрать в поиске «глава 16»?
С. ВАСИЛЬЕВА: Честно, я с большими документами не пробовала работать. Мы работали с небольшими документами.
С. ФЛЕЙТИН: Ответим в одном из будущих стримов.
О. ШЕВКУН: Хорошо. Или в подкастах «Новости и обзоры компании «Элита Групп»», если они когда-то появятся. Скажите, а есть ли там ограничения по размеру документа?
С. ФЛЕЙТИН: В документации об этом ничего не говорится.
О. ШЕВКУН: Понятно. Хорошо, будем ждать. Полина сидит, щёлкает кнопочкой.
П. ИВАНКЕВИЧ: Кстати, Эдуард спрашивает, точнее как, он утверждает: «14 клеток очень мало для стихов. Жаль, нет двадцатичетырехклеточного».
О. ШЕВКУН: Вот жаль! Жаль, Эдуард.
П. ИВАНКЕВИЧ: Кристина, кстати, с ним согласна. Говорит: «20 для использования на ходу – вполне достаточно».
О. ШЕВКУН: Да, но вот как-то мне кажется, что должно что-то появляться и у Freedom Scientific, и у других. Но пока не особенно появляется.
С. ФЛЕЙТИН: Но вот компания Humanware, к сожалению, свой тридцатидвухклеточный дисплей сняла с производства.
О. ШЕВКУН: Очевидно, не было рынка для него.
С. ФЛЕЙТИН: Получается, что да.
О. ШЕВКУН: От Humanware вот сейчас передо мной лежит такой дисплейчик. Вы его не назвали. Называется Brailliant.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, Brailliant-14, это достаточно новый дисплей, тоже маленький, тоже портативный. То есть, как и увеличители… Вы в понедельник поняли, что увеличителей у нас сейчас очень много. По дисплеям у нас и органайзерам тоже, на самом деле, есть, из чего выбрать.
О. ШЕВКУН: Brailliant – это чисто дисплей, это не органайзер?
С. ФЛЕЙТИН: Это дисплей с дополнительными функциями.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да.
С. ФЛЕЙТИН: Причём с достаточно уникальными.
О. ШЕВКУН: Например?
С. ФЛЕЙТИН: Например, там есть возможность вести заметки. И если у вас есть мобильный телефон, в котором установлено приложение Brailliant Sync, эти заметки можно синхронизировать. Например, с учетной записью Google. При этом, одинаково хорошо поддерживается как русский компьютерный, так и русский литературный Брайль. То есть пользователь может выбирать, в каком формате читать, и в каком формате писать. Причём, если выбирается литературный Брайль, то набор текста напоминает то, как это сейчас реализовано в устройствах от Apple, в iOS устройствах. То есть допустим, если у нас исходно стоит русский язык, а мы в начале слова пишем точки четыре и шесть, то слово у нас будет набрано английскими буквами. Если два раза четыре и шесть пишем, то это будет английскими заглавными буквами всё набрано. Соответственно, точки четыре и пять – заглавная русская буква, и двойной такой знак – тоже как Capslock играет – всё слово будет набрано заглавными буквами по-русски. Вот такие нюансы.
О. ШЕВКУН: Слушайте, я сейчас сижу в лёгком шоке. Первый мой шок был от того, что я не знал, как его включать. Но это ладно, Светлана помогла. Коллеги, а тут правда нет кнопок рутинга?
С. ФЛЕЙТИН: А вот это то, с чем я столкнулся, когда в первый раз увидел этот дисплей на выставке SightCity. Как раз мы были, общались с компанией Humanware. Мне дали этот дисплей, а я так увлёкся его рассматриванием, что не прислушивался к объяснениям коллег, и сказал: «Фи, ребята! Чего? А где же кнопочки-то?».
О. ШЕВКУН: А где же кнопочки-то, ребята, да? Я скажу то же самое в таком случае.
С. ФЛЕЙТИН: А они там есть.
О. ШЕВКУН: Где они?
С. ФЛЕЙТИН: Только они сенсорные.
О. ШЕВКУН: А, то есть, это вот эти вот такие? То, что я решил, что это украшение?
С. ФЛЕЙТИН: Совершенно верно. Это сенсорные кнопки рутинга.
С. ВАСИЛЬЕВА: То есть, я же говорю, что разные есть у нас варианты, и есть, из чего выбрать. Главное: понимать, чего мы хотим, и как этого добиться.
П. ИВАНКЕВИЧ: Тут, кстати, спрашивают, сколько стоит этот органайзер.
С. ФЛЕЙТИН: Читать книги в этом конкретном дисплейчике, конечно, не получится. Только на подключенном устройстве.
О. ШЕВКУН: Почему? А потому что нет.
С. ФЛЕЙТИН: Потому что есть приложение для заметок, но оно не позволяет загружать текстовые файлы. То есть, вы можете создавать заметки и читать созданные заметки, причём, синхронизируясь с вашей учеткой Google. Вы, конечно, можете какую-то очень большую заметку положить, но это будет не очень удобно.
О. ШЕВКУН: Во-первых, здесь вопрос «Сколько стоит?». Сейчас мы к этому подойдём, потому что я понимаю, что можно…
С. ВАСИЛЬЕВА: Смотрите, я как не любила в подкастах озвучивать цены, так и по-прежнему не люблю их озвучивать.
О. ШЕВКУН: Потому что они меняются.
С. ВАСИЛЬЕВА: Потому что если вы будете смотреть через год и скажете, что вот так…
О. ШЕВКУН: Оно стоило столько-то в такой-то день.
