Юлия Патлань. Загадки одного текста, или О христианской основе тифлопедагогики

Сегодня я опубликую отредактированный фрагмент моей большой статьи – Патлань Ю.В. «Как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе…»: о жанровой природе «Орлиных душ» В.Я. Ерошенко и о влиянии протестантизма на становление образования слепых»,  которая была опубликована в 2017-2018 гг.

Речь в этом фрагменте пойдет о том, насколько тесно были знакомы и связаны между собой все известные люди в истории тифлопедагогики и о том, что основа, на которой строилось или вырастало образование незрячих, была библейской – христианской.

…Школы для слепых в Российской империи создавались в XIX веке по образцу Парижского института слепых самим Валентином Гаюи, а затем главным образом по германским образцам. Среди тех, кто стоял у истоков российской тифлопедагогики и тифлопсихологии, было довольно много немцев-лютеран: в Москве Генрих Дикгоф, Анна Адлер, в Петербурге Константин Грот, А. Крогиус и др. Развитие гуманистических идей, ведущее за собой становление и развитие специального образования, было тесно связано с идеями Реформации в Европе и происходило из протестантских стран (Англия, Германия, страны Скандинавии, США), постепенно распространяясь в традиционно католических и православных странах, где, однако, развитие специального образования шло медленнее (по  Н.Н. Малофееву: «Знакомясь с географией принятия государственных реше­ний о введении специального обучения, мы вновь вспоминаем о различиях культурных традиций южан (католиков) и северян (протестантов). Безусловными лидерами в принятии законов о специальном образовании оказываются страны Северной и Центральной Европы, стоящие в оппозиции к Римской католи­ческой церкви»).

Учебно-воспитательное заведение при Московском обществе призрения, воспитания и обучения слепых детей было создано пастором Генрихом Дикгофом, позже епископом Евангелическо-лютеранской церкви Св. Петра и Павла в Москве, по образцу немецких и австрийских институтов для слепых – Берлинского, Дрезденского, Венского.

Я попыталась выявить христианскую традицию, где существуют стойкие образцы проповедей, составленные именно на библейские стихи с упоминанием орлов. Google-поиск по текстам на разных языках дает такую возможность. За основу был принят поиск по тексту Втор. 32:11-12: «Как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих: так Господь один водил его, и не было с Ним чужого бога». На старославянском языке, кроме самих текстов Библии, упоминаний почти нет, на русском языке есть некоторое количество упоминаний в разных переводах, но это, главным образом, современные проповеди протестантских (американских и английских) пасторов. Существует также перевод на эсперанто, и Ерошенко, вероятно, знал перевод Л.Л. Заменгофа, но мощная богослужебная традиция за ним не стоит.

Но наибольшее количество результатов – у поиска на английском (здесь был использован текст Библии Короля Якова (KJV). Показательно, что здесь орлица, а не орел. Находка текста В. Ерошенко на английском языке подтвердила, что он использовал именно этот перевод (KJV).

Значительная часть таких текстуальных совпадений – это не просто упоминания отдельного библейского стиха, а проповеди, имеющие своей целью восславить Бога и Его заботу об избранном народе. Такие проповеди, построенные на подробном рассказе о том, что за птицы – орлы, какие у них есть особенности и т.д., – существуют в большом количестве. Это означает, что традиция проповедовать по такому образцу существовала со времен бестиариев и сохраняется сейчас. Наиболее близкие текстуальные совпадения по композиции с текстом В.Я. Ерошенко находятся на страницах миссионерских журналов американских и английских баптистов и методистов XIX – начала XX веков.

Поскольку проповедь – это особый жанр ораторского искусства, устного слова, призванный восславить Бога и рассказать о возможности личного спасения, у гомилетических текстов часто не указан автор, они становятся т.наз. «блуждающими», отсылая прямо к Библии.

Найти единственный исток традиции и имя определенного автора, чей текст лег в основу «Орлиных душ», не было целью. Хотелось определить общее направление поиска. Дальше встал вопрос, а будет ли возможным выяснить, где и когда Ерошенко услышал проповедь, которую в 1921 году пересказал по-японски? Если это было в Индии, где Ерошенко был в 1917 – до середины 1919 гг., работая с перерывами в миссионерской школе слепых в Моулмейне, то мастерство оратора и его личность произвели на писателя огромное впечатление, если он через 3-4 года воспроизвел этот текст как собственный на японском языке.