С. ВАСИЛЬЕВА: У нас на сайте прайс есть.
С. ФЛЕЙТИН: Который регулярно обновляется и не всегда в худшую для пользователя сторону.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, кстати, вот недавно у нас обновился прайс, и там цены снизились на JAWS, на Fusion, на Focus-40 четвертого поколения.
О. ШЕВКУН: Можно понять, почему. Потому что соотношение доллара и рубля.
С. ВАСИЛЬЕВА: Можно понять, почему. Но зато тем людям, которым это важно и для которых это может сыграть существенную роль, потому что дисплеи-то, они дисплеи…
О. ШЕВКУН: Недешёвые совсем. А смотрите, я сейчас просто тут для себя вижу пару моментов. Это каждый решает то, что ему важно. С одной стороны, я сейчас смотрю и вижу, что мне очень не нравится клавиатура. Но кому-то она может понравиться. Такой немножко, по-моему, игрушечный звук, но это личное ощущение.
С. ВАСИЛЬЕВА: А мне не нравится, что они квадратные.
С. ФЛЕЙТИН: Не все пользователи работают на радио, на самом деле.
О. ШЕВКУН: Но а я как раз про радио и подумал. С другой стороны, когда вы просто меняете информацию на дисплее, прокручиваете дисплей, он очень тихо работает.
С. ВАСИЛЬЕВА: Focus пятый, тоже очень тихо работает.
О. ШЕВКУН: Да. И тут, кстати, зачастую говорят: «Да я знаю дисплеи. Вот Focus у меня есть, Focus четвёртый». Нет, допустим, тот же Focus, четвёртый и пятый – это по ощущениям…
С. ВАСИЛЬЕВА: Это прям вообще очень разные тактильно. Во-первых, сами ячейки Брайля очень сильно отличаются, если вы тактильно посмотрите, в лучшую сторону. То есть, мне на пятом Focus’е ячейки, Брайль сам, очень сильно нравятся.
С. ФЛЕЙТИН: А мне на пятом поколении нравится клавиатура.
О. ШЕВКУН: Она очень такая, красивая.
С. ФЛЕЙТИН: Там даже дело не в красивости, а дело в том, что вот скажем, Focus’ы четвёртого поколения… Я клавишу пробел там иногда в шутку называл «квазисенсорной». Потому что достаточно лёгкого касания, совершенно даже случайного, чтобы она сработала. И при быстром наборе по Брайлю это иногда приводило к очень таким печальным последствиям. Моя коллега Светлана, которая иногда следила за некоторыми моими письмами, написанными в таком режиме, мне не раз выговаривала.
О. ШЕВКУН: Просто текст был, скажем, переставленный, насколько я понимаю.
С. ФЛЕЙТИН: Да, совершенно верно.
О. ШЕВКУН: Просто ты мог случайно, допустим, перейти на предыдущую строчку, начать писать там и т. д. Да, тут есть какие-то вещи, которые совершенно непредсказуемы. Но вот у каждого из нас свои пожелания, свои требования. Я помню, как (я об этом даже в Facebook’е у себя писал, это было уже достаточно давно, но очень смешно) я взял на ознакомление (это был не Focus, это был ElBraille-14). Вот у меня был ElBraille-14, он у меня был в футляре, но футляр я получил, по-моему, без ремешка. Я пришпандорил какой-то свой ремешок, а может быть, это был и их родной ремешок, не помню. Короче говоря, вот я прихожу с этой штукой на работу. Я решил поработать с этим один рабочий день. То есть офис обычный, тишина такая, абсолютно всё рабочее, компьютеры, у кого-то, клавиши на компьютерах нажимаются. Всё, люди сидят, работают. И вот у нас сидит сотрудница, менеджер проектов. Она сидит через парочку этих кубиков от меня, в углу и вдруг говорит: «Послушайте, ребята, такое ощущение, что у кого-то собака чешется». Я говорю: «Что?» – и начинаю писать. Она говорит: «Ну вот сейчас вот собака чешется!» И я понял. Значит, во-первых, у меня шумит Брайлевский дисплей; во-вторых, у меня стучат клавиши; в-третьих, поскольку всё это приходит в движение, у меня начинает звенеть вот эта пряжка на ремне. И вот эта не упряжь, упряжь у лошади, как называется эта сбруя у собаки, кто-нибудь скажет?
С. ФЛЕЙТИН: Ошейник.
О. ШЕВКУН: Вот! Короче, собака чешется, у неё ошейник звенит. И в конце концов наша сотрудница говорит: «Слушайте, меня просто это начинает выбешивать, потому что это чешущаяся собака. Можно это прекратить?» Вот в тот момент я и перестал пользоваться на работе ElBraille’м-14. Но с какой-то другой стороны, у меня даже не было ощущения, что чешется собака. А здесь вот у человека была именно такая реакция. Я думаю, что вы, работая в техподдержке, всякие подобные истории периодически слышите.
С. ВАСИЛЬЕВА: Истории мы слышим разные, да. Но у нас сейчас нет времени на них.
О. ШЕВКУН: Понятно. Потому что есть устройство, которое мне реально очень нравится. Я, правда, на работу это не приносил, я не знаю, кто там чешется. Вот, называется QBraille или КьюБрайль.
С. ФЛЕЙТИН: КуБрайль, или QBraille.
О. ШЕВКУН: А, КуБрайль.
С. ВАСИЛЬЕВА: QBraille XL, что вы тут?
О. ШЕВКУН: Вот, Света, ещё раз. Как это всё правильно?
С. ВАСИЛЬЕВА: QBraille XL.
О. ШЕВКУН: QBraille, главное XL, то есть, он большой.
С. ФЛЕЙТИН: Или очень хороший.
С. ВАСИЛЬЕВА: Это, на самом деле, что 40.
О. ШЕВКУН: Сорокаклеточный что? Дисплей?..
С. ВАСИЛЬЕВА: Q – это Кверти.
О. ШЕВКУН: Почему кверти?
С. ВАСИЛЬЕВА: Потому что там есть основные клавиши от стандартной компьютерной клавиатуры. То есть, функциональные клавиши, привычные вам Escape, Control.
О. ШЕВКУН: F1, F2, F3, F4.
С. ФЛЕЙТИН: Windows, Alt, Shift, Enter.
О. ШЕВКУН: Зачем? Вот это всё, оно зачем? Ведь в принципе эти клавиатурные комбинации, их можно вводить иначе.
С. ФЛЕЙТИН: С тех пор, когда появились дисплеи Брайля с клавиатурами, люди всё меньше и меньше хотят, работая активно с дисплеем, для выполнения элементарных операций поднимать руки и тянуться к клавиатуре. Это примерно так же, как у зрячих. Когда есть клавиатура и есть мышь, то если у человека задействована клавиатура, он не хочет брать мышку. Если он всё время работает с мышкой, для каких-то действий не хочет переключаться на клавиатуру. У брайлиста такая же ситуация.
О. ШЕВКУН: Но подождите, у брайлиста же всё проще. Первая точка в сочетании с восьмой и с пробелом указывает на клавишу F1. Вторая точка – Insert, третья точка – Control, четвертая – Windows.
С. ВАСИЛЬЕВА: Но это вот мы тут сидим такие.
С. ФЛЕЙТИН: А если тебе, например, надо ввести сочетание Windows+R?
О. ШЕВКУН: Значит, первая… Нет, подождите, сейчас…
С. ФЛЕЙТИН: И если у тебя не JAWS при этом?
О. ШЕВКУН: Ну, как-нибудь вводится, наверное, нет?
С. ФЛЕЙТИН: Вот «как-нибудь».
С. ВАСИЛЬЕВА: Просто штука в чём?
О. ШЕВКУН: Мы тут все пианисты-брайлисты.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. Есть люди, которые, как мы, Брайлем пользуются, дисплеями пользуются.
О. ШЕВКУН: Сумасшедшие. Коллеги, я придумал термин. Мы – брайльнутые.
С. ВАСИЛЬЕВА: А есть люди, начинающие работать с дисплеями Брайля.
О. ШЕВКУН: Они ещё не брайльнутые.
С. ВАСИЛЬЕВА: И они хотят поменьше команд запоминать. Вот для таких людей, собственно, и сделано. Я вот для слушателей, для зрителей поясню, в чём «фишка». Здесь вместо букв и цифр клавиатура Брайля. Восьмиточечная, то есть, клавиатура Перкинса. А все остальные клавиши сохранены.
О. ШЕВКУН: То есть, это такой гибрид. Гибридная история, гибрид дисплея.
С. ФЛЕЙТИН: Правильно, эта клавиатура так и называется – гибридная. И сейчас барабанная дробь. Я объясняю, почему. Этот дисплей можно подключить к компьютеру, например, не запуская программы экранного доступа, и клавиатура у вас будет работать.
О. ШЕВКУН: Работать с какой раскладкой, русской или английской?
С. ФЛЕЙТИН: А вот это ещё более интересная тема. Позвольте, я чуть-чуть больше времени займу в эфире. На самом деле, это не первое устройство такого рода. То есть, периодически выходили на рынок, в том числе и на нашем, отечественном появлялись такие дисплеи, которые можно было использовать для ввода, набора текста без использования программ экранного доступа. Первым таким устройством лично для меня было устройство от Papenmeier.
О. ШЕВКУН: Был такой.
С. ФЛЕЙТИН: Там запускалась, наряду с другим программным обеспечением, ставилась специальная служба. И при инсталляции этой службы нужно было выбрать русский язык для набора. И вот проблема была в том, что по-русски тогда вы свободно могли писать, но по-английски – нет. Были другие дисплеи, у которых преобразование, как и в QBraille, осуществлялось внутри.
О. ШЕВКУН: Внутри самого дисплея?
С. ФЛЕЙТИН: Но не было поддержки русского языка при этом. Вот сейчас мы с вами держим в руках устройство (и вы его видите), в котором поддерживается переключение между русско-английской раскладкой.
О. ШЕВКУН: Даже без программы экранного доступа?
С. ФЛЕЙТИН: Даже без программы экранного доступа.
О. ШЕВКУН: А допустим, у меня на компьютере установлены русская, английская, украинская и греческая раскладки. Как это всё будет соответствовать?
С. ФЛЕЙТИН: Смотрите, здесь происходит следующим образом: внутри, как и большинство устройств от Hims, здесь есть целый ряд встроенных функций. И соответственно, те раскладки, которые доступны, вы настраиваете внутри устройства. Можно выбрать две, между которыми вы будете переключаться. При этом, вы ещё можете выбрать тип клавиатуры, которую вы хотите задействовать. Если у вас Mac, то вы выбираете клавиатуру в стиле MacOS.
О. ШЕВКУН: Это на уровне устройства самого работает, самого программного обеспечения?