Василий Яковлевич отдавал предпочтение «Печали рыбки» и просил Лу Синя перевести сначала этот текст, возможно, понимая вторичность своего пересказа «Орлиных душ», но этот текст переломный, по-видимому, оказавший огромное влияние на самого Ерошенко.

К 26 годам, когда Ерошенко отправился в Таиланд, половину жизни он учился: с 1899 по 1908 годы – в Московской школе слепых; в 1912 году – в Норвудском королевском колледже, в 1914 – 1916 гг. – в Токийской школе слепых. Школьная жизнь в довольно замкнутом кругу незрячих соучеников – это была жизнь привычная и знакомая. О ней Ерошенко писал не раз. Он постоянно стремился что-то делать для слепых, но оставаться только преподавателем слепецкой школы не хотел. Так, в своей речи «Что такое слепота» Ерошенко упоминает «замечательную русскую женщину, которая посвятила всю свою жизнь образованию слепых», но, тем не менее, писала в своей статье, что все слепые – злы и эгоистичны.

Женщина, которая подходит под это описание – вероятно, Анна Адлер, первопечатница книг по Брайлю в России и член Попечительского совета Московской школы слепых с первых лет ее работы. Нам не удалось выявить больше никого из женщин-тифлопедагогов в России до 1914-1916 года, кто мог бы соответствовать описанию В.Я. Ерошенко, и не удалось найти статьи Анны Адлер «Психология слепых». Все источники подчеркивают ее любовь к незрячим детям. Анны Адлер в 1884 г. стажировалась в Венском и Дрезденском институтах слепых и перенимала австрийскую и немецкую модели школы слепых. Из опубликованного Анной Адлер известен ее доклад «Краткий очерк о способах распространения образования между слепыми» на Втором съезде русских деятелей по техническому и профессиональному образованию (1894-1895 гг.), опубликованный в 1898 г. Она говорила: «Главное внимание должно быть обращено на то, чтобы сделать из слепых хороших ремесленников той или другой специальности, с знанием чтения, письма и счёта. В настоящее время, когда вопрос об образовании слепых ещё окончательно не разработан, когда ещё не выяснено вполне, какого рода подготовка более необходима для слепого в России – сообразно с его положением и условиями жизни, – не следует пробуждать в слепых желаний и надежд на большее образование, так как удовлетворить этому нет пока никакой возможности и подобное пробуждение приносит вред и недовольство тем, что им теперь доступно» (Адлер А. Краткий очерк о способах распространения образования между слепыми // Второй съезд русских деятелей по техническому и профессиональному образованию. 1894-1895. Секция XII / А.А. Адлер. – М.: Университетская типография, 1898).

История показала, что Анна Адлер ошибалась. Уже в 1899 г. слепой с двух с половиной лет Александр Щербина, уроженец Прилук, успешно сдал вступительные экзамены на юридический факультет Киевского университета, но затем в 1901 г. перевелся на историко-филологический факультет, который блестяще закончил с дипломом первой степени в 1905 г. по отделению классической филологии. Во время обучения в университете А. М. Щербина в 1903 г. на конкурсе студенческих работ за сочинение «Учение Канта о «вещи в себе» получил золотую медаль. После блестяще выдержанных магистерских экзаменов А. М. Щербина в 1909 г. получил место приват-доцента на кафедре философии профессора Г. И. Челпанова в Московском университете. Щербина первым в России получил звание профессора Московского университета.

Поэтому мне никак не удается отказаться от мысли, что «Орлиные души» Василия Ерошенко – это не только пересказ баптистской или методистской проповеди о величии Бога, но и отголоски внутреннего спора самого Ерошенко с Анной Адлер (der Adler – нем. «орел»).

Языковые игры и загадки Ерошенко любил, тонко чувствовал созвучия и иногда его юмор можно уловить. Не излишняя ли забота и опека зрячих учительниц, вместе со мнением об эгоистичности всех слепых, привела к тому, что большую часть своей жизни Ерошенко рвался познакомиться с накопленным тифлопедагогикой опытом? В зрелые годы он постоянно преподавал сам, дав пример и социализации, и ориентирования, и самостоятельных путешествий, и знания языков. Очень мешало ему отсутствие официального диплома о праве преподавания.