С. ФЛЕЙТИН: Да, если у вас Windows, то вы, соответственно, выбираете клавиатуру в стиле Microsoft. И что происходит? Если вы хотите переключить раскладку и нажимаете на дисплее для этого сочетание определённое клавиш, то наряду с переключением раскладки внутри дисплея, системе подаётся эмулятор сочетания Alt+Shift. То есть, если у вас для переключения между раскладками используется это сочетание, то, соответственно, оно будет срабатывать синхронно. Если используется другое, то придётся тогда дополнительно ещё нажимать другое сочетание: например, ctrl+Shift. И это можно сделать прямо на этом же устройстве.
О. ШЕВКУН: Не будет проблемы рассинхронизации? Допустим, у меня есть русская и английская раскладки в системе, на компьютере, на дисплее есть русские и английские раскладки. Откуда они знают, что мы сейчас начинаем, и у меня и компьютер, и дисплей в русской раскладке? Не получится, что у меня дисплей думает, что это английская раскладка, а компьютер – что это русская раскладка? Потом, соответственно, Alt+Shift эмулируется…
С. ФЛЕЙТИН: Это сразу видно, потому что происходит интересная вещь. То есть, если у вас происходит рассинхронизация раскладок, то когда вы вводите какую-то букву по Брайлю, у вас на дисплее появляется аналогичная буква, которая есть на той же клавиши обычной клавиатуры, но в другой раскладке. То есть, это сразу будет видно.
О. ШЕВКУН: И я правильно понимаю, что этот вариант, когда дисплей просто работает, как Bluetooth клавиатура, можно использовать не только с компьютером под Windows, но, допустим, с Linux’ом или с iOs?
С. ФЛЕЙТИН: Конечно. И ещё момент. Если вы подключаетесь по Bluetooth (не по USB), вам придётся подключать два устройства: дисплей Брайля и клавиатуру.
О. ШЕВКУН: Понятно.
С. ФЛЕЙТИН: Причём, дисплей позволяет одновременно подключать дополнительно до пяти устройств по Bluetooth, и вы можете раздельно переключаться между клавиатурами и между дисплеями.
О. ШЕВКУН: В смысле?
С. ФЛЕЙТИН: Ну например, я могу читать на одном устройстве, а в это время набирать текст на другом.
О. ШЕВКУН: Полин, есть что-нибудь из сообщений пока почитать, нет?
П. ИВАНКЕВИЧ: Максим Бельский спрашивает: «А Smart Beetle обновляться будет?»
О. ШЕВКУН: Smart Beetle – это дисплей от Hims.
С. ВАСИЛЬЕВА: По-моему, нет.
О. ШЕВКУН: То есть, та же история. У людей есть техника, в которую они вложили деньги, причём, деньги большие, и выясняется, что эта техника не обновляется. Это не вопрос к компании «Элита Групп». Это вопрос тифлотехники в принципе.
П. ИВАНКЕВИЧ: Максим Извеков спрашивает: «Какая операционная система в этом новом органайзере?», который, как полагаю, обсуждали сейчас.
О. ШЕВКУН: QBraille?
П. ИВАНКЕВИЧ: Видимо, да.
С. ВАСИЛЬЕВА: QBraille – это дисплей Брайля с функциями.
О. ШЕВКУН: То есть, у него есть какие-то функции органайзера, но?…
С. ФЛЕЙТИН: На QBraille, на самом деле, можно читать книги, так же, как на Hims’овских предыдущих органайзерах. Там есть приложение для набора текста, так же, как на том же BrailleSense или, допустим, Polaris. Причём, даже есть все функции редактирования, связанные с выделением, копированием и т. д. Причём, есть любимая мною функция, которая присутствует в Hims’овских устройствах, – по английски это называется Braille Type in Mode. Я это называю режим быстрого набора по Брайлю – то, о чём мы уже коротко говорили. Это режим, в котором у вас перестают работать сочетания клавиш для команд. Когда вы включаете этот режим и, например, случайно набираете точку 1 с пробелом, у вас не произойдёт перемещения на другую строку. У вас просто введётся первая точка и пробел.
О. ШЕВКУН: Это очень хорошая штука! Это действительно очень полезная вещь.
С. ФЛЕЙТИН: В Hims’овских устройствах это есть.
О. ШЕВКУН: Слушайте, но я не понимаю с точки зрения эргономики. Ну допустим, мне нужно написать CTRL+Shift+r. Сколько мне пальцев нужно? То есть, это тоже получается – игра на фортепиано.
С. ФЛЕЙТИН: Ну, в определённом смысле, да. А кто вам обещал, что будет легко?
О. ШЕВКУН: Вот так! А сколько стоит?
С. ВАСИЛЬЕВА: Он стоит столько же, сколько Focus-5.
С. ФЛЕЙТИН: Это, на самом деле, такой реально хороший выбор, когда человек может для себя решить, что ему надо.
О. ШЕВКУН: Мне лично интересны органайзеры. У нас тут лежит ещё одно устройство. Это как раз Polaris Mini. Polaris’ов есть несколько. Давайте разберёмся. Какие?
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну, Polaris и Mини.
О. ШЕВКУН: Polaris обычный – это 32 знака, правильно? Или 40?
С. ВАСИЛЬЕВА: Нет, не 40.
О. ШЕВКУН: 32.
С. ВАСИЛЬЕВА: По-моему, да.
О. ШЕВКУН: Polaris Mini – это 20 знаков.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, это 20 знаков.
О. ШЕВКУН: Что такое Polaris Mini?
С. ВАСИЛЬЕВА: Это органайзер на Андроиде.
О. ШЕВКУН: Насколько он на самом деле удобен? Коллеги, среди вас есть пользователи этого устройства?