Ерошенко показывает две системы воспитания: в одном случае, орлятам подрезают крылья, но кормят, любят и жалеют, держа на цепи. Потеряв стремление к идеалу, птицы не могут духовно восстановиться даже через 10 лет усиленных тренировок с родителями-орлами, и гибнут, отвергнутые и убитые ими же. В другом случае, – сыновья охотника, принятые и воспитанные орлами, изменились до неузнаваемости и затем возглавили освободительное восстание.

*

Убежденность в необходимости всеобщего чтения Библии приводила к необходимости ввести всеобщую грамотность и обучение. Это требовало перевода Библии на местные языки, а в колониях – создания, прежде всего, миссионерских школ. Большинство школ слепых в Индии возникали на основе приютов, созданных протестантскими миссионерами, затем некоторые из них становились межконфессиональными (правительственными). Еще позже, в первой трети – середине ХХ века по примеру христианских миссионерских школ в Индии стали возникать нехристианские школы для слепых, буддийские или индуистские.

Библии, напечатанные линейным шрифтом Уильяма Муна, распространяло Британское Библейское общество, а несколько позже вводилась и система Брайля для «туземных» языков. Это давало возможность печатать всю Библию или только Евангелия, а для слепых, прежде всего, – Евангелие от Иоанна с «Притчей о слепце», и создавать регулярные начальные школы для слепых, где обучали Библии, основам чтения, счета, письма и традиционных для незрячих ремесел – щеточного, веревочного и корзиночного. Именно из слов Христа в «Притче о слепце» следовала прямая необходимость как организации церковных приютов и школ, так и рост самосознания и активности самих незрячих («чтобы на нем явились дела Божии»). Отношения миссионеров и местного населения, как и воспитателей и слепых воспитанников, не были безоблачными. Так, Ерошенко в Таиланде укорял миссионеров, что они построили себе новую богатую церковь, а слепым не помогают, хотя «и правительство Сиама, и христианские миссионеры обещали мне, что вскоре, как только представится случай, они серьезно займутся вопросом обучения слепых». Первая школа слепых в Таиланде была создана только в 1938 году Женевьевой Колфильд, стажером Института Перкинса. Женевьева была первой слепой студенткой Колумбийского университета.

Но все же специальное образование развивалось. Изобретение и введение системы Брайля во Франции cо временем привело к созданию школ слепых по всему миру. Назовем школы слепых, где учился или бывал Василий Ерошенко: учебно-воспитательное заведение Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей (замысел с 1874, создано в 1882 пастором Г.Г. Дикгофом), Институт слепых в Штеглице, Берлин (1806, Иоганн Август Цейне), Норвудский королевский колледж и академия музыки для слепых в Норвуде, Лондон (1872, основатель Т. Эрмитидж, продолжатель Ф. Кэмпбелл, незрячие), Токийская школа слепых и глухонемых, с 1910 – Токийская школа слепых (1880, основана обществом помощи слепым Ракузэнкай, куда входили протестантские миссионеры и японцы-христиане), школа слепых в Моулмейне (1901, создатель ослепший учитель Маунг По Джи, выпускник Рангунского колледжа Американской баптистской миссии), школа слепых Св. Михаила в Кэмэндайне, предместье Рангуна (1914, миссионерская англиканская, основатель – преп. У. Парсер), Калькуттская школа слепых (1887, создана в собственном доме ослепшим баптистским пастором Лал Бихари Шахом, официально с 1894), Школа слепых Мемориала королевы Виктории в Тардео, Бомбей (VMSB, 1903, директор – ослепший хирург-индуист др. Н.Д. Чаттрапати), Ремесленный дом для слепых, Кумбхарвада, Бомбей (1917, в числе учредителей – Н.Д. Чаттрапати).

Возможно, В.Я. Ерошенко посетил также в Бомбее школу для слепых Американской миссии среди маратхи (1898, миссис О’Koннор / Школа Дадар). Вероятно, он еще в Бирме изучал тамильский язык, чтобы работать в школе для слепых в Палаямкотта, штат Мадрас (1890, основана Энн Эсквит). В прениях по докладу «Работа для слепых в Индии» Арун Кумар Шаха на конференции в Вестминстере в 1914 году шла речь о том, что мисс Эсквит ищет слепых учителей для своей школы. Это объясняет, почему Ерошенко в Бирме пытался учить тамильский язык.