С. ФЛЕЙТИН: Те, кто работал уже с BrailleSense U2 Mini, найдут это устройство очень знакомым и похожим: организация меню, организация интерфейса абсолютно вся такая же. Разница только в том, что он действительно позволяет запускать некоторые приложения, скачанные с Google Play.
О. ШЕВКУН: Ключевое слово – «некоторые». То есть, оно может заработать, может не заработать.
С. ФЛЕЙТИН: Ну это да. Это уже особенность поддержки Брайля в Андроиде, которая, в общем, никогда не была и в ближайшее время не будет хорошей просто по объективным причинам.
О. ШЕВКУН: Я правильно понимаю, что, значит, с одной стороны, есть самоозвучивающиеся приложения – то, что, собственно говоря, запускается у меня. Тут всё работает ну на настолько идеально, насколько может. А дальше – другая история – это поддержка приложений в Андроиде, и она будет работать настолько, насколько работает Брайль в самом Андроиде.
С. ФЛЕЙТИН: Да. Ещё если учитывать, что здесь Android 5.1.1 стоит. И всё-таки, устройство заточено, в первую очередь, на работу со своими встроенными приложениями, а всё остальное присутствует как дополнительная возможность, которую пользователь использует на свой страх и риск.
О. ШЕВКУН: Коллеги, а вам часто задают вопрос типа: «Какая версия операционной системы в этом устройстве?» И вы говорите: «Вот 5.1.1». И вам говорят: «Фу, какая старая!»?
С. ФЛЕЙТИН: У нас же незрячие знают, по чём нынче килобайт, и мегабайт и т. д. На мякине не проведёшь.
О. ШЕВКУН: У меня сразу вопрос, всвязи с этим, вот какой. Допустим, я пользуюсь органайзером не от «Элиты Групп». Я пользуюсь органайзером, на котором до сих пор стоит Windows CE. Windows CE померла… Сколько лет назад? Много лет назад она померла. Вот много. Но органайзер блестяще делает всё, что мне надо. То есть, он вордовские файлы читает, PDF и т. д. Я обычно людям говорю (не знаю, насколько это соответствует вашей политике сейчас). Я обычно людям говорю: «Вы меня спрашиваете про версию операционной системы. А вам зачем? А что вы с этим устройством собираетесь делать?» «Вот то-то и то-то. Я хочу (неразборчиво) вордовские файлы, я хочу ещё что-то…» «Вот это работает. И вам теперь важно – это Андроид пятый или Андроид восьмой?». У меня вот такая беседа бывает с людьми достаточно часто.
С. ВАСИЛЬЕВА: У нас просто есть ещё органайзер BrailleNote Touch – канадский органайзер от Humanware. То есть, разработчики и Hims, и Humanware они говорят, что: «Для нас важна стабильность и работоспособность устройства. Когда мы видим необходимость обновления системы, мы будем её изыскивать».
О. ШЕВКУН: То есть, подход, сама философия отличается от того, что мы имеем, например, в мобильных телефонах. Потому что в мобильных телефонах – да, вот новая версия, новейшая операционная система…
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, иногда мы её установили и поняли, что надо было подождать.
С. ФЛЕЙТИН: И поняли, что надо откатиться.
О. ШЕВКУН: Да, потому что программное обеспечение не соответствует аппаратным возможностям.
С. ВАСИЛЬЕВА: А здесь, поскольку устройства дорогие, и поскольку рынок достаточно маленький, для разработчика важно, чтобы это реально работало у пользователя.
С. ФЛЕЙТИН: И между нами, я их в этом поддерживаю.
О. ШЕВКУН: Да, я, на самом деле, очень жалею, что эти устройства пока всё-таки так мало доступны, потому что те же Брайлевские книги. В некоторых издательствах сегодня можно приобрести электронные версии Брайлевских книг, электронные варианты. Представляете, вот такие электронные варианты уже подготовленных изданий по Брайлю, учебников, чего угодно! И ты сидишь, и ты просто работаешь со своим Брайлевским дисплеем или со своим органайзером. Даже какая-то элементарная функция памяти уже даёт возможность эти книги читать. То есть, это свобода, которой ещё недавно просто не было. Но дисплеи пока реально дорогие. Ещё одно устройство, про которое мы тут переписывались с Нусретом Адигезаловым, руководителем «Элиты Групп» – это ElBraille пятого поколения, новый сорокаклеточный ElBraille. Я так понимаю, что повседневно вы, коллеги, этим устройством пока не пользуетесь. Вот так, чтобы в самолёте почитать, в такси.
С. ВАСИЛЬЕВА: Мы – пока нет, но мы знаем, где оно. Мы его видели.
С. ФЛЕЙТИН: Мы его хотим.