Летом 1917 года 22-летний бахаи из Рангуна Аббас Али Батт занимался переговорами и подготовкой приезда В.Я. Ерошенко в Калькутту и Мадрас. Ерошенко называл Мадрас в числе мест, где его можно будет найти. Кроме того, в Мадрасе были штаб-квартира Теософского общества и Национальное духовное собрание бахаи Индии.

Безусловно, в 1914 – 1916 и в 1919 – 1921 гг. в Японии Ерошенко посещал и школы слепых, где у него были друзья и где он выступал с лекциями об эсперанто (в Киото, Иокогаме, Эйдзири и др.). Он особенно активно выступал с рассказами о своей поездке в Таиланд и Индию после возвращения в Японию, например, выступал в школе слепых в Осаке, по приглашению незрячего пастора-методиста и эсперантиста Кумагаи Тэтутаро, однако назвать все школы слепых сложно.

В Японии первая школа слепых западного типа была создана в Киото (1878), Токийская школа при обществе Ракузенкай была второй. Затем возникли школы в Канадзаве (1880, создатель Сэйитиро Мацумура, глухой конфуцианец, исследователь «европейской науки»), в Осаке (1882), Институт слепых и глухонемых в Кобе, христианская школа слепых в Иокогаме, созданная Шарлоттой Дрэпер (1889), миссионерская школа в Гифу (1893), христианскую школу слепых создала в Иокогаме Американская методистская церковь (1924). В 1923 году в Японии императорским эдиктом было предписано открыть школы для слепых в каждой префектуре. До отъезда Ерошенко в Таиланд летом 1916 года все его окружение всегда было христианским, в том числе в Японии, за исключением миссионеров-бахаи, у которых, однако, тоже было христианское прошлое и практика членов протестантских  церквей.

Становление школ слепых было связано с разработкой системы брайля для национальных языков. Английский Брайль был введен в Британии в 1861 году по образцу французского и унифицирован в 1902 году. В США долгое время применялись три шрифта – не брайлевский «Нью-Йоркский шрифт»; так называемый «Американский Брайль» (1878–1918) и вариант английского Брайля. Стандартизированный английский Брайль был утвержден только в 1918 году.

Для языка эсперанто систему Брайля адаптировали Хелена Галь, Теофиль Карт, Роза Фогт и Гаральд Тиландер. Элен Жиру была первой незрячей эсперантисткой и профессором в мире в 1895–1896 годах. Она изучила эсперанто с голоса, и написала брошюру по Брайлю. Теофиль Карт в 1904 году провел первые курсы эсперанто в школе слепых в Лозанне (Швейцария). В 1904 году вышел первый брайлевский журнал на эсперанто «Esperanta Ligilo» («Эсперантский связной»). С 1912 года его редактором и издателем был Гаральд Тиландер.

Если первые школы для слепых появились в Японии уже через 10–12 лет после начала Реставрации Мэйдзи, то первый японский Брайль – ровесник В.Я. Ерошенко – был изобретен Исикава Курадзи по образцу французского лишь через 22 года, в 1890 году, когда система Брайля была применена к японской фонетической азбуке кана. Удивительно, что уже 1892 году в систему Брайля впервые в Японии были переведены ноты. В 1893 году в школе слепых в Иллинойсе, США, был заказан для Токийской школы слепых и глухонемых только что изобретенный брайлевский печатный станок, позволяющий стереотипную печать с пластин. В марте 1893 г. на станке Исикава выпускает первое издание по Брайлю в Японии – песенник с нотами к торжеству серебряной свадьбы императора. В 1894 году евангелическая школа для слепых в Иокогаме, заказала в Американском Библейском обществе печать по Брайлю «Евангелия от Иоанна». Это была первая полноценная брайлевская публикация в Японии. В 1895–1896 году были напечатаны остальные Евангелия и «Деяния апостолов». Тогда же постепенно создается библиотека брайлевских учебников в Токийской школе слепых и глухонемых. В июне 1902 года Ассоциация выпускников Токийской школы начинает издавать раз в две недели брайлевский журнал «Mo:zin sekai», «Мир слепых», который с 1907 года стал выходить ежемесячно под названием «Mutsuboshi-no hikari» – «Свет шестизвездия», то есть брайлевского шеститочия.

Наиболее сложная ситуация с введением системы Брайля для множества местных языков сложилась в Индии. К обретению страной независимости существовали 11 разработок системы Брайля, которые использовали для разных языков и разных частей страны. Брайль вводили американские и европейские миссионеры, учреждавшие различные школы для слепых. Уже в 1940-х годах сами индийские педагоги слепых отмечали, что хотели бы дать информацию обо всех школах слепых в стране, но такой информации нет. Накануне Второй мировой войны в Индии по статистике существовало около 20 школ слепых с общим числом учеников, в основном мальчиков, ок. 1200 человек. В «Отчете правительства Индии о слепоте» в 1944 году был приведен список из 32 школ или домов, которые охватывали 1212 незрячих. Это было число в 0,06% от общего числа незрячих в Индии, нуждающихся в образовании. Таким образом, опыт Василия Ерошенко, работавшего в течение нескольких месяцев в школе слепых в Моулмейне и посетившего школу слепых в Калькутте, школу и ремесленный дом для слепых в Бомбее, возможно, также школы слепых в Южной Индии, уникален.

Крупных и успешных школ слепых в Британской Индии, включая Бирму, к 1917 году было около десяти. Из них четыре школы были созданы незрячими (в Моулмейне – Маун По Джи с 1901 г., в Калькутте – Лал Бихари Шах с 1894 года, в Бомбее – др. Н.Д. Чаттрапати с 1902 г.). Василий Ерошенко побывал во всех названных школах и был знаком с двумя их создателями. Трое из основателей были пасторами-христианами (Маунг По Джи и Лал Бихари Шах – баптисты), др. Чаттрапати был индуистом. Все они потеряли зрение в зрелом или пожилом возрасте. Отдельно нужно назвать британца Уильяма Джексона, который прибыл в Индию в ноябре 1917 года и возглавил школу слепых в Кэммэндайне, предместье Рангуна, созданную его деверем У. Парсером в 1914 году.

Уильям Джексон (Father William Henry Jackson, 13.03.1889-06.12.1931) незрячий с двух лет. Основатель Бирманской миссии для слепых. Проработал в Бирме 14 лет. Известен как «Слепой орел», или «Бирманский орел». Ок. 1918 г. разработал Брайль для бирманского языка.

Уильям Джексон был слеп с самого раннего детства, как и Ерошенко, что не помешало англичанину получить два высших образования, юридическое и богословское. В то время это был неординарный личный пример даже для Великобритании, не говоря уже о колониальной Индии.

В России же начала ХХ века получение незрячим высшего и даже среднего образования было практически невозможно (первое исключение –                А.М. Щербина). Получение незрячим высшего образования было все еще невозможно и в Японии. Первым частично незрячим японцем (с возрастом ослеп), получившим высшее образование, называют японского христианина и предпринимателя Ёсимото Тадасу (Yoshimoto Tadasu, 1878 – 1973), который окончил Высшую коммерческую школу в Токио (сейчас Университет Хитоцубаси) и еще до 1901 года учился в Британии (Оксфорд), где изучал теологию и социальную работу. В 1906 году основал Японскую ассоциацию слепых. Британская система образования и благотворительности произвела на Ёсимото огромное впечатление, и он направил всю свою энергию на распространение христианства и улучшения условий жизни незрячих в Японии.

Ерошенко, как можно судить из примечаний Итиро Такасуги к его письмам, знал Джексона еще по поездке в Англию в 1912 году и встретил его в Рангуне через четыре дня после прибытия пастора в Индию. В письме к Тории Токудзиро от 11 ноября 1917 г. Ерошенко, рассказывая, о встрече с Джексоном, пишет: «подобно библейскому Симеону, Господи, теперь Ты отпускаешь служителя своего, как сказано» (Лк. 2: 29-30), и добавляет, что печалился о судьбе незрячих бирманцев, но теперь может спокойно уехать, т.к. все будет хорошо. Сам Василий тогда был на пути в Калькутту из Моулмейна.