О. ШЕВКУН: Вот. Значит, я скажу нашим слушателям, нашим зрителям. Я очень-очень пытался добиться того, чтобы это устройство мы показали в «Тифлостриме». Я с сегодняшнего дня перестаю этого добиваться. Ну, просто потому, что пока это нереально, пока это не увенчалось успехом. Мы получили некоторые комментарии от руководителя компании «Элита Групп» Нусрета Адигезалова. Я прочитаю фрагменты из писем, которые вы, коллеги, видели, потому что переписка была общая. Почему этих устройств пока нет в России? Он пишет: «Очередь стоит: США, Великобритания, Австралия, Германия и т. д. В Российской Федерации раньше весны не будет точно». Он не написал раньше весны какого года. Я предполагаю, что всё-таки следующего. То есть, я позитивно на эту вещь смотрю. Я задаю вопрос Нусрету Адигезалову: «Тут в чём проблема? В малой платёжеспособности или в системе закупок в России? Или в чём? Почему мы этого долго не увидим?» Ответ был следующий: «Система закупок в России такова, что инерция её – примерно шесть месяцев, а то и больше». Иными словами, – от принятия решения до закупок для конкретных пользователей. Ну, и мой следующий вопрос был о том, может ли частный пользователь купить для себя ElBraille 40, если он найдёт деньги какими-то способами. Нусрет пишет: «Если кому-либо что-либо нужно, он должен не думать, что это нельзя, а действовать. Недавно ко мне обратились родители мальчика за прибором стоимостью 250 тысяч рублей без денег и возможности его купить. Так я отправил их в один фонд, где им купили и подарили этот прибор». И такая улыбочка. Дальше. И следующая тема, связанная с этим прибором, с ElBraille’em. Он ведь основан на компоненте от компании Intel. Это карточка, Compute Card. И Compute карты официально компания закрыла. Было объявление о том, что этих карт больше не будет. Вот я предположил, что возможно, компания «Элита Групп» не торопится охватывать российский рынок, потому что есть обязательства на Западе, перед западными странами. Нусрет отвечает следующее: «Карточки производятся до марта, как минимум». Опять не пишет, какого года, но я думаю, следующего. «…Уже понятно, что будет вместо них. Уже в разработке новая модель, которая объединит достоинства четырнадцатой и сороковой модели. Она должна появиться летом 2020 года. О ней могу только кратко сказать, что она будет из анодированного алюминия, как топовые ноутбуки».
С. ФЛЕЙТИН: Ну, кто, например, держал MacBook Air в своих руках, тот представляет, что такое анодированный алюминий.
О. ШЕВКУН: Значит, я… Вот у меня такое что-то внутри: «Так. Запомним: лето 2020 года», но ElSmart меня научил такого больше не говорить.
С. ВАСИЛЬЕВА: Правильно. Просто тот, кто никогда не связывался с разработкой, не представляет эти все процессы. Иногда кажется, всё, мы уже у финиша, и тут что-нибудь неожиданное происходит. В общем, лучше не спешить.
О. ШЕВКУН: Я вам скажу: у компании «Элита Групп» есть такой сотрудник. Сидит он в замечательной тёплой стране, которая называется Израиль. Человек, который реально настаивает на качестве. Он, кстати, представляет, в частности, на Западном рынке зачастую эти приборы. И насколько я понимаю, это один из тех людей, которые, в частности, руководству компании говорят: «Нет, вот это надо доделать, это надо доделать». И тогда получаются такие «ножницы»: либо мы можем выпустить быстрее, но по качеству будет хуже, либо медленнее, но по качеству лучше. И вот мудрость, как раз, состоит в том, чтобы эту «золотую середину» найти. Ну, как с настройкой цвета, допустим: можно темнее, можно светлее. Да, в этом нужно найти что-то такое среднее. Ну вот я думаю, что здесь происходит примерно то же самое.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. А по тому, что у нас там стоит очередь. Просто там финансирование чаще людям предоставляют. У нас, допустим, из Австралии пишет частный пользователь и говорит: «Я себе зарезервировал финансирование на новый ElBraille 40». Ну везёт тебе!
О. ШЕВКУН: Слушайте, а если напишет пользователь из Урюпинска: «Я себе зарезервировал финансирование», ему продадут новый ElBraille 40? Как думаете?
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну, Нусрет же написал: «Никогда не надо думать, если ты чего-то хочешь, что это нельзя. Надо искать способы». Надо поставить себе цель и идти к ней.
С. ФЛЕЙТИН: Всё зависит от того, насколько сильно ты этого хочешь.
О. ШЕВКУН: Да. ElBraille 40 состоит из трёх компонентов: дисплей Focus 40 пятого поколения (цену можно найти на сайте компании), это лицензия Jaws (если она у вас уже есть, то, соответственно, можете воспользоваться своей, тут вам совершенно никто не мешает) и это то, что я про себя называю (это неправильно, конечно), я называю это «тушка». Это, конечно, не «тушка».
С. ВАСИЛЬЕВА: Это док-станция называется. Правильное слово.
О. ШЕВКУН: Вот! Да, док-станция. Так вот, эта док-станция может быть четырёх вариантов. И стоит она сегодня 25 октября…
С. ВАСИЛЬЕВА: Это примерные цены, скажем так.
О. ШЕВКУН: …Около 100 тысяч за вариант с процессором Celeron до примерно 140 тысяч за I5.
С. ВАСИЛЬЕВА: Это только док-станция без дисплея и без Джоза, если у вас это уже всё есть.
О. ШЕВКУН: А дальше – нужно добавить цену дисплея, добавить цену Джоза и ещё посчитать: мне это надо, или мне выгоднее купить какой-то компьютер. Опять-таки, выбор за вами.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, и вот как раз я говорила, что нам пишут очень много из разных стран. И многие пишут, что типа: «Я это воспринимаю как замену ноутбука, но мне хочется, чтобы это было всё в одном устройстве, потому что активно пользуюсь дисплеем».
С. ФЛЕЙТИН: Ну, мы в прошлом «Тифлостриме» говорили о том, что люди, в нашем случае, переплачивают за эргономику.
О. ШЕВКУН: вот! И переплачивают реально много. Ну потому что, допустим, даже тот же процессор, насколько я понимаю, в общем, можно найти. Достаточно легко найти компьютер, и маленький компьютер, который будет иметь более мощный процессор.