Считается, что первую школу для слепых в Индии создала в 1887 году, спустя 103 года после первой школы слепых в Париже, британка мисс Анни Шарп. Работа со слепыми была начата в Амритсаре в 1886 г. Сарой Хьюлетт с незрячей новообращенной христианкой Айшей, вскоре ставшей преподавать для других слепых, которая многие годы занималась евангелизацией незрячих при госпитале. Но именно Анни Шарп приписывают создание Ремесленного дома для слепых христиан при госпитале Св. Катарины в Амритсаре («Ремесленного дома для слепых Северной Индии»). Здесь обучали чтению шрифтом Муна или по Брайлю, в зависимости от способностей слепого. В 1905 году школа была перенесена в Раджпур, Дерадун (позже Sharp Memorial School). Эта школа находилась под управлением англиканского Церковного миссионерского общества.

Вторую в стране школу для девочек в деревне Палаямкотта, штат Мадрас, Южная Индия, создала в 1890 г. Энн Эсквит, направленная в Индию в 1881 году. Она работала в школе слепых с 1888 до 1918 года. Затем школа находилась в ведении диоцезии Тирунелвели Церкви Южной Индии (TDTA School for the Blind, Pallamcottah, Madras). По одной из версий, к созданию школы подтолкнул в 1888 г. слепой мальчик-нищий, который стал просить не о милостыне, а об образовании. По другой версии, у истоков создания этой школы стала слепая индианка, которая после принятия христианства укрылась в церковном доме от гнева родных. В 1893 году было открыто отделение этой школы для шести слепых мальчиков в Паннавилай, в 23 милях от Палаямкотты. Эти школы находились под управлением Церковного миссионерского общества и Общества по пропаганде Евангелия (англиканские). Энн Эсквит встречалась с Уильямом Муном, и он издал Евангелие от Иоанна и книгу для чтения на тамильском языке «шрифтом Муна» для ее школы. В 1912 году Энн Эсквит разработала Брайль для тамильского языка.

В 1902 году преп. Дж. Ноулз и Л. Гартвуэйт опубликовали свой проект т. наз. «Восточного Брайля». Авторы работали для Иностранного Библейского общества (FBS). Предполагалось, что это будет единый адаптированный английский Брайль для слепых, говорящих на 13 языках Индии. Этот вариант Брайля был принят Британским и иностранным библейским обществом для публикации Св. Писания на восточных языках и его начали таким образом вводить в Индии. «Восточный Брайль» использовали для языка маратхи также американские миссионеры в школе Дадар в Бомбее. Существовали также системы Брайля Ширрефа (Shirreff) для языков урду и хинди в Северной Индии, Брайль для языков майсур и каннада, Брайль Чаттерджи (для бенгальского), и ряд других, более поздних разработок. Ввести же единый Брайль удалось уже после обретения Индией независимости. Работа над универсальным Бхарти-Брайлем (“Bharti Braille”) была закончена лишь в 1951 году.

В июле 1900 года Анной Миллард в Бомбее была основана школа для слепых при Американской миссии среди Маратхи. С 1920 до 1948 года школа для слепых девочек называлась школа Дадар (American Mission School for the blind, Dadar, Bombay); сейчас она существует как Srimati Kamla Mehta Dadar School for the Blind, Mumbai (SKMDSB). Все миссионерские христианские школы слепых опирались на поддержку и средства, привлекаемые из Европы и США.

Несколько позже, чем миссионеры, школы для слепых начинают создавать сами незрячие, прежде всего люди с хорошим образованием и высоким социальным статусом, ослепшие в зрелом возрасте. Некоторые из них были христианскими пасторами, опираясь на Св. Писание и необходимость его изучения всеми. Они совмещали в себе пасторскую и миссионерскую практику с опытом незрячего человека. Так, третья школа в Индии, Industrial Home and School for Blind Children / Calcutta Blind School, официально существующая с 1894 года, основана индийским христианином Лал Бихари Шахом в своем доме еще в 1887 году, то есть  одновременно с возникновением первой миссионерской школы Анни Шарп.

Преп. Лал Бихари Шах (Rev. Lal Bihari Shah, 01.12.1853 – 01.07.1928). родился в районе Нодья в Западной Бенгалии. Дж. Калаппуракал в своей диссертации «Развитие общественного понимания социальных и образовательных проблем в Индии» (1965), указывает, что Лал Бихари Шах был пожилым студентом знаменитого Колледжа Кэри в Серампуре, то есть он получил специальное богословское образование у баптистов. В 2014 г. была восстановлена его могила на Мемориальном христианском кладбище в Калькутте. Четыре поколения семьи Шах работали для слепых: сын Арун Кумар Шах заведовал, затем возглавлял Калькуттскую школу слепых с 1917 по 1947 гг., в 1948 – 1970 гг. директором был его сын Амал Шах, четвертое поколение – Свапна Шах. Благодарю за консультации правнука Лал Бихари Шаха – Амит Шаха, США.