С. ФЛЕЙТИН: Ну, я это сравниваю, знаешь, Олег, иногда, допустим, с кастомизированными айфонами. То есть, есть компании, которые закупают айфоны и делают для них свои корпуса из всяких особых материалов и т. д. По характеристикам это те же самые айфоны, которые есть на обычном рынке, но благодаря тому, что у них дизайнерские, необычные решения корпусов, они стоят порой в десятки раз больше, чем обычный айфон. Здесь – почти та же история, только кастомизация направлена на повышения удобства пользователя. Или как есть ещё защищённые, например, устройства на рынке. Защищённые аналоги тех или иных устройств, когда они функционально не отличаются от своих собратьев, но с ними можно идти в горы, с ними можно идти в бой, с ними можно идти куда угодно, и устройство у вас будет работать.
О. ШЕВКУН: Ну да. Грубо говоря, телефон, который… Не грузовик, конечно, по нему поедет, но под воду с ним можно спуститься, с десятого этажа его скинуть, и он всё равно будет работать. Он, естественно, будет стоить дороже.
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну да. Ну и опять же, там финансирование. Иногда там в каких-то странах софинансирование используется, когда человек должен заплатить 25%, а всё остальное ему заплатит государство. Ну, или иногда в некоторых странах даже полностью финансируют, если человек – специалист, и ему это нужно для работы или для учёбы, ему могут, собственно, выделить финансирование.
О. ШЕВКУН: Буквально в завершение нашей беседы пара вопросов. Коллеги, я, кстати, тоже об этом выскажусь, может быть, и слушатели наши выскажутся. Есть ли какое-то тифлоустройство, которого вам сегодня не хватает? То есть, вот вы понимаете, что вот это могло бы быть. Потому что в прошлый раз Нусрет говорил о том, что в тифлотехнике некая такая стагнация. А может быть, у нас уже всё есть? Может быть, следующее устройство, которое нам нужно – это искусственное зрение, бионический глаз? Вот всё остальное – оно уже как-то не дотягивает. Или я зря так смотрю? Вот, есть какое-то тифлоустройство, которого в природе ещё не существует, а вы бы хотели, чтобы оно было?
С. ФЛЕЙТИН: На самом деле, то, о чём мечтаю я, в природе уже есть или вот-вот появится. Это просто развитие, опять-таки, нашей сегодняшней темы. При всей моей любви к Брайлевским дисплеям у них у всех есть один общий недостаток – читая сегодня электронный текст по Брайлю, мы, по сути, имеем дело с телеграфной ленточкой, а не с книжной страничкой. Это совершенно другой опыт чтения всё-таки.
О. ШЕВКУН: Вы держите руку на этом пульсе?
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. Мы – да. Всё хорошо.
О. ШЕВКУН: То есть, когда будут дисплеи на полную страницу или хотя бы на несколько строк, мы об этом узнаем.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да. У нас всё хорошо в этом плане.
О. ШЕВКУН: У вас соглашение о неразглашении?
С. ВАСИЛЬЕВА: Конечно.
О. ШЕВКУН: Ясно. Я, на самом деле, готов был повторить то, о чём сказал Сергей: «Я хочу Брайлевский дисплей ну хотя бы на несколько строк, и чтобы он был не слишком тяжёлым». Вот это, пожалуй.
С. ВАСИЛЬЕВА: Понятно, что это всё равно будет больше настольная вещь.
О. ШЕВКУН: Ну конечно. В самолёте с этим будет сложнее.
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну почему? Ноутбуки же мы таскаем. Но всё-таки больше да, ориентирование больше идёт на то, что она настольная будет.
О. ШЕВКУН: Ну как бы да. И последний вопрос к вам, коллеги. Если бы вам дали выбор: либо вы отказываетесь от всех, я подчёркиваю, всех специализированных тифлоустройств в своей жизни и пользуетесь только функциями, которые есть в обычных устройствах. VoiceOver, естественно, всё это. Можно пользоваться. Нормально. Либо вы отказываетесь от обычных устройств и пользуетесь только тифлоустройствами. Вопросы цены не учитываем. Представим себе, что это стоит одинаково. Вы бы от чего отказались?
С. ВАСИЛЬЕВА: Это не очень реальный вообще выбор, потому что я не готова отказаться от дисплея Брайля вообще никогда и ни за что. Я работать без этого смогу очень плохо.
О. ШЕВКУН: Вот я – тоже! Но от телефона я тоже не готов отказаться!
С. ВАСИЛЬЕВА: Вот понимаешь, ты вот вопрос задаёшь, на который…
С. ФЛЕЙТИН: Слишком искусственная ситуация, на мой взгляд, всё-таки.
О. ШЕВКУН: Не, а история-то вот в чём. Есть люди, которые говорят: «Мне тифлоустройства сегодня не нужны. Они мне не нужны. Я без них обхожусь».
С. ВАСИЛЬЕВА: А давайте VoiceOver отберём у этого человека!
О. ШЕВКУН: Это не тифлоустройство.