Л. Б. Шах вырос в христианской семье, учился и преподавал в уэслианских начальных туземных школах, затем был редактором в баптистской типографии в Калькутте. После знакомства в 1893 г. с одним из создателей т.наз. «Восточного Брайля» Л. Гартвейтом, Л.Б. Шах разработал собственную систему Брайля для бенгальского языка, названую Шах-Брайль (Shah Braille); использовалась до 1960-х годов в Калькутте и Патне для языков бенгальского и бихари. Лал Бихари Шах был связан с Норвудским колледжем для слепых, но принять предложение Лондонского миссионерского общества о передаче ему школы, а самому стать наемным директором отказался.

Его старший сын Арун Кумар Шах был в Лондоне в 1914 на крупной конференции по делам слепых, где У. Меррик и У. Филлимор говорили о              В.Я. Ерошенко. Был на этой конференции и японец Накамура Кётаро. Из писем Ерошенко известно, что Накамура Кётаро в Великобритании жил вместе с господином Шахом: японец был незрячим, а индиец имел опыт работы с незрячими и мог грамотно помочь соседу. Л.Б. Шах ослеп в 1912 г., и до последних дней занимался переписыванием брайлевских книг для школы вручную.

Еще одним ярким примером незрячего основателя школы является индус, др. Нилкантрай Даябнай Чатрапати. Он получил высшее медицинское образование и был хирургом в гражданском госпитале Ахмедабада, но ослеп в 38 лет и открыл в Ахмедабаде дневную школу слепых в 1890 году (по другим данным – в 1895). Др. Нилкантрай ездил для обучения Брайлю в школу Анни Шарп. Его школа стала основой для создания Мемориальной школы королевы Виктории (VMSB) в Бомбее в 1902 году. Это была вторая школа для слепых в Бомбее, которую др. Н.Д. Чатрапати возглавил, переехав в Бомбей со своими 24 учениками. В 1902 году была преобразована в Мемориальную школу королевы Виктории для слепых (Victoria Memorial School for the Blind, Tardeo, Bombay).

В 1901 году школу слепых в Моулмейне, провинция Бирма, основал ослепший бирманец Маун По Джи (Maung Po Gyu). Похоже, именно он был крещен преп. У. Шерраттом (W. Sherratt), представителем Британского и иностранного библейского общества (BFBS), которому помогал переводить Библию на бирманский язык. Не имея возможности продолжать свою преподавательскую деятельность в баптистской начальной миссионерской школе для бирманцев, Маун По Джи создает небольшую школу для таких же слепых, и обучает их чтению, письму и плетению корзин и циновок. Уже через несколько лет в баптистских миссионерских журналах появились статьи и фотоотчеты о том, что ученики этой школы могут читать по Брайлю. Одним из первых шагов в деятельности школы была публикация по Брайлю на бирманском языке Евангелия от Иоанна. В 1905 – 1916 годах, как видно из годовых отчетов и журналов Миссии американских баптистов в Бирме (ABM), средства на школу собирали они. В начале ХХ века в школе работал преп. Э. Вьятт, дававший в 1910–1911 годах объявления о существовании школы в журнале “Outlook for the blind”, и упомянутый уже в 1908 г. в правительственном отчете о школе, а после него – англиканин преп. Д. К. Этвул. Примерно с 1907 года в управлении школой активно участвует Рангунская диоцезия англиканской церкви, миссия при церкви Св. Михаила в Моулмейне. Уже в 1908 году школой руководил комитет, куда входили представители баптистов, англикан и властей города Моулмейн. На основе этой школы сначала была создана мастерская для взрослых слепых, которую вскоре закрыли, а в 1922-1923 гг. – школа св. Рафаэля для девочек.

Кроме правительственных отчетов, сохранилось и свидетельство самого        В.Я. Ерошенко, в 1917 г.: «В школе было 33 ученика в начальных классах. Из них около 10 – сироты, только один из родителей есть еще у десятка учеников. Остальные – дети из семей, живущих в страшной нищете»…