С. ФЛЕЙТИН: А можно я из другой области приведу конкретный пример? Как человек, имеющий определённые проблемы со слухом, я, всё-таки, интересуюсь, что происходит на этом рынке и в частности, для мобильных устройств и на Android, и на iOs. В магазине приложений достаточно много есть вещей, которые заявляют о том, что всё, хватит давать наживаться производителям слуховых аппаратов. Вот мы вам даём приложение, вы делаете анализ своего слуха, надеваете наушники, и ваш мобильный телефон работает как слуховой аппарат. Всё, ура! И что? Я пробовал такие вещи. Ну, во-первых, сразу мы упираемся в то, что например, никакой обычный телефон не обеспечивает той мощности, которая нужна мне с моей потерей слуха. Ну, у меня всё-таки есть один такой телефон, который такую мощность обеспечивает. Но другая проблема. Её очень хорошо понимают музыканты, которые записываются дома в студиях – задержка звука. Она просто не позволяет нормально вот этими штуками пользоваться даже тогда, когда сигнал у вас достаточно хорошо усилен и отфильтрован.
О. ШЕВКУН: Мы сейчас с Полиной в наушниках, и мы слышим эту задержку звука. Она минимальна, там буквально какая-то доля секунды, но она есть.
С. ФЛЕЙТИН: Вот теперь представьте, что вам с такой задержкой звука надо общаться с близкими, друзьями, с коллегами и т. д.
О. ШЕВКУН: Не могу….
С. ФЛЕЙТИН: Вот и всё. То есть, вот эта вот ситуация, когда специализированным решениям просто замены нет. Есть ситуации, где замены такие возможны, но не в том случае, когда речь идёт о видеоувилечителях, не в том случае, когда речь идёт о слуховых аппаратах и не в том случае, когда речь идёт о Брайлевских дисплеях.
О. ШЕВКУН: Брайлевские дисплеи – это отдельная история. Тут я не представляю. Конечно, если бы вдруг компания Apple, допустим, или какая-то другая компания выпустила дисплеи Брайля, если бы им стал интересен этот рынок, возможно…
С. ВАСИЛЬЕВА: А им он не станет интересен.
О. ШЕВКУН: Подожди! Да подожди!
С. ФЛЕЙТИН: Компания Apple никогда не выпустит дисплей Брайля сама. Она купит какого-нибудь производителя, если это будет нужно.
С. ВАСИЛЬЕВА: Да, это более вероятно.
П. ИВАНКЕВИЧ: Кстати, в комментариях мнения разделились. Кристина пишет, что кроме дисплея Брайля сегодня реально тифлоустройства, на её взгляд, не нужны. А Саша, что для него вообще дисплеи – это тифлобарахло. Вот так.
О. ШЕВКУН: Вот так. То есть, каждому своё, друзья.
С. ВАСИЛЬЕВА: Ну, для меня здесь главное, чтобы у каждого, у кого это своё, было из чего это своё найти. Вот как-то так.
О. ШЕВКУН: И потом, чем заплатить за то, что нашёл. Потому что ну да. Кстати, тут тоже ведь такая вещь. Мы приобретаем что-то необходимое для работы, мы потом работаем. Мы, допустим, даже взяв кредит, можем потом этот кредит отдать. Если нам его изначально ещё дали. То есть, тут определённая связь между трудоустройством и той техникой, которая у нас есть, эта связь, конечно, существует. Значит, коллеги, компания «Элита Групп» – это компания, которая привлекает к себе и похвалу, и критику. Причём, критику весьма суровую. Я понимаю, что и после сегодняшнего нашего эфира будут критические замечания, будут критические вопросы, будут какие-то мысли: что-то мы не договорили и т. д. Мы постараемся приехать ещё. Я не буду больше теребить Нусрета Адигезалова по поводу ElBraille, потому что в России он его в данный момент продавать не хочет. Ну так, массово продавать.
С. ФЛЕЙТИН: Скорее, не может.
С. ВАСИЛЬЕВА: Конкретно вот этот ElBraille.
О. ШЕВКУН: Старый ElBraille с двумя гигами памяти – пожалуйста. Новый – нет. А дальше уже каждый из вас делает выбор. И если вдруг кто-то решит этим заняться, ну что, есть тифлорынок, можете сделать свой бизнес, начать осваивать. Сложно, правда, будет. Очень сложно будет. Но а вдруг получится? Я не знаю. Есть что сказать в заключении, потому что нам пора завершать, коллеги?
С. ВАСИЛЬЕВА: Единственное, что я хочу сказать, если у вас какие-то есть вопросы, какие-то неважно: критические, не критические, потому что я же говорю, мы работаем, мы что-то делаем. Поэтому понятно, что могут быть и ошибки, могут быть и ещё какие-то вещи. Но мы же много чего и делаем. Поэтому нужно это учитывать тоже. Поэтому если у вас есть какие-то вопросы, есть какие-то пожелания, вы всегда можете нам писать, звонить. Мы никуда не исчезаем. Мы здесь и постараемся в меру наших сил и возможностей ответить, помочь, проконсультировать и т. д.
С. ФЛЕТИН: Я скажу только одно: спасибо, что были с нами. Мы работаем для вас. Ваша «Элита Групп».
О. ШЕВКУН: «Тифлостримы» следующей недели. Понедельник: незрячий студент, и никаких компромиссов! И среда: жаркие объятья гиперопеки. Вот такой «Тифлострим» на ближайшее время. Ну, а там много всего интересного, поэтому пишите. Наш адрес: komanda@tiflo.info. И адрес «Элита Групп»: info@elitagroup.ru.
С. ВАСИЛЬЕВА: Или для технических вопросов: support@elitagroup.ru.
О. ШЕВКУН: «Тифлострим». Полин, можем завершать? Всё?
П. ИВАНКЕВИЧ: Да, конечно.
О. ШЕВКУН: Полина Иванкевич, Олег Шевкун, Светлана Васильева, Сергей Флейтин. Всем пока!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *